Неономадизм и все-все-все: глобальные кочевники станут мейнстримом

Разум чело­ве­ка име­ет инте­рес­ное свой­ство: чер­пать идеи «из воз­ду­ха», не имея прак­ти­че­ски ника­ких свя­зей с теми груп­па­ми людей, кото­рые эти идеи вына­ши­ва­ют и вопло­ща­ют. Это похо­же на извест­ный прин­цип «сотой обе­зья­ны», соглас­но кото­ро­му в пре­де­лах попу­ля­ции инфор­ма­ция доста­точ­но глу­бин­но­го лич­ност­но­го харак­те­ра (при­выч­ки, мута­ции, оза­ре­ния) может рас­про­стра­нять­ся на всех чле­нов этой мак­ро­груп­пы неза­ви­си­мо от их кон­так­тов и обме­на зна­ни­я­ми. Гру­бо гово­ря, когда наста­ёт момент под­стро­ить­ся под изме­не­ния сре­ды или погиб­нуть, обе­зья­ны про­яв­ля­ют чуде­са теле­па­тии.

Чело­век как более раз­ви­тое ней­ро­со­ци­аль­ное суще­ство тоже обла­да­ет такой feature, и сей­час мы наблю­да­ем её оче­ред­ную иллю­стра­цию: моло­дые люди во всём мире фор­ми­ру­ют новые пат­тер­ны пове­де­ния, пере­чёр­ки­вая всё то, чему их учи­ли опыт­ные ретро­гра­ды.

Когда-то дав­но чело­век настоль­ко зави­сел от непо­нят­ных и жесто­ких сил при­ро­ды, что для выжи­ва­ния обос­но­вал­ся в пеще­ре. Шли поко­ле­ния, и осво­е­ние окру­жа­ю­ще­го мира при­нес­ло пони­ма­ние того, что неко­то­рые типы дея­тель­но­сти тре­бу­ют изме­не­ния себя и сво­е­го обра­за жиз­ни. К при­ме­ру, зем­ле­де­лец дол­жен был быть усид­чи­вым и «пат­ри­о­тич­ным», в то вре­мя как живот­но­вод-пас­тух дол­жен был любить путе­ше­ство­вать, адап­ти­ру­ясь к сезон­ным пере­ме­ще­ни­ям ста­да.

Затем люди постро­и­ли горо­да и изоб­ре­ли ипо­те­ку. Каза­лось бы, тупи­ко­вая ветвь эво­лю­ции, на кото­рой мож­но было бы поста­вить жир­ную точ­ку. Но исто­рия все­гда воз­вра­ща­ет­ся, накру­чи­вая тыся­че­лет­ний опыт на спи­раль вре­ме­ни, и сего­дня нам уже необя­за­тель­но сидеть в офи­се с девя­ти до пяти, что­бы иметь воз­мож­ность про­кор­мить­ся и про­жить счаст­ли­вую дол­гую жизнь.

Mobilis in mobili

Люби­те путе­ше­ство­вать и откры­вать для себя новые впе­чат­ле­ния, но вынуж­де­ны сидеть в пыль­ном офи­се в жер­ле зады­ха­ю­ще­го­ся от выхлоп­ных газов мега­по­ли­са? Совре­мен­ные тех­но­ло­гии поз­во­ля­ют бро­сить вызов это­му уют­но­му мир­ку, вби­то­му в наши голо­вы кор­по­ра­ци­я­ми и госу­дар­ства­ми. Мы дол­го шли к это­му, шаг за шагом рас­ши­ряя гра­ни­цы воз­мож­но­стей усред­нён­но­го работ­ни­ка «из наро­да»: если рань­ше достой­но опла­чи­ва­е­мая рабо­та на дому была на зависть удач­ным и ред­ким сте­че­ни­ем обсто­я­тельств, то сего­дня путём неслож­ных и недо­ро­гих мани­пу­ля­ций мож­но уме­стить всю рабо­чую инфра­струк­ту­ру огром­но­го чис­ла про­фес­сий в рюк­зак за спи­ной и отпра­вить­ся куда угод­но.

Речь идёт не толь­ко о попу­ляр­ном в СНГ «лени­вом» даун­шиф­тин­ге, когда пред­при­им­чи­вый вла­де­лец недви­жи­мо­сти сда­ёт её в арен­ду и суще­ству­ет на эти день­ги в при­ят­ных для него усло­ви­ях, к при­ме­ру, на Гоа или Бали. Даже в пре­де­лах сво­е­го реги­о­на мож­но полу­чать удо­воль­ствие от сме­ны окру­же­ния, про­дол­жая рабо­тать в при­выч­ном гра­фи­ке (хотя это, пожа­луй, не так инте­рес­но). Пере­нос­ные устрой­ства досту­па к широ­ко­по­лос­но­му интер­не­ту, лёг­кие и ком­пакт­ные вычис­ли­тель­ные мощ­но­сти, облач­ные сер­ви­сы, крип­то­ва­лю­ты — вот инстру­мен­та­рий сего­дняш­не­го дня, бла­го­да­ря кото­ро­му мож­но суще­ствен­но изме­нить при­выч­ные пред­став­ле­ния о рабо­те и, что назы­ва­ет­ся, сти­ле жиз­ни.

Что нас ждёт в буду­щем? Как мини­мум, уве­ли­че­ние пло­ща­ди покры­тия бес­про­вод­но­го интер­не­та (вспом­ним лета­ю­щие дири­жаб­ли от Google и Мас­ка, раз­да­ю­щие бес­плат­ный Wi-Fi), упро­ще­ние ком­форт­но­го пере­ме­ще­ния по горо­дам (кар­ше­ринг) и даже стра­нам (про­ек­ты элек­трон­но­го граж­дан­ства). Уже сей­час моло­дёжь меч­та­ет дру­ги­ми кате­го­ри­я­ми, неже­ли клас­си­че­ские «рабо­та-дом-маши­на». Уже сей­час есть рабо­чие алго­рит­мы уда­лён­но­го зара­бот­ка, поз­во­ля­ю­щие рабо­тать тогда, когда хочет­ся, и посвя­щать своё вре­мя по-насто­я­ще­му инте­рес­ным вещам: путе­ше­стви­ям, само­раз­ви­тию, напи­са­нию ста­тей для Spacemorgue.

В таких усло­ви­ях кажут­ся как мини­мум логич­ны­ми эко­но­ми­че­ские послед­ствия сдви­га: рынок недви­жи­мо­сти теря­ет свою при­вле­ка­тель­ность, в то вре­мя как в сфе­ре IT кон­цен­три­ру­ют­ся по-насто­я­ще­му круп­ные финан­сы. Стра­хи и опа­се­ния по пово­ду «пузы­рей» и брен­но­сти циф­ро­во­го бытия про­дик­то­ва­ны лишь непо­ни­ма­ни­ем пер­спек­тив раз­ви­тия тако­го мира: сто­ит нам мас­со­во внед­рить искус­ствен­ный интел­лект и/или объ­еди­нить его с ней­ро­ком­пью­тер­ны­ми интер­фей­са­ми, и нас захлест­нёт вол­на оциф­ро­вы­ва­ния все­го со всем. Кем будут видеть себя наши дети?

Цифровая утопия

Ана­ли­зи­руя тен­ден­ции раз­ви­тия обще­ства, уже сей­час мож­но при­мер­но пред­ста­вить себе типич­но­го Ива­на 4.0 и его быт. Рабо­та в сети, обще­ние и раз­вле­че­ния в сети, доку­мен­то­обо­рот и нало­ги в сети. Лич­ная стра­нич­ка уже не кажет­ся фик­ци­ей: по ней судят о чело­ве­ке и новые зна­ко­мые, и рабо­то­да­те­ли, это дей­стви­тель­но «обли­ко мора­ле». Име­ет ли зна­че­ние, насколь­ко циф­ро­вой имидж рас­хо­дит­ся с реаль­но­стью, если послед­нюю видят толь­ко самые близ­кие род­ствен­ни­ки? Име­ет ли зна­че­ние, где нахо­дит­ся брен­ное физи­че­ское тело поль­зо­ва­те­ля? Раз­ве что для тех, кто пре­вра­ща­ет свою реаль­ную жизнь в шоу (их чис­ло, кста­ти, так­же будет рас­ти по мере вытес­не­ния тра­ди­ци­он­ных чело­ве­че­ских про­фес­сий робо­та­ми и мощ­ным ИИ).

Мы рис­ку­ем окон­ча­тель­но погру­зить­ся в мир иллю­зий, самую что ни на есть Мат­ри­цу с боль­шой бук­вы М, но что если это будет наи­бо­лее выгод­ным и при­быль­ным делом для боль­шин­ства, как в своё вре­мя люди тол­па­ми шли на заво­ды с вред­ны­ми выбро­са­ми и пере­ра­бот­ка­ми? Это один из пунк­тов мани­фе­ста новых кочев­ни­ков: подоб­ный образ жиз­ни дол­жен в первую оче­редь пред­ла­гать людям новые, более здо­ро­вые усло­вия жиз­ни и само­вы­ра­же­ния. За год в одной толь­ко Евро­пе пол­мил­ли­о­на чело­век уми­ра­ет от отрав­ля­ю­щих веществ в атмо­сфе­ре.

Итак, какие пунк­ты тол­ка­ют людей на при­ня­тие нео­но­ма­диз­ма?

  • Отказ от излиш­не­го потреб­ле­ния, отказ от нако­пи­тель­ства ненуж­ных вещей, про­из­ве­дён­ных с ущер­бом для окру­жа­ю­щей сре­ды.
  • Даун­шиф­тинг с целью пере­стать заго­нять себя в угол и начать нако­нец жить так, как все­гда хоте­лось, но никак не моглось из-за каб­ба­лы с при­вяз­кой к месту рабо­ты и про­жи­ва­ния.
  • Стрем­ле­ние к новым впе­чат­ле­ни­ям: путе­ше­ствия, руко­де­лие, нефор­маль­ная жур­на­ли­сти­ка.
  • Жела­ние посвя­щать боль­ше вре­ме­ни здо­ро­во­му и пол­но­цен­но­му вос­пи­та­нию детей, фор­ми­ро­ва­ние широ­ко­го кру­го­зо­ра без заси­лия рекла­мы и раз­ви­тия син­дро­ма рас­строй­ства вни­ма­ния (очень акту­аль­но в свя­зи с посто­ян­ной заня­то­стью роди­те­лей).
  • Воз­мож­ность под­дер­жи­вать нуж­ные кон­так­ты уда­лён­но, не ста­вя себя в рам­ки фик­си­ро­ван­но­го гео­гра­фи­че­ско­го поло­же­ния.

Сто­ит ска­зать, что одни груп­пы более актив­ны в пере­хо­де на нео­но­ма­дизм, чем дру­гие: это свя­за­но в первую оче­редь с воз­мож­но­стя­ми меж­ду­на­род­но­го пере­ме­ще­ния и пас­сив­ной финан­со­вой само­под­держ­кой. Самое боль­шое чис­ло циф­ро­вых нома­дов — в США, так как их граж­дан­ство поз­во­ля­ет вер­теть гло­бус с закры­ты­ми гла­за­ми и ран­дом­но ука­зы­вать в жела­е­мые места посе­ще­ния. Дого­ня­ю­щие стра­ны СНГ всё ещё огра­ни­че­ны в этом (не гово­ря уже о зар­пла­тах, пен­си­ях и т. д.), но у пред­при­им­чи­вых пас­си­о­на­ри­ев все­гда есть вари­ан­ты. К при­ме­ру, созда­тель соц­се­ти «Вкон­так­те» Павел Дуров, уже дли­тель­ное вре­мя путе­ше­ству­ю­щий по миру, начал с бана­но­вых рес­пуб­лик по пас­пор­ту граж­да­ни­на мира, а ныне под­дер­жи­ва­ет идеи инве­сти­ро­ва­ния в стра­ны с выгод­ной внеш­ней поли­ти­кой вза­мен на граж­дан­ство и при­ви­ле­гии, напр. Сент-Китс-и-Невис (граж­да­ни­ном кото­ро­го уже и явля­ет­ся).

Пра­ви­тель­ства мно­гих стран дав­но смек­ну­ли, что подоб­ное миро­воз­зре­ние и зажа­тость стран быв­ше­го ком­му­ни­сти­че­ско­го лаге­ря в имми­гра­ци­он­ных тис­ках может стать весь­ма при­быль­ным делом. Соот­вет­ству­ю­щие ведом­ства уже откры­то тор­гу­ют сво­им под­дан­ством, ино­гда даже не про­ве­ряя легаль­ность инве­сти­ру­е­мых в их эко­но­ми­ку средств. «День­ги не пах­нут».

Конеч­но, дале­ко не у каж­до­го в нынеш­них кри­зис­ных усло­ви­ях най­дут­ся лиш­ние несколь­ко мил­ли­ар­дов для подоб­ных реше­ний. Одна­ко, по сути, фило­со­фия «ново­го кочев­ни­че­ства», в том чис­ле циф­ро­во­го и гло­баль­но­го под­ти­пов, содер­жит в сво­ей осно­ве доволь­ство необ­хо­ди­мым: сред­ство пере­дви­же­ния или доступ к арен­де тако­во­го, точ­ка досту­па, онлайн-бан­кинг для само­обес­пе­че­ния и пози­тив­ное мыш­ле­ние. Всё.

Роман­ти­че­ский образ нео­но­ма­да так­же вполне целост­но сфор­ми­ро­ван дизай­не­ра­ми и футу­ро­ло­га­ми:

[это] чело­век-транс­фор­мер, кото­рый не про­сто фор­маль­но зна­ет и пони­ма­ет тео­ре­ти­че­ские посту­ла­ты и цен­но­сти пред­ста­ви­те­лей дру­гих этно­сов и рели­гий, а чело­век тре­тьей куль­ту­ры, вос­пи­тан­ный в гло­баль­ной сре­де на прак­ти­ке и с дет­ства впи­тав­ший реаль­ный дух ува­же­ния к раз­лич­ным этни­че­ским и рели­ги­оз­ным тра­ди­ци­ям. Он пре­об­ра­зу­ет эко­но­ми­че­скую гео­гра­фию в совер­шен­но новое изме­ре­ние чело­ве­че­ской дея­тель­но­сти, лишен­ное при­выч­ных физи­че­ских огра­ни­че­ний и логи­сти­ки. Он — тех­но­ло­ги­че­ский апо­стол и идео­ло­ги­че­ский стал­кер новой реаль­но­сти.

Воз­мож­но, когда-нибудь мы будем с удив­ле­ни­ем и жало­стью смот­реть на поко­ле­ния про­шло­го, жив­ших в серых бетон­ных мура­вей­ни­ках и зацик­лен­ных на оди­на­ко­вых еже­днев­ных марш­ру­тах в места для про­да­жи сво­е­го дра­го­цен­но­го вре­ме­ни. Но пока это­го не про­изо­шло, сто­ит заду­мать­ся о том, куда мы дви­жем­ся и какое буду­щее для себя стро­им.

Совре­мен­но­му миру сего­дня тре­бу­ют­ся люди-транс­фор­ме­ры, кото­рые не про­сто фор­маль­но зна­ют и пони­ма­ют тео­ре­ти­че­ские посту­ла­ты и цен­но­сти пред­ста­ви­те­лей дру­гих этно­сов и рели­гий, а были вос­пи­та­ны и жили в муль­ти­куль­тур­ной сре­де на прак­ти­ке и с дет­ства впи­та­ли реаль­ный дух ува­же­ния к раз­лич­ным этни­че­ским и рели­ги­оз­ным тра­ди­ци­ям.

Эти циф­ро­вые нео­но­ма­ды пре­об­ра­зу­ют эко­но­ми­че­скую гео­гра­фию в совер­шен­но новое изме­ре­ние чело­ве­че­ской дея­тель­но­сти, лишен­ное при­выч­ных физи­че­ских огра­ни­че­ний и логи­сти­ки.

Циф­ро­вая и транс­порт­ная рево­лю­ция откры­ва­ет уни­каль­ные воз­мож­но­сти для систем­ной транс­фор­ма­ции и уси­ле­ния его пози­ций на меж­ду­на­род­ных рын­ках. В аван­гар­де этих тек­то­ни­че­ских про­цес­сов будут нео­но­ма­ды — тех­но­ло­ги­че­ские апо­сто­лы и идео­ло­ги­че­ские стал­ке­ры новой реаль­но­сти.


Mark Lindberger
Марк Линдбер­гер

Мыс­ли­тель эпо­хи инфор­ма­ци­он­но­го обще­ства, иссле­до­ва­тель, Посвя­щён­ный в таин­ства тех­но­кра­ти­че­ско­го транс­гу­ма­низ­ма.

vk.com/illumicorp_rus

Последние посты

Архивы

Категории