Against the Modern Web: Поэтика Античного Интернета

Best viewed with Netscape 4.0 or higher

В этой ста­тье я хотел бы пого­во­рить о такой совер­шен­но неиз­вест­ной в Рос­сии вещи, как циф­ро­вая поэ­зия. Рас­сказ будет ослож­нен во мно­гом тем, что циф­ро­вая поэ­зия, как явле­ние, суще­ство­вав­шее исклю­чи­тель­но в сети, свя­за­на с теми усло­ви­я­ми этой сре­ды, кото­рые были во мно­гом отлич­ны от того, чем сеть явля­ет­ся в насто­я­щий момент. Поэто­му мне при­дёт­ся сна­ча­ла «взло­мать» суще­ству­ю­щее пред­став­ле­ние об интер­не­те, а после — дать аутен­тич­ное пони­ма­ние, кото­рое поз­во­ли­ло бы понять и осмыс­лить циф­ро­вую поэ­зию.

Но для нача­ла я хотел бы попро­сить вас про­чи­тать сле­ду­ю­щий отры­вок сти­ха Тют­че­ва мыс­лен­но и с выра­же­ни­ем:

Люб­лю гро­зу в нача­ле мая,
Когда весен­ний, пер­вый гром,
Как бы рез­вя­ся и играя,
Гро­хо­чет в небе голу­бом.

Гре­мят рас­ка­ты моло­дые,
Вот дож­дик брыз­нул, пыль летит,
Повис­ли пер­лы дож­де­вые,
И солн­це нити золо­тит.

Про­ве­дём акцент в дан­ном слу­чае на «теле про­чте­ния» дан­но­го отрыв­ка — его тек­сту­ре, инто­на­ци­ях и акцен­тах. Я поз­во­лю себе сме­лость и пред­по­ло­жу, что боль­шин­ство чита­ю­щих этот отры­вок про­чи­та­ли его при­мер­но так же, как я. Т.е. с выра­же­ни­ем, «Так как обыч­но чита­ют сти­хи». Это доста­точ­но при­ми­ти­ви­зи­ру­ю­щая пози­ция, но в слу­чае рас­смот­ре­ния одно­го осо­бо­го явле­ния она про­сто необ­хо­ди­ма. А имен­но: «чем это тело в дей­стви­тель­но­сти явля­ет­ся?».

Нуле­вая и, види­мо, оче­вид­ная гипо­те­за в дан­ном слу­чае: это тело явля­ет­ся пара­зи­том, при­об­ре­тен­ным нашим моз­гом в про­цес­се обу­че­ния. Это могут быть чте­ния в шко­ле или соб­ствен­ный инте­рес к поэ­зии, чте­ние соот­вет­ству­ю­щих мате­ри­а­лов. Но то, «Как» чита­ют­ся сти­хи мы при­об­ре­ли извне, а не от само­го сти­ха. Есте­ствен­но, поэт дела­ет мак­си­мум для того, что­бы внед­рить необ­хо­ди­мый ритм и мело­ди­ку, исполь­зуя сти­хо­твор­ные раз­ме­ры и при­ё­мы вро­де алли­те­ра­ции (В дан­ном слу­чае это имен­но она). Но, тем не менее, поэ­ти­че­ские рецеп­то­ры, поз­во­ля­ю­щие вос­при­ни­мать это, мы при­об­ре­ли извне — от дру­гих людей. И, в свою оче­редь, «Образ чте­ния» тоже явля­ет­ся не авто-ген­ным, но антро­по­ген­ным.

Итак, что есть это тело? Это тело — сквоз­ной поток, про­хо­дя­щий через наш ум, внут­ри кото­ро­го живёт, не ска­жу клас­си­че­ское, но вос­при­я­тие поэ­зии вооб­ще. И раз­лич­ные поэ­ти­че­ские шко­лы по-раз­но­му коди­ру­ют эти рецеп­то­ры, рас­про­стра­ня­ют раз­ные моде­ли вос­при­я­тия, кото­рые обу­слав­ли­ва­ли бы вос­при­я­тие новых поэ­ти­че­ских форм. Напри­мер, Артюр Рем­бо, рас­суж­дая о сво­ей поэ­зии и, пред­по­ла­гая, что его сти­хи явля­ют­ся про­из­вод­ной от его ума мик­ро-гал­лю­ци­на­ци­ей, про­во­дит бра­ко­со­че­та­ние алхи­мии и сине­сте­зии: Так же, как в алхи­мии соче­та­ют­ся раз­лич­ные эле­мен­ты, в сти­хе могут бра­ко­со­че­тать­ся раз­лич­ные орга­ны чувств: эфир и вода, огонь и воз­дух.

Это, конеч­но, доста­точ­но при­ми­ти­ви­зи­ру­ю­щая модель, но без неё понять отли­чия циф­ро­вой поэ­зии от любой дру­гой будет в прин­ци­пе невоз­мож­но. Пото­му что в слу­чае циф­ро­вой поэ­зии этот пара­зит не явля­ет­ся антро­по­ген­ным. Ско­рее, эти рецеп­то­ры топо­ло­ги­че­ски нахо­дят­ся не в пря­мом соот­но­ше­нии с чело­ве­че­ской тер­ри­то­ри­ей: Они рас­се­я­ны спо­ра­ми в чело­ве­че­ско-машин­ном интер­фей­се.

Сле­до­ва­тель­но, что­бы понять, что такое циф­ро­вая поэ­зия — нам необ­хо­ди­мо уло­вить, что же есть интер­фейс. Что явля­ет­ся, опять же, про­бле­ма­тич­ным — мы обме­ни­ва­ем­ся инфор­ма­ци­ей в скон­стру­и­ро­ван­ном аква­ри­уме, кото­рый абсо­лют­но не тож­де­стве­нен тому, чем сеть явля­лась на момент суще­ство­ва­ния циф­ро­вой поэ­зии как явле­ния — и в прин­ци­пе не аутен­тич­на сво­е­му под­лин­но­му суще­ство­ва­нию.

В суще­ству­ю­щем пред­став­ле­нии об интер­не­те есть неглас­ный кон­сен­сус. А имен­но: интер­нет суще­ству­ет для соци­аль­ных сетей. Соци­аль­ные сети в свою оче­редь суще­ству­ют для визу­аль­ной инфор­ма­ции. Текст и видео. «Арт». Чуть реже — музы­ка. Самый послед­ний кон­сен­сус — всё это в конеч­ном сче­те суще­ству­ет для поль­зо­ва­те­ля, конеч­но­го потре­би­те­ля. Пере­из­бы­ток кон­тен­та — это сво­е­го рода гипе­рок­сия, но толь­ко на дофа­ми­но­вой тяге.

Итак, у нас есть этот замкну­тый инфор­ма­ци­он­ный тер­ра­ри­ум. Уют­ные пузы­ри филь­тров плав­но погру­жа­ют созна­ние в суме­реч­ное состо­я­ние, уку­ты­вая его со всех сто­рон удоб­ны­ми и, навер­ное, «юза­бель­ны­ми» интер­фей­са­ми. Эти интер­фей­сы скон­стру­и­ро­ва­ны Осо­бы­ми Спе­ци­а­ли­ста­ми, каж­дый из кото­рых, несо­мнен­но, вло­жил свою душу в каж­дую панель. И всё для того, что­бы чита­ю­щий этот текст чело­век быст­рее вошел в аддик­тив­ное состо­я­ние, быст­рее поте­рял гра­ни­цу меж­ду соб­ствен­ной мыс­лью и дей­стви­ем внут­ри интер­фей­са. Став­ки в этой игре высо­ки: Удоб­но ли чело­ве­ку будет «репо­стить» в этих усло­ви­ях? Есть ли веро­ят­ность, что он поте­ря­ет зна­чок «Мои дру­зья»?

Конеч­но, это всё слож­ные вопро­сы и сра­зу, схо­ду, на них и не отве­тишь. Будут про­ве­де­ны Тесты на фокус груп­пах. Всё будет про­ана­ли­зи­ро­ва­но. Всё будет сде­ла­но для того, что­бы созна­ние вхо­ди­ло в интер­фейс без сопро­тив­ле­ния. Или, наобо­рот, интер­фейс — в созна­ние.

Тем не менее, такие пре­крас­ные вре­ме­на были не все­гда. Этот сфаб­ри­ко­ван­ный циф­ро­вы­ми кре­а­то­ра­ми мир изоби­лия всплы­ва­ю­щих окон суще­ству­ет отно­си­тель­но недав­но. Гене­зис этой струк­ту­ры сети, вклю­ча­ю­щей в себя опе­ра­то­ра, про­изо­шёл во вре­мя появ­ле­ния тако­го поня­тия, как Web 2.0.

Во вре­мя мета­мор­фо­зы сети про­изо­шёл рас­кол, рас­пад от кон­цеп­та «лич­ных сай­тов» к пара­диг­ме инфор­ма­ци­он­ных кон­гло­ме­ра­тов, весо­мую часть кото­ро­го поль­зо­ва­те­ли напол­ня­ют инфор­ма­ци­ей сами. Поми­мо все­го про­че­го — это пред­по­ла­га­ет эво­лю­цию этих кон­гло­ме­ра­тов, в конеч­ном счё­те впе­рёд выби­ва­ют­ся те, что так или ина­че копи­ру­ют стиль основ­ных, «Ста­рых» медиа — с чёт­кой редак­ту­рой и орга­ни­за­ци­он­ной поли­ти­кой.

Поче­му так про­изо­шло? Если это эво­лю­ция сети, то поче­му нас в сети окру­жа­ет не ризо­ма­ти­че­ская струк­ту­ра, но чёт­ко постав­лен­ная иерар­хия — от выше­сто­я­щих агре­га­то­ров кон­тен­та — вниз, к зако­ул­кам мар­ги­на­лий и их кри­вых отра­же­ний? Есте­ствен­но, ответ напра­ши­ва­ет­ся сам: «всё дело в том, что эта иерар­хия опре­де­ля­ет­ся спро­сом. Те, кто навер­ху — те при­ко­вы­ва­ют боль­ше вни­ма­ния, заслу­жи­ва­ют боль­ше дове­рия. Явля­ют­ся более Ува­жа­е­мы­ми людь­ми». Да, это всё понят­но и, без­услов­но, так оно на самом деле и есть. Хотя стоп, подо­жди­те.

Кто при­ду­мал эти пра­ви­ла?

Эта систе­ма регу­ли­ру­ет­ся алго­рит­ма­ми, кото­рые созда­ны теми, кто вторг­ся в изна­чаль­ную струк­ту­ру сети, создав Web 2.0. Это и так назы­ва­е­мые «Соци­аль­ные сети», и все­воз­мож­ные блог-пло­щад­ки. Имен­но это — сте­ны это­го само­го инфор­ма­ци­он­но­го тер­ра­ри­ума, но не сами сети — их алго­рит­мы, их мето­ды регу­ли­ро­ва­ния инфор­ма­ци­он­ных пото­ков. Ниче­го не было — потом «Раз», и появи­лось. Хоро­шо это или нет?

Конеч­но хоро­шо. Чело­век может быть счаст­лив: Гугл точ­но зна­ет, что он хочет най­ти. Он тща­тель­но акку­му­ли­ру­ет… Соби­ра­ет и пере­жё­вы­ва­ет всю инфор­ма­цию, что­бы выдать поль­зо­ва­те­лю иде­аль­ную выбор­ку на его запрос. «Где най­ти ту самую циф­ро­вую сво­бо­ду» — жму Enter — хло­пок одной ладо­нью. Коан.

Это всё, конеч­но, жут­ко заме­ча­тель­но. Но я выдви­гаю тезис: всё это неесте­ствен­но отно­си­тель­но под­лин­но­го суще­ство­ва­ния сети, всё это — явле­ние может быть и не вре­мен­ное, но абсо­лют­но не обя­за­тель­ное и нико­им обра­зом не тож­де­ствен­ное тому, чем явля­ет­ся сеть на самом деле. И воз­вра­ща­ясь к назва­нию этой ста­тьи, я могу отве­тить что нахо­дит­ся за гра­нью стен это­го аква­ри­ума.

Имен­но в тот момент, когда пара­диг­ма изме­не­ния веба от соф­твер­ных рабо­та­ю­щих «Из маши­ны» сер­ви­сов пере­шла к пара­диг­ме «При­ло­же­ния», тогда, когда после кра­ха дот-комов при­шлось про­ве­сти «Реб­рен­динг» интер­не­та в сто­ро­ну веб 2.0 — тогда мыше­лов­ка захлоп­ну­лась. Этот реб­рен­динг посту­ли­ро­вал при­мер­но сле­ду­ю­щее: «Ну, рань­ше был web 1.0. Были доста­точ­но неудоб­ные сай­ты с пло­хим дизай­ном, вам при­хо­ди­лось ска­чи­вать про­грам­мы, а сей­час у нас здесь всё пря­мо в интер­не­те, пря­мо в при­ло­же­нии, мож­но сде­лать». 2005 год. Конец.

Итак, после кра­ха дотко­мов преды­ду­щая эпо­ха была опре­де­ле­на как «Эпо­ха Web 1.0.». Но не сто­ит обра­щать вни­ма­ния на этот тер­мин — он опре­де­лён исклю­чи­тель­но из-за свойств исполь­зу­е­мых про­то­ко­лов и про­грамм­но­го обес­пе­че­ния. Но ведь интер­нет это не толь­ко про­грам­мы, про­то­ко­лы и сер­ве­ра. Часть интер­не­та состав­ля­ет менее уло­ви­мая, но очень ося­за­е­мая суб­стан­ция — чело­век и его пове­де­ние в сети.

Кото­рые были абсо­лют­но дру­ги­ми.

В 90‑е года, как и при любом появ­ле­нии новой тех­но­ло­гии — воз­ник новый образ чело­ве­ка. Рас­смот­рим тот пери­од подроб­нее. Ризо­ма­ти­че­ская (Тогда она пред­став­ля­лась имен­но такой) сеть виде­лась не чем-то вро­де допол­не­ния к утю­гу, холо­диль­ни­ку и чему-то вро­де это­го. Сеть была миром поту­сто­рон­ним. Чем-то, что ещё до кон­ца не про­яви­лось, но ско­ро про­явит­ся. Люди в пря­мом смыс­ле осо­зна­ва­ли гра­ни­цу меж­ду сетью и реаль­но­стью и то, что она, сеть — отлич­на.

Имен­но поэто­му для той эпо­хи харак­те­рен архе­ти­пи­че­ский мотив: сти­ра­ние гра­ни меж­ду сетью и реаль­но­стью, сти­ра­ние гра­ни меж­ду псев­до­ни­мом и лич­но­стью. Вме­сте с осо­зна­ни­ем гра­ни­цы было осо­зна­ние отли­чия сети от реаль­но­сти — и это дик­то­ва­ло основ­ные пра­ви­ла раз­ви­тия мыс­ли. «Что будет, если чело­век поте­ря­ет грань?».

Ины­ми сло­ва­ми — не чело­век пере­де­лы­вал сеть, но сеть при­нес­ла с собой новый образ чело­ве­ка. И чело­век так или ина­че с точ­ки зре­ния логи­ки той эпо­хи дол­жен был изме­нить­ся под воз­дей­стви­ем интер­не­та — стать «новым чело­ве­ком», чело­ве­ком циф­ро­вой эпо­хи. Все­гда, когда воз­ни­ка­ют корен­ные изме­не­ния — воз­ни­ка­ет раз­лом, когда опре­де­лён­ная вещь или суб­стан­ция не до кон­ца вошла в мас­со­вое созна­ние — она слов­но «сосед­ству­ет», но не обжи­та. Не пуста, но подо­зри­тель­на. Такой раз­лом явля­ет­ся осо­бен­ной эпо­хой и в слу­чае интер­не­та дан­ную эпо­ху мож­но назвать «Антич­ным интер­не­том».

Антич­ный интер­нет не есть сай­ты с дики­ми рас­крас­ка­ми и всплы­ва­ю­щи­ми окна­ми, но есть осо­бый набор пат­тер­нов абнор­маль­но­го циф­ро­во­го пове­де­ния в сети, когда в мас­со­вом созна­нии ещё не воз­ник набор регу­ли­ру­ю­щих схем, а в интер­не­те — набо­ров алго­рит­мов, кото­рые регу­ли­ро­ва­ли бы пото­ки посту­па­ю­щей через интер­фейс инфор­ма­ции. Биз­нес, вый­дя в «Онлайн», созда­вая «При­ло­же­ния» вме­сто про­грамм рабо­та­ю­щих «Из короб­ки» при­об­рёл инте­ре­сы не про­сто в сети — он при­об­рёл инте­ре­сы в самой этой пси­хо-эмо­ци­о­наль­ной сфе­ре Антич­но­го Интер­не­та, так или ина­че под­толк­нув его к паде­нию. Эта ситу­а­ция была в исто­рии сот­ни раз и Рим соци­аль­ных сетей погло­тил Антич­ный Интер­нет сно­ва, создав ворон­ку в кото­рую ушли все явле­ния, не впи­сы­ва­ю­щи­е­ся в «Новый поря­док» Web 2.0.

В клас­си­че­ской рели­ги­оз­ной живо­пи­си вре­мя отоб­ра­жа­лось не так, как при­вык совре­мен­ный чело­век. Часто собы­тия сле­ду­ю­щие в смыс­ло­вой пози­ции после дру­го­го рас­по­ла­га­лись пря­мо на том же хол­сте, про­сто в дру­гом месте — обыч­но, сле­ва напра­во. Суще­ству­ет алхи­ми­че­ская фрес­ка где Король (Муж­чи­на, чело­век) изоб­ра­жён одно­вре­мен­но и в реке и на суше — так отоб­ра­же­на одна из опе­ра­ций алхи­ми­че­ской транс­фор­ма­ции. Это инте­рес­но, пото­му что совре­мен­ный чело­век отоб­ра­зил бы дви­же­ние вре­мя не в той же сцене, но покад­ро­во — так, как изоб­ра­жа­ют комик­сы. Пото­му что тех­но­ло­гия кине­ма­то­гра­фа изме­ни­ла наши струк­ту­ры вос­при­я­тия вре­ме­ни, изме­ни­ли то как мы мыс­лим поток вре­ме­ни — в тече­нии исто­рии (Не в XX веке, конеч­но — рань­ше, но в XX это офор­ми­лось в сиг­на­ту­рах про­из­ве­де­ний искус­ства) мы ста­ли пони­мать вре­мя дис­крет­но, раз­би­вая его на отдель­ные участ­ки.

Клас­си­че­ский три­птих, как пра­виль­но уло­вил [англий­ский худож­ник XX века] Бэкон (Тоже, к сло­ву, рефлек­си­ро­вав­ший на тему кад­ров и фото), явля­ет­ся эда­ким про­об­ра­зом дис­крет­но­го вос­при­я­тия вре­ме­ни. Часто он изоб­ра­жал в сво­их три­пти­хах покад­ро­вое раз­ви­тие неко­е­го абстракт­но-при­ми­тив­но­го сюже­та. Но поми­мо про­че­го три­птих — это изна­чаль­ная точ­ка, кото­рая помо­жет нам луч­ше понять сущ­ность интер­фей­са, ибо клас­си­че­ский три­птих — это и есть его про­об­раз.

В ико­но­пи­си есть такое поня­тие, как обрат­ная пер­спек­ти­ва. Это когда объ­ек­ты в отоб­ра­жён­ном свя­щен­ном сюже­те отоб­ра­жа­ют­ся в непра­виль­ной пер­спек­ти­ве — часто они дис­про­пор­ци­о­наль­ны по отно­ше­нию к наблю­да­те­лю, нахо­дя­ще­му­ся в цен­тре полот­на. И уда­ля­ясь от цен­тра, объ­ект наобо­рот уве­ли­чи­ва­ет­ся, а не умень­ша­ет­ся (Как, гипо­те­ти­че­ски, дол­жен был бы посту­пать «Нор­маль­ный объ­ект»). Суще­ству­ет несколь­ко трак­то­вок дан­но­го фено­ме­на, Фло­рен­ский пола­гал это струк­тур­ное реше­ние импли­цит­но содер­жа­щим в себе гума­ни­сти­че­ские нача­ла, посколь­ку нить схож­де­ния лучей пер­спек­ти­вы, нахо­дя­ща­я­ся Внут­ри ико­ны пере­ме­ща­ла наблю­да­те­ля имен­но в иеро-сце­на­рий. С точ­ки зре­ния одних пси­хо­ло­гов, в такой мане­ре рису­ют дети — но это, конеч­но же, пол­ная чушь.

Итак, нам нужен при­мер с ико­ной для про­дол­же­ния нашей темы циф­ро­вой поэ­ти­ки. Если мы пред­ста­вим иеро-сце­на­рий внут­ри три­пти­ха, кото­рый есть про­об­раз интер­фей­са. То где в этом сюже­те на иконе нахо­дит­ся наблю­да­тель? Я под­ра­зу­ме­ваю, не наблю­да­те­ля кото­рый смот­рит на ико­ну. Но наблю­да­те­ля, с точ­ки зре­ния кото­ро­го нари­со­ван этот сюжет. В этом смыс­ле, наблю­да­тель в три­пти­хе дис­пер­сен и рас­се­ян по полот­ну так, что с любой точ­ки мож­но было бы пред­по­ло­жить его нали­чие — объ­ек­ты рас­по­ло­же­ны так, что внут­ри иеро-сце­на­рия гипо­те­ти­че­ски наблю­да­тель мог бы нахо­дить­ся в пря­мом смыс­ле вез­де.

При­ме­ни­мо ли это к извест­ным нам интер­фей­сам? Да: Как толь­ко циф­ро­вые деми­ур­ги нача­ли «Выпрям­лять» дизайн интер­фей­са, уста­нав­ли­вать в нём про­пор­ци­о­наль­ный поря­док — они сузи­ли сте­пень сво­бо­ды и нача­ли более жёст­ко коди­ро­вать наблю­да­те­ля так, что­бы он дей­ство­вал по зара­нее извест­ным алго­рит­мам. Вме­сто дис­перс­но­го наблю­да­те­ля эпо­хи Антич­но­го Интер­не­та мы полу­чи­ли наблю­да­те­ля, кото­ро­го бук­валь­но опре­де­ли­ли — так, как опре­де­ли­ли сам интер­фейс. Пото­му что не до кон­ца осмыс­лен­ная про­бле­ма­ти­ка любо­го интер­фей­са: управ­ля­ем ли мы им, или на самом деле интер­фейс по сво­ей струк­ту­ре, рас­по­ло­же­нию кно­пок и пане­лей, пред­по­ла­га­ет наши дей­ствия и детер­ми­ни­ру­ет пове­де­ние внут­ри это­го интер­фей­са.

Имен­но после того как кор­по­ра­ции вышли в интер­нет и ста­ли заин­те­ре­со­ва­ны в «Выпрям­ле­нии» обрат­ной пер­спек­ти­вы интер­фей­сов — имен­но тогда эти интер­фей­сы ста­ли хищ­ни­ка­ми, живу­щи­ми в инфор­ма­ци­он­ной сре­де. Пото­му что акци­ден­ция совре­мен­но­го интер­фей­са — это то, что он ощу­ща­ет­ся почти неза­мет­ным, таким, как буд­то бы его вооб­ще нет. Его кон­стру­и­ру­ют наме­рен­но таким обра­зом, созда­ют подоб­ные «Округ­лые» пане­ли — что­бы опе­ра­тор не заме­чал, что вооб­ще совер­ша­ет какую-то опе­ра­цию. Интер­фейс вос­при­ни­ма­ет­ся как дан­ность. В то вре­мя как антич­ный интер­нет пред­по­ла­гал, что интер­фейс — вовсе не ста­ци­о­нар­ная, при­вин­чен­ная к полу вещь (Как, напри­мер, кро­вать в тюрем­ной каме­ре — срав­не­ние удач­ное) — его мож­но пере­дви­гать и воз­дей­ство­вать на него, как на любой дру­гой объ­ект. А это зна­чит, что в раз­ло­ме меж­ду чело­ве­ком и интер­фей­сом может воз­ник­нуть искус­ство. Это циф­ро­вая поэ­зия.

Воз­вра­ща­ясь к теме пара­зи­та, кото­рый был вос­при­нят нами со школь­ной ска­мьи. Есть ли ана­лог неко­е­го «Пре-дыха­ния» в слу­чае про­чте­ния циф­ро­вой поэ­зии? Есть. Но как в слу­чае и с любым тех­ни­че­ским воз­дей­стви­ем, как в слу­чае со вре­ме­нем, кото­рое рас­па­лось на дис­крет­ные кад­ры — пара­зит худо­же­ствен­но­сти в этой ситу­а­ции тоже рас­пал­ся на отдель­ные дис­крет­ные части. И что­бы при­кос­нуть­ся к поэ­ти­че­ско­му пото­ку, воз­ни­ка­ет необ­хо­ди­мость перей­ти от одно­го ост­ров­ка к дру­го­му через без­дну нулей и еди­ниц (Кото­рые ника­ко­го поэ­ти­че­ско­го смыс­ла, сами по себе, не име­ют). Поэ­ти­че­ское в дан­ной ситу­а­ции воз­ни­ка­ет внут­ри раз­ло­ма меж­ду чело­ве­че­ским и машин­ном интер­фей­сом.

Напри­мер, в одной рабо­те австра­лий­ской поэтес­сы Mez она нестан­дарт­ным обра­зом вве­ла акцент на чело­ве­че­ском тай­ном име­ни: при захо­де на стра­ни­цу, сама стра­ни­ца в виде опо­ве­ще­ния выда­ва­ла прось­бу вве­сти своё «Тай­ное имя из дет­ства». Это не была какая-то панель внут­ри этой стра­ни­цы, где-либо внут­ри интер­фей­са. Это было в пря­мом смыс­ле для наше­го вос­при­я­тия нестан­дарт­ное, раз­ры­ва­ю­щее отно­ше­ние с интер­фей­сом, кото­рый напо­ми­нал о сво­ём суще­ство­ва­нии вооб­ще. После того как чело­век ввёл своё тай­ное имя — оно ока­зы­ва­лось встро­ен­ным в зара­нее заго­тов­лен­ный текст.

Ины­ми сло­ва­ми — это сово­куп­ность лич­но­го и тех­но­ло­ги­че­ско­го, на раз­ло­ме меж­ду кото­ры­ми воз­ник­ло что-то, несво­ди­мое к тому или к дру­го­му: синер­ги­че­ское или, дру­ги­ми сло­ва­ми, поэ­ти­че­ское.

Дру­гой при­мер нестан­дарт­но­го исполь­зо­ва­ния интер­фей­са. Одну из работ Ала­на Сон­дхей­ма (веду­ще­го циф­ро­во­го поэта эпо­хи антич­но­го интер­не­та) пред­по­ла­га­лось читать не как обыч­ный текст, а про­пу­стив через про­грам­му, состав­ля­ю­щую кар­то­гра­фию из ста­ти­сти­че­ски чаще исполь­зу­е­мых слов — сво­е­го рода обла­ка или кон­цепт-кар­ты, вы мог­ли такие навер­ня­ка видеть. Рабо­та «internet text» Ала­на явно избы­точ­на — чело­век не смо­жет про­чи­тать такой объ­ём дан­ных, она пред­по­ла­га­ет вклю­че­ние тех­но­ло­ги­че­ско­го зве­на на суб­стан­тив­ном уровне.

Это всё — при­ме­ры твор­че­ско­го, актив­но­го вза­и­мо­дей­ствия с интер­фей­сом, при­ме­ры мыш­ле­ния эпо­хи антич­но­го интер­не­та и пове­де­ния в сети. Роман­тизм 90‑х годов, роман­тизм таких сери­а­лов как «Серий­ные экс­пе­ри­мен­ты Лейн» не оправ­дал себя: после кра­ха дотко­мов кор­по­ра­ции взя­лись за интер­нет серьёз­но и тут уже насту­пил его окон­ча­тель­ный конец. Уже не интер­нет при­нёс образ чело­ве­ка, а чело­век — образ интер­не­та. И интер­нет так или ина­че стал копи­ро­вать струк­ту­ру мыш­ле­ния чело­ве­ка — то, как он отсе­ка­ет часть ненуж­ной инфор­ма­ции — или как выби­ра­ет толь­ко то, что уже «Зна­ет» или к чему «готов» — имен­но так рабо­та­ет поиск от гуг­ла.

Япо­нец Юйя Саку­рай, один из уче­ни­ков Кен­джи Сира­то­ри (циф­ро­во­го поэта эпо­хи Антич­но­го Интер­не­та, авто­ра «Кро­ви элек­три­че­ской») при­мер­но сле­ду­ю­щим обра­зом опре­де­лял циф­ро­вую поэ­зию. Он вос­при­ни­мал интер­нет как серию зер­кал, в кото­рых эхом отра­жа­ет­ся оскол­ки чело­ве­че­ско­го нача­ла — и посред­ством серий­ных отра­же­ний, мно­го­крат­но­го повто­ре­ния неких пат­тер­нов чело­ве­че­ско­го пове­де­ния (Обще­ния, люб­ви, наси­лия, или даже чело­ве­че­ско­го горо­да — Токио, в слу­чае его сов­мест­ной рабо­ты с Кен­джи «Tokyo Virus») — они не иска­жа­ют­ся, но ста­но­вят­ся сво­е­го рода без­молв­ны­ми кук­ла­ми, кото­рых ожив­ля­ет циф­ро­вой поэт. Это доста­точ­но слож­ная гума­ни­сти­че­ская пози­ция, и с точ­ки зре­ния евро­пей­ца её слож­но понять.

Циф­ро­вая поэ­зия — акцен­ту­а­ция тех начал, кото­рые уте­ря­ны в совре­мен­ной сети. Это выра­же­ние духа антич­но­го интер­не­та, кото­рый, в сущ­но­сти, и явля­ет­ся насто­я­щим интер­не­том. И, вза­и­мо­дей­ствуя с нынеш­ней сетью, нам сле­ду­ет пом­нить: Всё было немно­го по-дру­го­му. Но потом это закон­чи­лось с нача­лом эпо­хи web 2.0. И, быть может, в буду­щем, нас ждёт сво­е­го рода ренес­санс и воз­врат к эсте­ти­че­ско­му отно­ше­нию эпо­хи антич­но­го интер­не­та. Воз­мож­но, всё когда-нибудь будет, как рань­ше.


Vital Signature
Vital Signature

Экс­пе­ри­мен­таль­ный писа­тель, рабо­та­ю­щий на пере­се­че­нии совре­мен­ной кибер­фи­ло­со­фии, кибер­го­ти­че­ской поэ­ти­ки и циф­ро­во­го искус­ства.

vk.com/digital.poetry

Последние посты

Архивы

Категории