Неономадизм и все-все-все: глобальные кочевники станут мейнстримом

Разум человека имеет интересное свойство: черпать идеи «из воздуха», не имея практически никаких связей с теми группами людей, которые эти идеи вынашивают и воплощают. Это похоже на известный принцип «сотой обезьяны», согласно которому в пределах популяции информация достаточно глубинного личностного характера (привычки, мутации, озарения) может распространяться на всех членов этой макрогруппы независимо от их контактов и обмена знаниями. Грубо говоря, когда настаёт момент подстроиться под изменения среды или погибнуть, обезьяны проявляют чудеса телепатии.

Человек как более развитое нейросоциальное существо тоже обладает такой feature, и сейчас мы наблюдаем её очередную иллюстрацию: молодые люди во всём мире формируют новые паттерны поведения, перечёркивая всё то, чему их учили опытные ретрограды.

Когда-то давно человек настолько зависел от непонятных и жестоких сил природы, что для выживания обосновался в пещере. Шли поколения, и освоение окружающего мира принесло понимание того, что некоторые типы деятельности требуют изменения себя и своего образа жизни. К примеру, земледелец должен был быть усидчивым и «патриотичным», в то время как животновод-пастух должен был любить путешествовать, адаптируясь к сезонным перемещениям стада.

Затем люди построили города и изобрели ипотеку. Казалось бы, тупиковая ветвь эволюции, на которой можно было бы поставить жирную точку. Но история всегда возвращается, накручивая тысячелетний опыт на спираль времени, и сегодня нам уже необязательно сидеть в офисе с девяти до пяти, чтобы иметь возможность прокормиться и прожить счастливую долгую жизнь.

Mobilis in mobili

Любите путешествовать и открывать для себя новые впечатления, но вынуждены сидеть в пыльном офисе в жерле задыхающегося от выхлопных газов мегаполиса? Современные технологии позволяют бросить вызов этому уютному мирку, вбитому в наши головы корпорациями и государствами. Мы долго шли к этому, шаг за шагом расширяя границы возможностей усреднённого работника «из народа»: если раньше достойно оплачиваемая работа на дому была на зависть удачным и редким стечением обстоятельств, то сегодня путём несложных и недорогих манипуляций можно уместить всю рабочую инфраструктуру огромного числа профессий в рюкзак за спиной и отправиться куда угодно.

Речь идёт не только о популярном в СНГ «ленивом» дауншифтинге, когда предприимчивый владелец недвижимости сдаёт её в аренду и существует на эти деньги в приятных для него условиях, к примеру, на Гоа или Бали. Даже в пределах своего региона можно получать удовольствие от смены окружения, продолжая работать в привычном графике (хотя это, пожалуй, не так интересно). Переносные устройства доступа к широкополосному интернету, лёгкие и компактные вычислительные мощности, облачные сервисы, криптовалюты — вот инструментарий сегодняшнего дня, благодаря которому можно существенно изменить привычные представления о работе и, что называется, стиле жизни.

Что нас ждёт в будущем? Как минимум, увеличение площади покрытия беспроводного интернета (вспомним летающие дирижабли от Google и Маска, раздающие бесплатный Wi-Fi), упрощение комфортного перемещения по городам (каршеринг) и даже странам (проекты электронного гражданства). Уже сейчас молодёжь мечтает другими категориями, нежели классические «работа-дом-машина». Уже сейчас есть рабочие алгоритмы удалённого заработка, позволяющие работать тогда, когда хочется, и посвящать своё время по-настоящему интересным вещам: путешествиям, саморазвитию, написанию статей для Spacemorgue.

В таких условиях кажутся как минимум логичными экономические последствия сдвига: рынок недвижимости теряет свою привлекательность, в то время как в сфере IT концентрируются по-настоящему крупные финансы. Страхи и опасения по поводу «пузырей» и бренности цифрового бытия продиктованы лишь непониманием перспектив развития такого мира: стоит нам массово внедрить искусственный интеллект и/или объединить его с нейрокомпьютерными интерфейсами, и нас захлестнёт волна оцифровывания всего со всем. Кем будут видеть себя наши дети?

Цифровая утопия

Анализируя тенденции развития общества, уже сейчас можно примерно представить себе типичного Ивана 4.0 и его быт. Работа в сети, общение и развлечения в сети, документооборот и налоги в сети. Личная страничка уже не кажется фикцией: по ней судят о человеке и новые знакомые, и работодатели, это действительно «облико морале». Имеет ли значение, насколько цифровой имидж расходится с реальностью, если последнюю видят только самые близкие родственники? Имеет ли значение, где находится бренное физическое тело пользователя? Разве что для тех, кто превращает свою реальную жизнь в шоу (их число, кстати, также будет расти по мере вытеснения традиционных человеческих профессий роботами и мощным ИИ).

Мы рискуем окончательно погрузиться в мир иллюзий, самую что ни на есть Матрицу с большой буквы М, но что если это будет наиболее выгодным и прибыльным делом для большинства, как в своё время люди толпами шли на заводы с вредными выбросами и переработками? Это один из пунктов манифеста новых кочевников: подобный образ жизни должен в первую очередь предлагать людям новые, более здоровые условия жизни и самовыражения. За год в одной только Европе полмиллиона человек умирает от отравляющих веществ в атмосфере.

Итак, какие пункты толкают людей на принятие неономадизма?

  • Отказ от излишнего потребления, отказ от накопительства ненужных вещей, произведённых с ущербом для окружающей среды.
  • Дауншифтинг с целью перестать загонять себя в угол и начать наконец жить так, как всегда хотелось, но никак не моглось из-за каббалы с привязкой к месту работы и проживания.
  • Стремление к новым впечатлениям: путешествия, рукоделие, неформальная журналистика.
  • Желание посвящать больше времени здоровому и полноценному воспитанию детей, формирование широкого кругозора без засилия рекламы и развития синдрома расстройства внимания (очень актуально в связи с постоянной занятостью родителей).
  • Возможность поддерживать нужные контакты удалённо, не ставя себя в рамки фиксированного географического положения.

Стоит сказать, что одни группы более активны в переходе на неономадизм, чем другие: это связано в первую очередь с возможностями международного перемещения и пассивной финансовой самоподдержкой. Самое большое число цифровых номадов — в США, так как их гражданство позволяет вертеть глобус с закрытыми глазами и рандомно указывать в желаемые места посещения. Догоняющие страны СНГ всё ещё ограничены в этом (не говоря уже о зарплатах, пенсиях и т. д.), но у предприимчивых пассионариев всегда есть варианты. К примеру, создатель соцсети «Вконтакте» Павел Дуров, уже длительное время путешествующий по миру, начал с банановых республик по паспорту гражданина мира, а ныне поддерживает идеи инвестирования в страны с выгодной внешней политикой взамен на гражданство и привилегии, напр. Сент-Китс-и-Невис (гражданином которого уже и является).

Правительства многих стран давно смекнули, что подобное мировоззрение и зажатость стран бывшего коммунистического лагеря в иммиграционных тисках может стать весьма прибыльным делом. Соответствующие ведомства уже открыто торгуют своим подданством, иногда даже не проверяя легальность инвестируемых в их экономику средств. «Деньги не пахнут».

Конечно, далеко не у каждого в нынешних кризисных условиях найдутся лишние несколько миллиардов для подобных решений. Однако, по сути, философия «нового кочевничества», в том числе цифрового и глобального подтипов, содержит в своей основе довольство необходимым: средство передвижения или доступ к аренде такового, точка доступа, онлайн-банкинг для самообеспечения и позитивное мышление. Всё.

Романтический образ неономада также вполне целостно сформирован дизайнерами и футурологами:

[это] человек-трансформер, который не просто формально знает и понимает теоретические постулаты и ценности представителей других этносов и религий, а человек третьей культуры, воспитанный в глобальной среде на практике и с детства впитавший реальный дух уважения к различным этническим и религиозным традициям. Он преобразует экономическую географию в совершенно новое измерение человеческой деятельности, лишенное привычных физических ограничений и логистики. Он — технологический апостол и идеологический сталкер новой реальности.

Возможно, когда-нибудь мы будем с удивлением и жалостью смотреть на поколения прошлого, живших в серых бетонных муравейниках и зацикленных на одинаковых ежедневных маршрутах в места для продажи своего драгоценного времени. Но пока этого не произошло, стоит задуматься о том, куда мы движемся и какое будущее для себя строим.

Современному миру сегодня требуются люди-трансформеры, которые не просто формально знают и понимают теоретические постулаты и ценности представителей других этносов и религий, а были воспитаны и жили в мультикультурной среде на практике и с детства впитали реальный дух уважения к различным этническим и религиозным традициям.

Эти цифровые неономады преобразуют экономическую географию в совершенно новое измерение человеческой деятельности, лишенное привычных физических ограничений и логистики.

Цифровая и транспортная революция открывает уникальные возможности для системной трансформации и усиления его позиций на международных рынках. В авангарде этих тектонических процессов будут неономады — технологические апостолы и идеологические сталкеры новой реальности.


Mark Lindberger
Марк Линдбергер

Мыслитель эпохи информационного общества, исследователь, Посвящённый в таинства технократического трансгуманизма.

vk.com/illumicorp_rus

Последние посты

Архивы

Категории