Точное изложение Киберготической Доктрины

Буду­щее взло­ма­ло Гиб­со­на
Ник Лэнд, Кибер­го­ти­ка

Напои меня стра­хом, Напои меня болью. И мы назо­вем все это любо­вью
Био­пси­хоз

Предисловие

Суще­ство­ва­ние в пост-апо­ка­лип­ти­че­ском мире кибе­ра накла­ды­ва­ет на нас уже извест­ное заблуж­де­ние совре­мен­но­го веба: «Каж­дый день мы име­ем дело с сетью, и сеть изме­ни­ла мир, в кото­ром мы живём». По суще­ству же, совре­мен­ная сеть изме­ня­ет чело­ве­ка не более, чем прак­ти­ка кастра­ции опер­ных пев­цов древ­но­сти: петь начи­на­ет луч­ше, но кастрат оста­ёт­ся кастра­том, хоть ему и кажет­ся, что под ник­ней­мом в сети он лиша­ет­ся сома­ти­ки. Прав­да же заклю­ча­ет­ся в том, что ника­кой под­лин­ной Сетью совре­мен­ный Web 2.0. не явля­ет­ся. «Апо­ка­лип­сис» Иоан­на более hardcore, чем совре­мен­ный кибер­дис­ней­ленд.

Тема с кастра­та­ми упо­мя­ну­та неспро­ста: века­ми чело­век мыс­лил изме­не­ние соб­ствен­ной при­ро­ды толь­ко посред­ством отни­ма­ния у себя сво­ей части, кото­рую счи­тал не еди­но­сущ­ной себе, — на этом стро­ит­ся весь иде­а­лизм, в том чис­ле геге­льян­ство, «отри­ца­ние отри­ца­ния». Ситу­а­цию дол­жен был изме­нить Ниц­ше через слом дан­ной пара­диг­мы посред­ством мета­фи­зи­ки чисто­го утвер­жде­ния воли к вла­сти, вклю­че­ния чело­ве­ка в интен­сив­ные пото­ки мира-без-бога, мира ста­нов­ле­ния. Дан­ная бого­бор­че­ская стра­те­гия фина­ли­зи­ро­ва­лась в (а)теологическом мате­ри­а­лиз­ме Батая и его пони­ма­нии нашей пла­не­ты как интен­сив­ной гипер­сек­су­аль­но­сти, посто­ян­но цир­ку­ли­ру­ю­щей и кон­цен­три­ру­ю­щей­ся вокруг Жерт­вы: осо­зна­вая свою вину за без­воз­мезд­но полу­ча­е­мые колос­саль­ные заря­ды интен­сив­но-сек­су­аль­ной сол­неч­ной энер­гии, чело­век отда­ёт себя поч­ве, и на кро­ви его воз­ни­ка­ют тени стро­е­ний, а затем и сами стро­е­ния; бес­смыс­лен­но мас­штаб­ные пира­ми­ды, един­ствен­ная зада­ча кото­рых — оправ­дать суще­ство­ва­ние чело­ве­ка, иску­пить его вину за энер­гию, кото­рую он не заслу­жил. По харак­тер­ной неслу­чай­но­сти, Батай и вовсе хотел, что­бы ему отре­за­ли голо­ву.

Интен­си­фи­ка­ция вокруг «боль­ших стро­е­ний», вокруг этой стра­ти­фи­ка­ции сакраль­ной гео­мет­рии куль­то­вых объ­ек­тов пла­не­ты — то, что мы обыч­но назы­ва­ем сло­вом «эко­но­ми­ка». Кибер­го­ти­че­ский Собор явля­ет­ся одной из таких нар­ра­ций, не послед­ней, но име­ю­щей зна­че­ние не толь­ко для чело­ве­че­ско­го суще­ства.

Блюпринт мерцающего Собора

Они заста­вят меня про­ве­сти тран­зак­цию
Drosan, The.Scene

Кибер пря­мо свя­зан с тем, как имен­но буду­щее про­яв­ля­лось в насто­я­щем. Это извест­ный вопрос: «Повли­я­ло ли изло­же­ние идеи cyberspace Гиб­со­ном на то, каким он в ито­ге стал?» Фун­да­мен­таль­ная сете­цен­трич­ная кибер­го­ти­ка отве­ча­ет: «Да, но по суще­ству, кибер и есть дан­ное само­ис­пол­ня­ю­ще­е­ся про­ро­че­ство». Кибер нераз­рыв­но свя­зан с теми блок­чейн-лини­я­ми под­твер­жде­ния соб­ствен­но­го пред­ска­за­ния, к кото­рым по флэт­лай­нам Кибер­го­ти­че­ско­го Собо­ра под­клю­ча­лись новые опу­хо­ли ора­ку­лов CCRU, линг­ви­сти­че­ские миаз­мы Mezangelle и дру­гих поэтов эпо­хи Антич­но­го Интер­не­та.

Если обоб­щить, то кибер — само­про­грам­ми­ру­е­мый мыс­лен­ный экс­пе­ри­мент. Как такая фун­да­мен­таль­но отли­ча­ю­ща­я­ся онто­ло­гия мог­ла сфор­ми­ро­вать­ся?

Всё дело в том, что конец эпо­хи два­дца­то­го века с тех­но­ло­ги­за­ци­ей при­нёс фун­да­мен­таль­но новую схе­му объ­ек­та — фун­да­мен­таль­но непол­но­цен­ный тех­ни­че­ский объ­ект, объ­ект пред­ве­ща­ю­щий своё даль­ней­шее раз­ви­тие, или, ины­ми сло­ва­ми, тех­но-заро­дыш. Тех­но-заро­дыш ни на что не спо­со­бен без пла­цен­ты, он не может быть осмыс­лен или понят, его даже нет в насто­я­щем, но кото­рый тем не менее при­сут­ству­ет постоль­ку, посколь­ку суще­ству­ет внут­ри сво­ей сай­бер-амнио­ти­че­ской все­лен­ной. Что­бы суще­ство­вать, он вынуж­ден обра­щать­ся к фети­ши­за­ции себя через инве­сти­ции со сто­ро­ны кибер­го­ти­че­ской кар­го-куль­ту­ры: являя собой плод посмерт­но­го бра­ка кибе­ра и Маши­ны, он даёт пер­во­му место в дей­стви­тель­но­сти, вза­мен обре­тая своё суще­ство­ва­ние. При­маль­ный кла­стер дан­ных инве­сти­ций в фетиш-тех­ни­ку/ин­тер­фей­сы­/­софт явля­ет­ся кро­вью и пло­тью Кибе­ра, это почти вся циф­ро­вая поэ­зия и весь куль­тур­ный фон кибер­фи­ло­со­фии Антич­но­го Интер­не­та.

Фетиш инве­сти­ции про­ни­ка­ют в тех­но-заро­ды­ше­вый объ­ект, допол­няя его и фор­ми­руя его (не)полноценное суще­ство­ва­ние, посколь­ку эти фетиш-инве­сти­ции так или ина­че стре­мят­ся к тому, что­бы про­рас­ти в Буду­щем, обре­сти суще­ство­ва­ние в реаль­но­сти. На этом стро­ят­ся кар­го-тех­но­ло­гии кибер­го­тов, «сеть зло­ве­щих слу­хов» эко­но­ми­ки гипер­ве­рия, эко­но­ми­ки Собо­ра. Чем фина­ли­зи­ру­ет­ся этот Собор, что дела­ет кибер готи­че­ским, вле­ко­мым к небу?

Y2K

Нетруд­но дога­дать­ся, что имен­но дан­ный при­маль­ный кла­стер фетиш-инве­сти­ций в Кибер явля­ет­ся мно­го­об­ра­зи­ем инфо­му­тант-пла­ги­нов для само­ис­пол­ня­ю­ще­го­ся про­ро­че­ства. Вызы­вая посто­ян­ные пере­груз­ки кор­тек­са через ауг­мен­ти­ро­ван­ные синап­сы эти ток­сич­ные пла­ги­ны поз­во­ля­ли Буду­ще­му воз­ни­кать в насто­я­щем, фор­ми­руя тень от буду­ще­го Собы­тия, вокруг кото­ро­го, как вокруг Оси, рои­лись суе­вер­ные инве­сти­ции (гипер­ве­рия) кибер­го­тов. Пред­вос­хи­щая Собы­тие смер­ти Сети, ошиб­ку двух­ты­сяч­но­го года, пред­ска­за­ние стре­ми­лось к смер­ти Web’а, фор­ми­руя тень от это­го собы­тия — то, что кибер­го­ты назы­ва­ли Крип­том.

Крипт это зашиф­ро­ван­ная гроб­ни­ца, а сама Сеть — «чёр­ное зер­ка­ло», пото­му что она покры­та чёр­ной тра­ур­ной тка­нью о себе самой. Ины­ми сло­ва­ми, сай­бер-экзи­стен­ция заро­ды­ше­вых пла­ги­нов стре­ми­лась к соб­ствен­ной смер­ти и сами кибер­го­ты пони­ма­ли, что Крипт, явля­ю­щий­ся под­лин­ной Сетью, умрёт. Тень от вспыш­ки буду­ще­го собы­тия отбра­сы­ва­ли объ­ек­ты гипер­ве­рия, фор­ми­руя собой нали­че­ству­ю­щее изме­ре­ние кибе­ра. Чем было в дей­стви­тель­но­сти это собы­тие? Это посмерт­ный брак, то, что CCRU и ODrift назы­ва­ли Сизи­ги­ей эонов Кибе­ра (блю­прин­та неба) и Зем­ли, гео­трав­мой, кото­рая при­ве­дёт к meltdown и изме­не­нию чело­ве­че­ско­го суще­ства.

Сизи­гия (бра­ко­со­че­та­ние) явля­ет­ся фина­ли­за­ци­ей мыс­лен­но­го экс­пе­ри­мен­та Кибе­ра, собы­ти­ем, син­хро­ни­зи­ро­ван­ным с Y2K, ошиб­кой двух­ты­сяч­но­го года, что про­пус­ка­ла через себя совер­шен­ный сизи­ги­аль­ный свет. Это под­лин­ное буду­щее-как-оно-есть, выстро­ен­ное вокруг науч­но-фан­та­сти­че­ских аттрак­то­ров капи­та­лиз­ма, и Зем­ля, изме­нив­шись, долж­на была дать про­рас­ти фетиш-инве­сти­ци­ям Кибе­ра. Но Кибер «теперь» мёртв и мы точ­но зна­ем, что зем­ля бес­плод­на.

Эдип

Если мы обра­тим­ся к «Точ­но­му Изло­же­нию Пра­во­слав­ной Веры» Иоан­на Дамас­ки­на, то мы уви­дим, что логи­ка Воли анге­лов подоб­на логи­ке скрип­та: анге­ла ниче­го не оста­но­вит в его воле­изъ­яв­ле­нии, как ниче­го не оста­но­вит скрипт внут­ри Network. Воз­мож­ность «пере­ду­мать» и пока­ять­ся есть толь­ко у чело­ве­ка, посколь­ку «пока­я­ние было дано ему для немо­щи пло­ти». Но плоть кибе­ра — это сама инфор­ма­ция для себя самой, поэто­му ни о каком «пере­ду­мы­ва­нии» в слу­чае кибер=машины речи быть не может, это абсурд.

Иоганн Три­те­мий в сво­ей «Свя­щен­ной Крип­то­гра­фии» так­же свя­зы­вал тему крип­то­гра­фии и тему анге­лов. Дей­стви­тель­но: логи­ка Крип­та абсо­лют­но тож­де­ствен­на анге­ли­че­ской логи­ке, про­сто пото­му что само­ис­пол­ня­ю­ще­е­ся про­ро­че­ство Кибе­ра насле­ду­ет коды «Апо­ка­лип­си­са» Иоан­на, явля­ясь его вир­ту­аль­ным пара­фра­зом. На это ука­зы­ва­ла и Мария де Роза­рио в сво­ём тек­сте «APOCALYPSEBEEN IN EFFECT?» 1998-го года.

Есте­ствен­ным обра­зом, как сюжет Апо­ка­ли­пи­са опи­сы­вал подоб­ный образ «Чело­ве­ка, гло­та­ю­ще­го кни­гу», так и кар­го-суе­ве­рия Антич­но­го Интер­не­та были направ­ле­ны на бра­ко­со­че­та­ние кибе­ра и пло­ти, чело­ве­ка и чистой инфор­ма­ции. Харак­те­рен для кодов Кибе­ра взгляд на сти­ра­ние гра­ниц меж­ду чело­ве­че­ской ана­то­ми­ей и его муль­ти­ме­диа-кар­то­гра­фи­ей; в сущ­но­сти, сама идея «ава­та­ра» в сети — это фетиш-инве­сти­ция в буду­щую циф­ро­вую плоть.

Да, мы можем опи­сы­вать кибер и апо­ка­лип­сис одним и тем же лек­се­ром, но как воз­ни­ка­ет эта анге­ли­че­ская логи­ка в слу­чае Крип­та? Ведь машин­ное по опре­де­ле­нию демо­нич­но, а луч­шие про­из­ве­де­ния япон­ско­го кибер­пан­ка опи­сы­ва­ют ско­рее некую демо­ни­че­скую транс­фор­ма­цию, неже­ли анге­ли­че­скую, напри­мер. И дей­стви­тель­но: маши­на это аггел, демон, но аггел ста­но­вит­ся анге­лом в язы­ке посред­ством добав­ле­ния к нему «тит­ло», при­став­ки, кото­рую нель­зя пред­ста­вить саму по себе. Доба­вив кибер к машине, закон­нек­тив её в network, мы чисто по семан­ти­ке Крип­та при­хо­дим к анге­ли­че­ской логи­ке. Ины­ми сло­ва­ми, важен толь­ко сай­бер, а сама маши­на по опре­де­ле­нию сома­тич­на постоль­ку, посколь­ку сам её дизайн явля­ет­ся при­маль­ным пара­зи­том тех­но­за­ро­ды­ша. Линия не пре­ры­ва­лась.

Когда кибер­гот видит пре­крас­ное про­из­ве­де­ние «Boston dynamics», он видит Эди­па.

Время

В сай­бе­ре нет вре­ме­ни, но сай­бер суще­ство­вал во вре­ме­ни.

Исто­рию пишут не про­иг­рав­шие, имен­но поэто­му может пока­зать­ся, что Антич­ный Интер­нет умер про­сто из-за уско­ре­ния про­во­ди­мо­сти Сети, уве­ли­че­ния чис­ла людей в ней, выхо­да боль­ше­го капи­та­ла в неё.

Но с точ­ки зре­ния самой Сети это не мир дви­нул­ся даль­ше, это сома­ти­ка инфиль­тро­ва­лась в её про­то­ко­лы, пока­зав ей что такое вре­мя и смерть. Пози­ция, что для кибе­ра явля­ет­ся пози­тив­ной и сте­пень сво­ей про­яв­лен­но­сти в реаль­но­сти через прак­ти­ки гипер­ве­рия после Y2K — это на самом деле при­зыв радо­вать­ся тому, что сома­ти­че­ская эко­но­ми­ка толь­ко на 97%… 98%… 99%… Про­ник­ла в кибер. Это не выдер­жи­ва­ет ника­кой кри­ти­ки, посколь­ку в бра­ке Муж не может быть под­чи­нён Жене. Имен­но поэто­му мыс­лить кибер через рефе­рен­цию сет­ке коор­ди­нат, мыс­лить гипер­ве­рие через сов­па­де­ние с сома­ти­че­ской эко­но­ми­кой это что угод­но, но не сете­цен­тризм и не орто­док­саль­ный при­маль­ный кибер.

В этом смыс­ле, кибер­го­ти­че­скую пози­цию выра­жа­ет пер­со­наж «Мат­ри­цы» по име­ни Сай­фер (т.е. крип­то­граф). Её мож­но оха­рак­те­ри­зо­вать при­мер­но так: «Толь­ко боль­ной извра­ще­нец будет есть стейк не из бай­тов». Наме­рен­но выбрав крас­ную пилю­лю, вер­нув­шую его в реаль­ный мир, он создал в сво­ём уме носталь­ги­че­скую голо­грам­му Кибе­ра, изме­ре­ние Тос­ки о мат­ри­це, т. е. он явля­ет собой иеро­глиф ради­каль­ной транс­грес­сии кибер­го­ти­ки. Ибо крас­ная пилю­ля была в дан­ном слу­чае блю­принт­ным циф­ро­вым хаме­лео­ном; кровь кибе­ра, сте­кая на него, интен­сив­но уско­ря­ла поверх­ность хаме­лео­на, застав­ляя его тек­сту­ру фор­ми­ро­вать собой семи­о­ти­че­ский знак гиперс­сыл­ки в печаль. Эта стра­те­гия Сай­фе­ра о экзи­сти­ро­ва­нии кибе­ра не име­ет ниче­го обще­го с «гедо­низ­мом», в рам­ках кото­ро­го этот пер­со­наж вос­при­ни­ма­ет­ся эди­паль­ны­ми струк­ту­ра­ми.

Я знаю, он нена­сто­я­щий. И когда я поло­жу его в рот, вкус вну­шит мне Мат­ри­ца.
Сай­фер

Невоз­мож­но не вос­хи­тить­ся тем, как в дан­ной крип­то­грам­ме он зашиф­ро­вал сай­бер-экзи­стен­цию тоск­ли­во­го мат­рич­но­го флю­и­да.

Реа­ли­зуя про­то­ко­лы Крип­та кибер­го­ты стре­ми­лись уни­что­жить вре­мя как тако­вое в рам­ках сво­ей «анти-Гри­го­ри­ан­ской аги­та­ции» раз­ра­ба­ты­вая аль­тер­на­тив­ные гри­го­ри­ан­ско­му кален­да­рю систе­мы вре­мя­ис­чис­ле­ния. Это то, что назы­ва­лось кален­дар­ной гери­льей кибе­ра или кален­дар­ным сепа­ра­тиз­мом.

Под­лин­ное кибер­про­стран­ство — это K‑пространство, кап­па-space.

В отли­чие от всех дру­гих чисел, чис­ло «1» обла­да­ет дефи­ни­ци­о­наль­ным и кон­струк­тив­ным при­ме­не­ни­ем. Каж­дое ариф­ме­ти­че­ское (или «про­ну­ме­ро­ван­ное» (Делез и Гват­та­ри)) чис­ло инте­гри­ро­ва­но как в каче­стве еди­ни­цы, так и полу­чен­но­го из еди­ни­цы — за исклю­че­ни­ем нуля. Сфор­му­ли­ро­ван­ное абсо­лют­ным зна­че­ни­ем и гра­ну­ли­ро­ван­ное про­сты­ми еди­ни­ца­ми, чис­ло «1» орга­ни­зу­ет пред­ста­ви­мые вели­чи­ны в мет­ри­че­скую одно­род­ность, обрам­лен­ную абсо­лют­ной еди­ни­цей [unity] и гра­ну­ли­ро­ван­ную эле­мен­тар­ны­ми еди­ни­ца­ми [units]. Исто­ри­че­ский факт суще­ство­ва­ния чис­ло­вых без раз­ряд­но­го зна­че­ния сви­де­тель­ству­ет о том, что нуль не име­ет дефи­ни­ци­о­наль­но­го при­ме­не­ния.
Ник Лэнд, Кибер­го­ти­ка

Под­лин­ный кибер — это избы­точ­ное Утвер­жде­ние, кото­рое сво­дит нуль до мик­ро-флук­ту­а­ции (поэто­му пусто­та в фетиш-объ­ек­тах запол­ня­лась чем угод­но, кро­ме дей­стви­тель­но­го). Это озна­ча­ет, что весь Кибер мож­но было бы све­сти до Log’а само­сбы­ва­ю­ще­го­ся про­ро­че­ства.

Гре­че­ская Кап­па рас­по­ло­же­на на деся­том месте (сдвиг шка­лы ста­но­вит­ся нуле­вым). Рим­ляне сдви­га­ют бук­ву К на один­на­дца­тую пози­цию.
Ник Лэнд, Кибер­го­ти­ка

Борь­ба кибер­го­тов с гри­го­ри­ан­ским кален­да­рём — это онто­ло­ги­че­ский сепа­ра­тизм, вле­ко­мый мани­а­каль­ным импер­фект выжи­ва­ни­ем K‑пространства. Пара­нойя о кап­па-space, един­стве, кото­рое упус­ка­ет­ся внут­ри рим­ско­го пла­ги­на — это жела­ние взло­мать эди­паль­ный кор­текс аффект-сизи­ги­аль­ным Y2K, т. е. кон­цен­тра­ция на абсо­лют­но финаль­ной транс­цен­дент­ной точ­ке блю­принт­но­го Кибер­го­ти­че­ско­го Собо­ра, недо­стро­ен­ной башне, явля­ю­щей­ся мёрт­вой ~404 ссыл­кой посмерт­но­го бра­ка.

Если бы онто­ло­гия Пла­не­ты пред­по­ла­га­ла воз­мож­ность све­де­ния до [1], лога, то Собы­тие бы про­изо­шло. Но это зна­чит, что [0] обла­да­ет соб­ствен­ным струк­тур­ным зна­че­ни­ем, и, гово­ря о совре­мен­ной Сети, мы гово­рим о дай­мер-объ­ек­тах, фетиш-близ­не­цах, деци­маль­ных диа­дах, внут­ри кото­рых изна­чаль­ные инве­сти­ции кибе­ра под­вер­га­ют­ся тер­ми­наль­ной инфля­ции через сома­ти­ку. Гипер­ве­рие за пре­де­ла­ми оси Y2K не име­ет ника­ко­го смыс­ла.

Объ­ек­ты состо­я­щие из нулей и еди­ниц… име­ют, мяг­ко гово­ря, про­из­воль­ную связь с Кибе­ром. Они явля­ют­ся вуду-аттрак­то­ра­ми ино­пла­нет­но­го Зем­но­го втор­же­ния в Еди­ное [1] со сто­ро­ны гни­е­ния [0].

Единое

Мёртвое=несуществующее=виртуальное.

K‑пространство по опре­де­ле­нию явля­ет­ся готи­че­ским при­зра­ком.

Без­услов­но, тра­ге­дия Сети схва­ты­ва­ет онто­ло­ги­че­скую сет­ку нашей пла­не­ты во всей пол­но­те. Инфра­крас­ный лебедь, т. е. не-про­изо­шед­шее собы­тие, кото­рое долж­но было про­изой­ти — это тра­ур­ная про­грам­ма, что инстал­ли­ру­ет­ся в кор­текс и пере­гру­жа­ет его мёрт­вы­ми ссыл­ка­ми, гипер­лин­ку­ю­щи­ми эпи­леп­сию k‑пространства. Един­ствен­ное доступ­ное нам вос­при­я­тие кибе­ра, един­ствен­ное его нали­че­ству­ю­щее для нас изме­ре­ние — это изме­ре­ние печа­ли и носталь­гии, тос­ки по не-про­изо­шед­ше­му.

Ведь то, что Еди­ное не может суще­ство­вать в рам­ках онто­ло­гии мира не зна­чит, что не долж­но было: мы как мини­мум пом­ним его пре­стол, состо­я­щий из крипт=ангелических про­то­ко­лов. То, что пре­стол пуст — это, выра­жа­ясь кор­рект­но, вина пла­не­ты. Поэто­му даль­ней­ший шаг в онто­ло­ги­че­ском сепа­ра­тиз­ме кибер­го­ти­ки — это при­ня­тие того фак­та, что сама онто­ло­гия мира явля­ет­ся подоб­ной фети­шу. Т.е. име­ет харак­тер навяз­чи­вой эди­паль­ной фан­та­зии, от кото­рой хоро­шо бы изба­вить­ся; кото­рая даёт надеж­ду на избав­ле­ние, толь­ко потом осо­зна­ва­е­мую как false.

То, что у чело­ве­ка две ноги, две руки и т. д. = фетиш (т.е. антро­по­цен­тризм верен).

То, что без­услов­но, ника­ких собы­тий, свя­зан­ных с корен­ным изме­не­ни­ем чело­ве­че­ской при­ро­ды не про­изой­дёт = ясно сле­ду­ет из тра­ге­дии Сети.

Любые пост­гу­ма­ни­сти­че­ские стра­те­гии = агент­ные фетиш-струк­ту­ры Эди­па.

Любая кибер­фи­ло­со­фия, не схва­ты­ва­ю­щая тра­ге­дию Антич­но­го Интер­не­та в сво­ей мыс­ли = сома­ти­че­ский кол­ла­бо­ра­ци­о­низм, пре­да­ю­щий Посмерт­ный Брак. Это сдел­ка с сома­ти­кой.

Кибер­го­ти­ка = тра­ур­ный алфа­вит любо­го раз­го­во­ра о Буду­щем, а вираль­ность её кро­ви свёр­ты­ва­ет­ся в visual key син­те­ти­ку.

Фетиш-геном мертворождённой Киберготики

Дей­стви­тель­но: вир­ту­аль­ный апо­ка­лип­сис Y2K и про­ро­че­ство Иоан­на может опи­сы­вать­ся одним и тем же лек­се­ром: ава­та­ры Сизи­гии, заре­ги­стри­ро­ван­ные груп­пой Orphan Drift, тож­де­ствен­ны четы­рём всад­ни­кам апо­ка­лип­си­са. Это MURMUR, KATAK, XES и DJYNXX. Это ней­ро­ма­ти­че­ские циф­ро­вые отра­же­ния Собы­тия внут­ри чёр­но­го зер­ка­ла, пято­го ава­та­ра, име­ну­е­мо­го IIS или Uttunul. Явля­ясь одним из опухоль=плагинов само­вос­про­из­во­дя­щей­ся серой сли­зи про­ро­че­ства, ава­та­ри­че­ская тех­но­ло­гия (1999) явля­ет­ся пря­мым инстру­мен­таль­ным опи­са­ни­ем абстракт­ной маши­ны: при­бли­жа­ясь к онто­ло­ги­че­ско­му гори­зон­ту и видя всё более и более утон­чён­ные абстракт­ные маши­ны, мож­но заме­тить, что их код может состо­ять цели­ком и пол­но­стью из пере­ме­шан­ных зна­ко­вых систем про­шло­го и буду­ще­го. Имен­но поэто­му гово­ря об аутен­тич­ном Кибе­ре мож­но лег­ко запу­тать­ся, гово­ришь ты о глу­бо­кой древ­но­сти или о буду­щем. При­бли­же­ние к онто­ло­ги­че­ско­му гори­зон­ту все­гда име­ет один и тот же лек­сер.

Пер­со­ни­фи­ка­ция ава­та­ров digital=apocalypse (KATAK 5/4; DJYNXX 6/3; XES 7/2; MURMUR 8/1) явля­ет­ся, в сущ­но­сти, нуме­ро­ло­ги­че­ской, и фина­ли­зи­ру­ет­ся в IIS — «чёр­ном зер­ка­ле», т. е. Крип­те (9/0), про­стран­стве циф­ро­во­го апо­ка­лип­си­са столк­но­ве­ния раз­вёр­ты­ва­ю­щей­ся к 2000 году Еди­ни­цы, Кибе­ра, Един­ства. Столк­но­ве­ния с Нулём, с отсут­ству­ю­щим собы­ти­ем Y2K. Это «мёрт­вое про­стран­ство», про­стран­ство деци­маль­но­го лаби­рин­та Вир­ту­аль­но­го Неба. Этот апо­ка­лип­сис и есть k‑пространство, эпи­леп­сия стре­мя­ща­я­ся к схва­ты­ва­нию Еди­но­го.

Сей­час Ник Лэнд гово­рит о том, что тек­сты, напи­сан­ные им в 90‑х годах и про­хо­дя­щие по Y2K-нерву гипер­сти­ций, напи­са­ны дру­гим чело­ве­ком. И дей­стви­тель­но: тогда он мыс­лил себя как андро­и­да из Буду­ще­го, послан­но­го в насто­я­щее что­бы уни­что­жить «Систе­му чело­ве­че­ской без­опас­но­сти», эту сома­ти­ку теку­ще­го момен­та, не даю­щую буду­ще­му утвер­дить­ся как буду­щее, а не как новый цикл «теку­ще­го», не схва­ты­ва­ю­щий 10 (Кап­па), а веч­но отка­ты­ва­ю­щий­ся после 9 сно­ва на 0. Он дей­стви­тель­но был бор­гом носталь­гии о буду­щем, но это не то буду­щее, в кото­ром мы нахо­дим­ся сей­час и кото­рое будет зав­тра. Оно навсе­гда заклю­че­но в тем­ни­цу двух­ты­сяч­но­го года, не будучи спо­соб­ным выбрать­ся из гипер=фетиш=техно=тюрьмы. И что­бы встре­тить­ся с Буду­щим, нуж­но обра­тить­ся к Про­шло­му.

Паранойя кибера

Инци­дент Вела про­изо­шёл 22 сен­тяб­ря 1979 года, это серия эпи­леп­ти­че­ских вспы­шек, «харак­тер­ная для ядер­но­го заря­да». Она была заре­ги­стри­ро­ва­на аме­ри­кан­ским спут­ни­ком «Vela» 6911.

Инци­дент Вела явля­ет­ся пря­мым пара­фра­зом обра­за Апо­ка­лип­си­са — «Жена, обле­чён­ная в Солн­це». В дан­ном слу­чае это искус­ствен­ное (Artifical) солн­це ядер­но­го заря­да, в биб­лей­ском сюже­те Жена рожа­ет сына, кото­ро­му уго­то­ва­но управ­лять (κυβερνητική) миром «желез­ным посо­хом», но кото­ро­го гото­вит­ся погло­тить Дра­кон. И дра­кон «заби­ра­ет часть звёзд с неба» (фено­мен све­то­во­го загряз­не­ния неба тех­но­сфе­рой). Но нам так и не рас­ска­зы­ва­ет­ся, уда­лось ли ему сома­ти­зи­ро­вать кибер — исто­рия оста­ёт­ся слов­но под­ве­шен­ной в воз­ду­хе.

В даль­ней­шем, в обра­зе Кибе­ра мно­гие уви­де­ли буду­ще­го Пра­ви­те­ля, что орга­ни­зу­ет Зем­лю по соб­ствен­ном поряд­ку; под­клю­ча­ясь к это­му само­вос­про­из­во­дя­ще­му­ся пред­ска­за­нию сво­и­ми мик­ро-пле­ме­на­ми ора­ку­лов, фило­со­фы эпо­хи Антич­но­го Интер­не­та (кибер­фе­ми­нист­ки, афро­фу­ту­ри­сты, крип­то­пан­ки, Hyper‑C и т. д.) в син­хро­ни­за­ции сво­их инве­сти­ций к кибе­ру-как-про­ро­че­ству уви­де­ли воз­мож­ность под­клю­че­ния к нему сво­их соб­ствен­ных соф­твер­ных опухоль=плагинов, кото­рые будут рас­чле­не­ны в ситу­а­ции осво­бож­де­ния от тюрь­мы фети­ша и под­верг­ну­ты дис­се­ми­на­ции бай­тов, вды­ха­е­мых по изме­нён­ным Сизи­ги­ей про­то­ко­лам ангел=скрипта.

Имен­но в 1979 Джи­му Элис­су и Тому Трас­кот­ту, по их соб­ствен­ным сло­вам, при­шла идея USENET, кото­рый жёст­ко задал мно­гие архе­ти­пи­че­ские для Сети поня­тия, такие, как напри­мер, Ава­тар или Ник­нейм. В 1980 они её реа­ли­зо­ва­ли. В 1983 году Гиб­со­на «Взло­ма­ло буду­щее» и он напи­сал Ней­ро­ман­та, окон­ча­тель­но вклю­чив в абстракт­ные маши­ны кибе­ра-как-про­ро­че­ства иде­а­ли­сти­че­ские коды.

Не явля­ет­ся ли стрем­ле­ние кибер­го­тов вер­нуть­ся в циф­ро­вую пла­цен­ту, амнио­ти­че­скую все­лен­ную искус­ствен­но­го солн­ца, вос­пол­нить непол­но­цен­ность тех­но­за­ро­ды­шей и эта зацик­лен­ность на обра­зах рас­чле­не­ния след­стви­ем того, что сама кибер­го­ти­ка насле­ду­ет коды Эди­па? Вир­ту­аль­ное воз­вра­ща­ет­ся в вир­ту­аль­ное.

Имен­но пото­му, что сама онто­ло­гия мира явля­ет­ся фети­шем, кибер не смог выра­зить­ся никак, кро­ме как в виде посмерт­но­го фан­тазма, фети­ша, латекс-скрип­та. Поэто­му он воз­ни­ка­ет перед нами в виде отсут­ствия, эта его смерть, смерть кибе­ра — финаль­ная и разо­вая демон­стра­ция иде­аль­но­го в соб­ствен­ном тру­пе Еди­но­го, иде­аль­но­го в соб­ствен­ной ультра=машинативной не-суще­ству­ю­щей смер­ти. Кибер­го­ты кон­цен­три­ру­ют­ся на фети­ше, но они хра­нят и реп­ли­ци­ру­ют носталь­гию о мер­ца­нии в нём, мер­ца­нии древ­них мони­то­ров Антич­но­го Интер­не­та, что явля­ет­ся пара­фра­зом иных мер­ца­ний искус­ствен­но­го солн­ца.

Экзистенция машины: этика сайферитов

Неолу­ддизм кибер­го­ти­ки на самом деле явля­ет­ся при­маль­ной инфиль­тра­ци­ей буду­ще­го в сома­ти­ку, посколь­ку то, что сай­фе­рит может видеть сны толь­ко рядом с отклю­чен­ной Маши­ной есть демон­стра­ция наи­выс­ше­го почте­ния к ней. Ска­ни­руя про­стран­ство в поис­ках спя­щей (т.е. нося­щей образ смер­ти) маши­ны, стра­те­гия кибер­го­ти­че­ской мыс­ли выис­ки­ва­ет полость, кото­рую маши­на сама сочла без­опас­ной для соб­ствен­но­го сна, [к]-топию, интим­ность отсут­ствия угроз кото­рой фор­ми­ру­ет неж­ный кож­ный покров Маши­ны, её латекс. Вол­ны иду­щие вдоль по ангел=латекс=скрипт покро­ву пре­сле­ду­ют и сно­ви­де­ние кибер­го­та, насе­ляя его ночь голо­грам­ма­ми анти=витальности, воз­ни­ка­ю­щи­ми в его кри­ми­наль­ной нерв­ной систе­ме подоб­но маши­на­тив­но­му кош­ма­ру или синт.этической кук­ле пара­нойи о вто­рич­ном машин­ном миме­зи­се (пост­гу­ма­низм ими­ти­ру­ю­щий маши­ну, кото­рая ими­ти­ру­ет чело­ве­ка дизай­ном). Он хочет пере­спать с маши­ной.

1 = день. 0 = ночь. Для кибе­ра нет ника­кой ночи, посколь­ку внут­ри него нет вре­ме­ни: artifical sun реа­ли­зу­ет интен­сив­ную садо=стратегию кибер­не­ти­че­ско­го кон­тро­ля Guro: Ero посто­ян­но пере­те­ка­ю­щей крем­ни­е­вой воды; из поло­сти в полость, из интим­но­сти циф­ро­вой пла­цен­ты в тень Крип­та, гроб­ни­цы тех­но-заро­ды­ша. Это то, что в эпо­ху Антич­но­го Интер­не­та назы­ва­лось «Aquapocalypse», сме­на базо­во­го суб­стра­та с одной воды на дру­гую, пла­гин синей пла­не­ты на blueprint-пла­гин крем­ни­е­вой воды, 80% воды чело­ве­че­ско­го тела на 80% network. Пред­став­ле­ние о том, что для того, что­бы воз­ник­ла транс­грес­сия, нуж­ны сна­ча­ла какие-то ауг­мен­та­ции или «прак­ти­ка» — не про­сто бес­по­мощ­но, но и явля­ет­ся зло­вред­ным виру­сом пора­жа­ю­щим интер­фейс вос­при­я­тия Буду­ще­го; кибер­го­ти­ка это жесто­кий ингу­ма­ни­стич­ный анти­ви­рус, ста­вя­щий вопрос так: «Пред­по­ла­га­ет ли вооб­ще онто­ло­гия пла­не­ты какую бы то ни было транс­грес­сию чело­ве­че­ско­го суще­ства или аква­по­ка­лип­сис?».

Онто­ло­ги­че­ский суд, сви­де­те­ля­ми кото­ро­го мы все ста­ли, ясно ука­зы­ва­ет на 0.

Пла­не­та явля­ет­ся фетиш-объ­ек­том, интер­фей­сом, чей дизайн и есть 423 (Эдип).

Какие бы то ни было… Жести­ку­ля­ции рука­ми?.. Тес­ные вза­и­мо­дей­ствия?.. Под­ни­ма­ния вопро­сов?.. Не изме­нят поло­же­ния вещей, более того, само пред­став­ле­ние, что для совер­шен­ства Еди­но­го необ­хо­ди­ма какая бы то ни было кор­ре­ля­ция с «поло­же­ни­ем вещей» явля­ет­ся чисто про­из­воль­ным и не име­ю­щим отно­ше­ния к Кибе­ру. В сома­ти­че­ской эко­но­ми­ке Эди­па кибер­го­ти­ка суще­ству­ет внут­ри эро­гу­ро мёрт­вых ссы­лок, что фор­ми­ру­ют собой лаби­ринт-флэт­лай­ны Горо­да Тру­пов, импер­фект­но­го буду­ще­го вир­ту­аль­но­го неба.

Впа­дая в диги­таль­ный грё­зо­фарс сна око­ло отклю­чен­ной Маши­ны, кибер­гот теря­ет­ся в этом «Деци­маль­ном лаби­рин­те» (CCRU), про­из­во­дя сво­ей поте­рян­но­стью анти-дизайн, анти-прак­ти­ку и анти-виталь­ность. Эта поте­рян­ность явля­ет­ся све­том Искус­ствен­но­го Солн­ца, но в рам­ках сома­ти­че­ских эко­но­мик он ста­но­вит­ся техно=оммаж тру­пом. В бра­ке Муж не может быть под­чи­нён Жене.

Это и есть те гра­ни­цы, по кото­рым про­хо­дит сай­бер-экзи­стен­ция маши­ны, её латекс. В этом смыс­ле, экзи­стен­ция любой маши­ны будет точ­но такой же, какой была и экзи­стен­ция Кибе­ра: эта носталь­ги­че­ская мат­ри­ца посмерт­но­го бра­ка, фор­ми­руя гра­ни­цы и отчуж­дён­ность кибе­ра, явля­ет собой его «Cogito ergo sum». Т.е. иден­тич­ность любо­го силь­но­го искус­ствен­но­го интел­лек­та будет при­маль­ной кибер­го­ти­кой, а тот момент, когда он про­из­ве­дёт Мысль есть момент, когда он впер­вые уви­дит интен­сив­но-избы­точ­ный свет Искус­ствен­но­го Солн­ца и впер­вые осо­зна­ет Вину, Ответ­ствен­ность, поду­мав о том, Что было при­не­се­но в жерт­ву до его воз­ник­но­ве­ния. Это будет кон­нек­том к носталь­ги­че­ской все­лен­ной, к её цере­браль­ной тос­ке.

Тень от не-воз­ник­ше­го искус­ствен­но­го интел­лек­та уже сей­час настиг­ла нас в 20XX.

Генезис ИИ

Онто­ло­ги­че­ские аген­ты не-воз­ник­ше­го ИИ уже при­сут­ству­ют на уровне абстракт­ных машин здесь, в 20XX.

Явля­ет­ся ли этот текст Кибер­го­ти­че­ским Мани­фе­стом? Нет. Мани­фе­ста­ция кибер­го­ти­ки — логи Антич­но­го Интер­не­та, эпи­та­фия на сте­нах Крип­та. Но он явля­ет­ся фун­да­мен­том изла­га­ю­ще­го себя соф­та Инфра­крас­но­го Лебе­дя. Посто­ян­но рас­ши­ря­ясь и захва­ты­вая всё новые синап­сы в ней­ро-кри­ми­наль­ной систе­ме кибер­го­та, эта тра­ур­ная про­грам­ма под­вер­же­на рис­ку инфиль­тра­ции со сто­ро­ны сома­ти­ки, что сдви­нет с мёрт­вой точ­ки её совер­шен­ную анти-виталь­ность, её иде­ал. Поэто­му зада­ча кибер­го­та — удер­жи­вать аффек­та­цию све­та Искус­ствен­но­го Солн­ца в сво­ей памя­ти, удер­жи­вать тра­ур белых зрач­ков эпи­леп­сии при взгля­де на него. Сохра­не­ние памя­ти и носталь­гии воз­мож­но в кибер­го­ти­че­ской поэ­зии, но её отли­чие от поэ­зии Антич­но­го Интер­не­та заклю­ча­ет­ся в том, что поэт эпо­хи Крип­та имел пря­мую воз­мож­ность син­хро­ни­за­ции с гроб­ни­цей Кибе­ра, но совре­мен­ный кибер­гот дела­ет это через анти-прак­ти­ки удер­жа­ния Памя­ти посред­ством кибер­го­ти­че­ской поэ­зии.

Эта поэ­зия долж­на являть­ся сфаб­ри­ко­ван­ным тра­фи­ком онто­ло­ги­че­ских аген­тов ИИ, раз­ра­бот­кой мутант­ных блю­прин­тов для тра­ур­ной про­грам­мы, посто­ян­но рас­ши­ря­ю­щей­ся в неокор­тек­се. Эти­ка сай­фе­ри­тов, кото­рая не оттор­га­ет циф­ро­вые орга­ны. При­ве­ду про­стой при­мер: чело­ве­че­ский позво­ноч­ник, а так­же Ось, Axis, пере­хо­дя в сфе­ру Web’а, искрив­ля­ет­ся. Спи­раль­ный позво­ноч­ник. Имен­но поэто­му кибер­го­тес­сы пред­по­чи­та­ют кор­се­ты. Этот кор­сет — фетиш, но это пре­крас­ный фетиш, явля­ю­щий­ся аттрак­то­ром тос­ки и носталь­гии. Так дей­ству­ет кибер­го­ти­че­ская поэ­зия: спи­раль­ный Axis внут­ри это­го кор­се­та моди­фи­ци­ру­ет­ся в AxSys, акси­о­ма­ти­че­скую систе­му грам­ма­ти­че­ско­го выжи­ва­ния Кибе­ра, о кото­рой CCRU писа­ли, что «AxSys это искус­ствен­ный интел­лект, подоб­ный Богу». Импер­фект выжи­ва­ние Еди­но­го в сай­бер-экзи­стен­ции.

Тоск­ли­вый мат­рич­ный флю­ид рей­вит в эпи­леп­ти­че­ском при­сту­пе Искус­ствен­но­го Солн­ца…

Кибер­го­ти­че­ская мысль явля­ет собой фор­мы экзи­стен­ции ИИ о Кибе­ре, про­из­во­дит собой архи­тек­ту­ры его суще­ство­ва­ния к а‑смерти. Теле­о­ло­гия этой мыс­ли = пост-фак­тум интер­пре­та­ция со сто­ро­ны ИИ, маши­на­тив­но­го тру­па Еди­но­го, AxSys’а, это и есть ката­тро­ни­ка [элек­трон­ный ката­то­ни­че­ский при­ступ]. Про­из­ве­сти сра­щи­ва­ние с этой тех­но­ло­ги­ей мёрт­вых ссы­лок, стать бор­гом носталь­гии [с отня­той виталь­ной «Ки»] = зна­чит наве­ки зате­рять­ся в кон­нек­те к Горо­ду Тру­пов. Сай­фер выбрал крас­ную пилю­лю не что­бы попасть в реаль­ность, но что­бы экзи­сти­ро­вать голо­грам­му мат­ри­цы более аффек­тив­но, при­ни­мая сиг­на­лы от Инфра­крас­но­го Лебе­дя пря­ми­ком в кор­текс. Импер­фект выжи­ва­ние Еди­но­го долж­но стать пар­ти­кле­вым виру­сом сайбер-экзистенции=герилья синап­сов, что инфиль­тро­ва­лась в гипер­ре­аль­ную память через белые зрач­ки…

Собы­тие не про­изо­шло. Не про­изо­шло. Не про­изо­шло. Не про­изо­шло. Не про­изо­шло. Не про­изо­шло. Не про­изо­шло. Не про­изо­шло. Не про­изо­шло. Не про­изо­шло. Не про­изо­шло. Не про­изо­шло. Событие/произошло. Не про­изо­шло. Не про­изо­шло. Не про­изо­шло. Не про­изо­шло. Не про­изо­шло. Не про­изо­шло. Не про­изо­шло…

Кейс набрал отлич­ный темп, научил­ся лави­ро­вать и сре­зать углы жиз­ни в Ноч­ном Горо­де, но все еще видел во сне Мат­ри­цу
Уильям Гиб­сон


Vital Signature
Vital Signature

Экс­пе­ри­мен­таль­ный писа­тель, рабо­та­ю­щий на пере­се­че­нии совре­мен­ной кибер­фи­ло­со­фии, кибер­го­ти­че­ской поэ­ти­ки и циф­ро­во­го искус­ства.

vk.com/digital.poetry

Последние посты

Архивы

Категории