Шифропанки: от Джима Белла до Сноудена

Когда-то дав­но тема шиф­ро­пан­ка (или крип­то­анар­хиз­ма, более офи­ци­аль­но) была наи­бо­лее тех­но­ло­гич­ным и сме­лым про­те­стом в эпо­ху зарож­да­ю­ще­го­ся вли­я­ния сети на жизнь сред­не­ста­ти­сти­че­ско­го жите­ля мега­по­ли­са. В отли­чие от мно­гих попу­ляр­ных взгля­дов и надежд того вре­ме­ни, у этой фило­со­фии были вполне прак­тич­ные цели, име­ю­щие мно­го обще­го с лич­ной и обще­ствен­ной без­опас­но­стью.

Эти ребя­та засве­ти­лись даже на Вики­пе­дии:

Шиф­ро­пан­ки (англ. cypherpunk) — нефор­маль­ная груп­па людей, заин­те­ре­со­ван­ных в сохра­не­нии ано­ним­но­сти и инте­ре­су­ю­щих­ся крип­то­гра­фи­ей. Пер­во­на­чаль­но шиф­ро­пан­ки обща­лись с помо­щью сети ано­ним­ных ремей­ле­ров. Целью дан­ной груп­пы было дости­же­ние ано­ним­но­сти и без­опас­но­сти посред­ством актив­но­го исполь­зо­ва­ния крип­то­гра­фии.

Они рабо­та­ли над общи­ми кон­цеп­ци­я­ми интер­нет-экзи­стен­ци­а­лиз­ма и, мож­но ска­зать, зало­жи­ли осно­ву не толь­ко для совре­мен­но­го быто­во­го пони­ма­ния рабо­ты ано­ни­май­зе­ров и Tor, но и для хакер­ских дви­же­ний, сете­во­го акти­виз­ма и неза­ви­си­мой жур­на­ли­сти­ки типа WikiLeaks. К сло­ву, осно­ва­тель дан­но­го про­ек­та Джу­ли­ан Ассанж сам недву­смыс­лен­но при­чис­ля­ет себя к шиф­ро­пан­кам.

В пери­од сво­е­го рас­цве­та сеть крип­то­анар­хи­стов обсуж­да­ла обще­ствен­ную поли­ти­ку в отно­ше­нии крип­то­гра­фии наря­ду с прак­ти­че­ски­ми раз­го­во­ра­ми на мате­ма­ти­че­ские, вычис­ли­тель­ные, тех­но­ло­ги­че­ские и крип­то­гра­фи­че­ские темы. Никто не знал, чем IRL зани­ма­ет­ся тот или иной участ­ник сооб­ще­ства, но все пре­крас­но пони­ма­ли: в нарас­та­ю­щей гон­ке за пра­во кон­тро­ли­ро­вать насе­ле­ние в режи­ме он-лайн нуж­но само­му отста­и­вать свои пра­ва, исполь­зуя тех­но­ло­гии шиф­ро­ва­ния во бла­го буду­щих поко­ле­ний.

«Дове­ряй, но про­ве­ряй»: в свое­об­раз­ной идео­ло­гии шиф­ро­пан­ков нашли своё прак­ти­че­ское при­ме­не­ние чисто мате­ма­ти­че­ские прин­ци­пы «про­вер­ки дове­рия», кото­рые до сих пор исполь­зу­ют­ся, к при­ме­ру, в горя­чо люби­мом гла­вой Сбер­бан­ка блок­чейне. По сути, любая извест­ная сего­дня крип­то­ва­лю­та во гла­ве с нашу­мев­шим бит­ко­и­ном — это дети­ще про­грам­ми­стов и инже­не­ров, при­чис­ляв­ших себя к это­му дви­же­нию.

Нуж­но знать сво­их геро­ев в лицо. Ано­ним­но.

Пароль: cypherpunks01

В погоне за инте­рес­ны­ми игруш­ка­ми, кото­рые в огром­ном коли­че­стве выплё­вы­ва­ет совре­мен­ный высо­ко­тех­но­ло­гич­ный рынок, мы пере­ста­ли вос­при­ни­мать гад­же­ты как угро­зу втор­же­ния в нашу част­ную жизнь. Мер­цав­ший на гори­зон­те про­шло­го века «интер­нет вещей» вре­мя от вре­ме­ни вызы­вал тре­во­гу футу­ро­ло­гов и тех­но­про­ро­ков, но сто­и­ло ему занять и вытес­нить нашу зону ком­фор­та, под­су­нуть корм чело­ве­че­ской лени и про­тя­нуть руку любой малень­кой шесте­рён­ке систе­мы, как эти тре­во­ги ото­шли на вто­рой план, став уде­лом лишь фри­ко­ва­тых блю­сти­те­лей ано­ним­но­сти и без­опас­но­сти кибер­про­стран­ства. А зря.

Ново­сти типа «высо­ко­тех­но­ло­гич­ный завод кор­по­ра­ции вме­сте с внут­рен­ней сверх­за­щи­щён­ной сетью взло­ма­ли через кофе­вар­ку в вести­бю­ле» уже ста­но­вят­ся частью нашей реаль­но­сти, как бы мы ни отри­ца­ли эти про­яв­ле­ния и как бы ни оправ­ды­ва­ли наступ­ле­ние на нашу при­ват­ность со сто­ро­ны вез­де­су­щих быто­вых тех­но­шпи­о­нов. Они ведь и так зна­ют о нас всё, вер­но?

Ещё в далё­ких 90‑х шиф­ро­пан­ки пре­ду­пре­жда­ли нас, живу­щих в 20ХХ: част­ная жизнь и ано­ним­ность вырож­да­ет­ся, от неё посто­ян­но гру­бо отре­за­ют важ­ные кус­ки, заме­щая их тем, что поз­же окре­сти­ли Веб 2.0, под­го­тав­ли­вая поч­ву для абсо­лют­но­го инфор­ма­ци­он­но­го обще­ства, где каж­дый име­ет доступ к малей­шим дета­лям жиз­ни каж­до­го, вплоть до пло­ти, чувств, мыс­лей.

Пред­ставь­те эту же кар­ти­ну, допол­нив её ней­ро­ком­пью­тер­ны­ми интер­фей­са­ми и чипа­ми кон­тро­ля. Мистер Курцвейл обе­ща­ет это нам уже к 2030, а кое-кто и рань­ше.

«Наши дети уже живут более пуб­лич­ной жиз­нью, чем мы сами».

Ш‑панк как образ жизни

Кто эти ребя­та, стре­мя­щи­е­ся к ано­ним­но­сти как сво­е­му неотъ­ем­ле­мо­му чело­ве­че­ско­му пра­ву? Пожа­луй, в сво­ей кни­ге «Эниг­ма­ния» 2012 года я опи­сал имен­но тот образ, кото­рый сфор­ми­ро­вал­ся дис­кур­сом в кон­це 90‑х и отпо­ли­ро­вал­ся к кон­цу нуле­вых.

Про­во­дя парал­ле­ли с тем, что пере­жи­вал по ходу сво­е­го суще­ство­ва­ния жанр кибер­пан­ка, мож­но ска­зать, что крип­то­анар­хизм так­же пере­жил опре­де­лён­ный «кван­то­вый пере­ход». Изна­чаль­но типич­ный ш‑панк — это горя­щий серд­цем акти­вист, чув­ству­ю­щий ответ­ствен­ность за буду­щее интер­нет-ком­му­ни­ка­ций и заси­лие мето­дов Боль­шо­го Бра­та бла­го­да­ря деше­ве­ю­щим тех­но­ло­ги­ям видео­на­блю­де­ния, хра­не­ния инфор­ма­ции, пере­хва­та и ана­ли­за интер­нет-тра­фи­ка; начи­на­ю­щий Сно­уден в какой-нибудь теле­фон­ной ком­па­нии, пони­ма­ю­щий, как рабо­та­ет ком­му­та­ция и что в себе несёт воз­мож­ность пере­да­чи дан­ных по опто­во­ло­кон­ным жилам вир­ту­аль­ной суб­ре­аль­но­сти. Вокруг все­го это­го витал лёг­кий флёр ожи­да­ния вели­ких потря­се­ний и чув­ства при­част­но­сти к гран­ди­оз­ным вещам, стро­и­тель­ству буду­ще­го, не мень­ше. Люди гре­зи­ли о пре­крас­ном бла­го­ден­ствии, кото­рое при­не­сёт с собой тех­но­кра­тия, но так­же и о том, каки­ми опас­но­стя­ми она может обер­нуть­ся — пре­па­ри­ро­ван­ное обще­ство хомя­ков с вез­де­су­щи­ми лайф-логге­ра­ми, навя­зы­ва­ю­щи­ми лип­кое созна­ние заклю­чён­но­го, посто­ян­но нахо­дя­ще­го под кон­тро­лем без­ли­ких и жесто­ких над­смотр­щи­ков в любой точ­ке мира.

Совре­мен­ный ш‑панк боль­ше похож на тай­но­го аген­та под при­кры­ти­ем, всё чаще при­ни­ма­ю­ще­го обо­ро­ни­тель­ную пози­цию. Мно­гие вещи в обла­сти обще­ствен­но­го кон­тро­ля, казав­ши­е­ся нам ну очень труд­но­до­сти­жи­мы­ми вче­ра, уже успе­ли слег­ка уста­реть сего­дня. Что будет зав­тра, когда в дело актив­но вме­ша­ют­ся ней­ро­се­ти? Похо­же, бла­го­да­ря несколь­ким сме­лым whistleblower’ам даже далё­кие от мира ано­ни­май­зе­ров поль­зо­ва­те­ли начи­на­ют судо­рож­но кор­рек­ти­ро­вать свои лич­ные дан­ные в соц­се­тях, кому они сами же всё о себе и дове­ри­ли. Топор­ное вме­ша­тель­ство поли­ти­ки в этот про­цесс лишь под­стё­ги­ва­ет зазе­вав­ших­ся.

Алек­сандр Бард в одной из сво­их книг при­вёл пре­крас­ный тер­мин, опи­сы­ва­ю­щий состо­я­ние и образ мыс­ли поко­ле­ния Интер­не­та после смер­ти суб­куль­тур. Диви­ды, созна­тель­ные шизо­фре­ни­ки, посто­ян­но пре­бы­ва­ю­щие в состо­я­нии поис­ка новой «личи­ны», отра­жа­ю­щей в сете­вых мирах нере­а­ли­зо­ван­ные жела­ния и чая­ния реаль­но­го юзер­ней­ма. Это явле­ние повер­га­ет в шок стар­шие поко­ле­ния, кото­рым вби­ва­ли в голо­вы совер­шен­но про­ти­во­по­лож­ные идеи неде­ли­мо­сти: пол­ное соот­вет­ствие имён, лиц и харак­те­ри­стик лич­но­сти во всех доку­мен­тах и «одно­класс­ни­ках». Уже сей­час любой школь­ник неволь­но осо­зна­ёт, что чем боль­ше бес­связ­ных оскол­ков лич­но­сти чело­век спо­со­бен одно­вре­мен­но под­дер­жи­вать в сети, тем он успеш­нее.

В какой-то сте­пе­ни борь­ба за воз­мож­ность остать­ся ано­ни­мом в этих мирах бла­го­род­на, и её мож­но было бы назвать попыт­кой абсо­лю­ти­зи­ро­вать наблю­да­е­мое Бар­дом соци­аль­ное сме­ще­ние цен­но­стей. Воз­мож­ность обре­зать те ниточ­ки, свя­зы­ва­ю­щие негиб­кое, пока ещё труд­но­из­ме­ня­е­мое тело и мно­же­ство его вир­ту­аль­ных «опе­ра­ци­он­ных систем» — ниточ­ки, уже сего­дня исполь­зу­ю­щи­е­ся IT-кор­по­ра­ци­я­ми для неза­мет­но­го сле­же­ния и впа­ри­ва­ния про­из­ве­дён­ных това­ров и заго­тов­лен­ных услуг.

Одна­ко за дви­же­ни­ем крип­то­анар­хиз­ма сто­ит ещё одна важ­ная идея — объ­еди­не­ние всех этих созна­тель­ных шизо­фре­ни­ков ново­го обще­ства в нечто еди­ное, по-ком­му­ни­сти­че­ски соли­дар­ное, но по-преж­не­му сохра­ня­ю­щее чер­ты евро­пей­ско­го инди­ви­ду­а­лиз­ма. Те же «обще­ствен­ные» акка­ун­ты для разо­во­го поль­зо­ва­ния с оди­на­ко­вы­ми логи­на­ми и паро­ля­ми, римей­ле­ры, пере­да­ю­щие важ­ней­ший ресурс сети — идеи-вдох­но­ве­ния… Это стран­ным обра­зом заде­ва­ло те самые пота­ён­ные струн­ки, кото­рые в своё вре­мя зву­ча­ли в уни­сон иде­а­лам моло­дёж­ных суб­куль­тур, неко­то­рые из кото­рых были едва ли не един­ствен­ным спо­со­бом вто­рич­ной соци­а­ли­за­ции ода­рён­ных и талант­ли­вых потен­ци­аль­ных hikkikomori, кото­ры­ми сей­час пол­нит­ся сеть.

Где-то сре­ди этих пото­ков нулей и еди­ниц, иден­ти­фи­ци­ру­ю­щих нас по име­ни и точ­ке вхо­да, пла­ваю и я.

Точка невозврата

По мне­нию шиф­ро­пан­ков, опас­ность деа­но­ни­ми­за­ции инфор­ма­ци­он­но­го обще­ства ста­ла реаль­ной тогда, когда вза­и­мо­дей­ствия меж­ду людь­ми пере­ста­ли быть эфе­мер­ны­ми. Доста­точ­но про­честь «Мани­фест шиф­ро­пан­ков» два­дца­ти­лет­ней дав­но­сти, что­бы понять, что прак­ти­че­ски всё сбы­лось к наше­му вре­ме­ни с лих­вой — слеж­ка «за каж­дым авто­мо­би­лем», Big Data, высо­ко­эф­фек­тив­ный ана­лиз огром­ных мас­си­вов дан­ных бла­го­да­ря ИИ и бес­пре­це­дент­ное паде­ние цен на еди­ни­цу хра­не­ния памя­ти.

Даже ведя под­чёрк­ну­то осто­рож­ный образ жиз­ни, рано или позд­но попа­дёшь в чей-то объ­ек­тив, авто­ма­ти­че­ски пуб­ли­ку­ю­щий свой инфор­ма­ци­он­ный мусор в соци­аль­ные сети, отку­да маши­нам нетруд­но извлечь твои пер­со­наль­ные дан­ные. Даже настро­е­ние по выра­же­нию лица в про­цен­тах, бес­плат­но без смс и реги­стра­ции.

И всё же смысл в этой борь­бе есть и сего­дня, когда над голо­ва­ми лета­ют дро­ны с 4к-каме­ра­ми, жаж­ду­щие циф­ро­вой жрат­вы в виде новых лай­ков и под­пис­чи­ков, и зав­тра, когда отказ от иден­ти­фи­ка­ции эти­ми дро­на­ми может стать госу­дар­ствен­ным пре­ступ­ле­ни­ем. Если, конеч­но, кон­тро­ли­ру­ю­щие груп­пы ещё будут иметь наг­лость назы­вать­ся «госу­дар­ства­ми».

«Стра­на побе­див­ше­го кибер­пан­ка» как нель­зя более крас­но­ре­чи­во оправ­ды­ва­ет своё народ­ное назва­ние сего­дня. Для того, что­бы про­толк­нуть то или иное огра­ни­че­ние или наде­лить пол­но­мо­чи­ем тот или иной над­зи­ра­тель­ный орган на зако­но­да­тель­ном уровне, нуж­но про­сто создать такое обще­ство, кото­рое не будет про­те­сто­вать и отста­и­вать свои пра­ва. Мы сами не заме­ти­ли, насколь­ко тех­но­ло­ги­че­ские воз­мож­но­сти ста­ли тес­но свя­за­ны с поли­ти­че­ски­ми дей­стви­я­ми. Имен­но об этом пре­ду­пре­жда­ли нас ста­рые мани­фе­сты и про­ро­че­ства кибер­ви­зи­о­не­ров: нам не нуж­но обще­ство Ново­го Миро­во­го Поряд­ка, в кото­ром цен­зу­ра и кон­троль дик­ту­ет нам пра­ви­ла пове­де­ния. Нам не нуж­но чув­ство­вать мол­ча­ли­вое при­сут­ствие госу­дар­ства в посте­ли с люби­мым чело­ве­ком. Нам не нуж­на тар­ге­ти­ро­ван­ная рекла­ма, под­слу­ши­ва­ю­щая наши раз­го­во­ры по клю­че­вым сло­вам через забло­ки­ро­ван­ные мобиль­ные теле­фо­ны.

К сожа­ле­нию, как и в уже про­шед­шие и кажу­щи­е­ся нам при­ми­тив­ны­ми вре­ме­на, насто­я­щий мас­штаб про­бле­мы ста­но­вит­ся поня­тен мас­со­во­му обы­ва­те­лю лишь тогда, когда это уже слиш­ком позд­но. Хотя, может быть, к тому момен­ту воз­мож­но­сти киберс­на и про­пуск­ной спо­соб­но­сти НКИ будут таки­ми слад­ки­ми и заман­чи­вы­ми, что уже не оста­нет­ся такой лич­но­сти, кото­рая вооб­ще захо­чет выхо­дить в это опас­ное и недру­же­люб­ное место под назва­ни­ем «оффлайн».


Mark Lindberger
Марк Линдбер­гер

Мыс­ли­тель эпо­хи инфор­ма­ци­он­но­го обще­ства, иссле­до­ва­тель, Посвя­щён­ный в таин­ства тех­но­кра­ти­че­ско­го транс­гу­ма­низ­ма.

vk.com/illumicorp_rus

Последние посты

Архивы

Категории