Nova (PC-98)

Козел отпущения в видящем камне: миметика, акселерационизм и технологии контроля

Джефф Шул­лен­бер­гер – аме­ри­кан­ский лите­ра­тур­ный кри­тик и фило­соф, пре­по­да­ва­тель Нью-Йорк­ско­го Уни­вер­си­те­та, автор бло­га Outsider theory. В сво­ем бло­ге он актив­но при­ме­ня­ет и раз­ви­ва­ет миме­ти­че­скую тео­рию антро­по­ло­га Рене Жира­ра, иссле­до­вав­ше­го про­бле­мы свя­зан­ные с под­ра­жа­ни­ем и наси­ли­ем в чело­ве­че­ских сооб­ще­ствах. Ниже пред­став­ле­ны два тек­ста из его бло­га. В пер­вом он ана­ли­зи­ру­ет то, как гума­ни­тар­ное обра­зо­ва­ние Алек­са Кар­па и Пите­ра Тиля, а так­же их вни­ма­ние к про­бле­ме наси­лия, повли­я­ло на созда­ние Palantir Technologies. Из этой замет­ки вы узна­е­те, какие фило­соф­ские осно­ва­ния лежат в фун­да­мен­те это­го, каза­лось бы, чисто тех­но­ло­ги­че­ско­го про­ек­та. Вто­рой текст – это доклад Джеф­фа Шул­лен­бер­ге­ра, пред­став­лен­ный им на жирар­диан­ском «Кол­ло­кви­у­ме о наси­лии и рели­гии», в кото­ром он осу­ще­ствил срав­ни­тель­ный ана­лиз аксе­ле­ра­ци­о­низ­ма и миме­ти­че­ской теории.

Интеллектуальные истоки технологий наблюдения.

Недав­но я отве­тил на один весь­ма обсуж­да­е­мый твит:

STEM без гума­ни­тар­ных наук – это про­сто про­грам­ма обу­че­ния Raytheon [Назва­ние аме­ри­кан­ской воен­но-про­мыш­лен­ной ком­па­нии. Под­ра­зу­ме­ва­ет­ся, что тех­ни­че­ский спе­ци­а­лист без гума­ни­тар­ных зна­ний – про­сто обслу­га военщины].

Пите­ра Тиля на созда­ние Palantir частич­но вдох­но­ви­ла уче­ба у Рене Жира­ра, а так­же чте­ние Кар­ла Шмит­та и Лео Штрауса.

Мой ответ ока­зал­ся намно­го менее попу­ля­рен (374 лай­ка) чем ори­ги­наль­ный твит (более 6 тыс. лай­ков), несмот­ря на то, что он был гораз­до бли­же к дей­стви­тель­но­сти. (Вздох). Оче­вид­но, что люди, кото­рые сидят на twitter.com, пред­по­чи­та­ют более уте­ши­тель­ные нар­ра­ти­вы о гума­ни­тар­ных нау­ках. Тем не менее, иссле­до­ва­ние того, как эти нау­ки поспо­соб­ство­ва­ли созда­нию систе­мы мас­со­во­го наблю­де­ния, в кото­рой мы все теперь живем, име­ет смысл продолжать.

Palantir Technologies, менее извест­ный про­ект из свя­зан­ных с Тилем, чем PayPal, Facebook и дру­гие, но не менее при­ме­ча­тель­ный, заим­ству­ет свое назва­ние у «видя­щих кам­ней» из «Вла­сте­ли­на колец» Тол­ки­на. Он спе­ци­а­ли­зи­ру­ет­ся на ана­ли­зе «боль­ших дан­ных» и сотруд­ни­ча­ет с раз­ве­ды­ва­тель­ны­ми и обо­рон­ны­ми агент­ства­ми в рам­ках про­ек­тов, свя­зан­ных с циф­ро­вым наблю­де­ни­ем. Его часто назы­ва­ют источ­ни­ком инфор­ма­ции, поз­во­лив­шим США най­ти Уса­му бен Ладена.

Одним из вес­ких аргу­мен­тов в поль­зу мое­го утвер­жде­ния, что опыт Пите­ра Тиля в гума­ни­тар­ных нау­ках послу­жил осно­вой для созда­ния Palantir, явля­ет­ся его эссе «Штра­ус­си­ан­ский момент», впер­вые пред­став­лен­ное в каче­стве докла­да на кон­фе­рен­ции в 2004 г., а затем в 2007 г. опуб­ли­ко­ван­ное в сбор­ни­ке «Politics and Apocalypse». Тиль осно­вал Palantir в 2003–2004 гг., так что это эссе было напи­са­но в тот же пери­од его карье­ры, когда он осно­вал компанию.

Назва­ние эссе ясно демон­стри­ру­ет нам то, что он мыс­лил об исто­ри­че­ском момен­те нача­ла 2000‑х годов как о «штра­ус­си­ан­ском момен­те», то есть таком, кото­рый луч­ше все­го опи­сы­вать с помо­щью идей Лео Штра­у­са. Это, разу­ме­ет­ся, был момент после собы­тий 9/11, и, по мне­нию Тиля, эти собы­тия «поста­ви­ли под вопрос… всю поли­ти­че­скую и воен­ную кон­струк­цию XIX-го и XX-го вв., и, разу­ме­ет­ся, совре­мен­но­сти в целом». В эссе пред­став­ле­на осно­ва­тель­ная кри­ти­ка либе­раль­но­го интер­на­ци­о­на­лиз­ма, как наив­ной и уста­рев­шей струк­ту­ры без­опас­но­сти. С точ­ки зре­ния Тиля, собы­тия 9/11 раз­ру­ши­ли дав­нее пред­став­ле­ние о том, что инте­гра­ция в гло­баль­ный рынок при­не­сет мир и сотруд­ни­че­ство меж­ду госу­дар­ства­ми. Послед­нее убеж­де­ние было осно­ва­но на упро­щен­ной моде­ли homo economicus, кото­рая искус­ствен­но выно­сит за скоб­ки страсть к наси­лию и фана­тич­ные убеж­де­ния, в дей­стви­тель­но­сти управ­ля­ю­щие чело­ве­че­ским пове­де­ни­ем. Для Тиля собы­тия 9/11 были фило­соф­ским вызо­вом, побуж­да­ю­щим пере­осмыс­лить пред­став­ле­ния о чело­ве­че­ской природе.

Из работ Штра­у­са Тиль выво­дит идею о том, что «даже внут­ри самых либе­раль­ных или откры­тых режи­мов скры­ва­ют­ся неко­то­рые очень неудоб­ные исти­ны». Сре­ди них – тем­ная исти­на о наси­лии и госу­дар­стве. Тиль цити­ру­ет утвер­жде­ние Штра­у­са о том, что «не может быть вели­ко­го и слав­но­го обще­ства без экви­ва­лен­та убий­ства Рема его бра­том Рому­лом». Из работ Штра­у­са он дела­ет вывод, что либе­раль­ный миф о про­све­щен­ном эго­из­ме homo economicus как осно­ве уни­вер­саль­ной гар­мо­нии все­гда был не более чем мифом. Все­гда суще­ство­ва­ла тем­ная и насиль­ствен­ная сто­ро­на аме­ри­кан­ско­го и гло­баль­но­го либе­раль­ных про­ек­тов, кото­рую наи­бо­лее муд­рые наблю­да­те­ли, такие как Штра­ус, смог­ли уло­вить, но избе­га­ли ее слиш­ком откро­вен­но­го обсуждения.

Один из наи­бо­лее пока­за­тель­ных отрыв­ков эссе каса­ет­ся того само­го биз­не­са, в кото­рый Тиль вхо­дил во вре­мя его напи­са­ния. В сво­ем иссле­до­ва­нии непри­знан­ной тем­ной сто­ро­ны аме­ри­кан­ско­го либе­раль­но­го госу­дар­ства он цити­ру­ет заяв­ле­ние Штра­у­са о том, что «даже самое спра­вед­ли­вое обще­ство не может выжить без раз­вед­ки, шпи­о­на­жа». Из заяв­ле­ния Штра­у­са Тиль заклю­ча­ет, что «вме­сто Орга­ни­за­ции Объ­еди­нен­ных Наций, напол­нен­ной бес­ко­неч­ны­ми и без­ре­зуль­тат­ны­ми пар­ла­мент­ски­ми деба­та­ми… мы долж­ны поду­мать о созда­нии “Эше­ло­на”, сек­рет­ной коор­ди­на­ции миро­вых раз­ве­ды­ва­тель­ных служб, как пути к окон­ча­тель­но­му ста­нов­ле­нию гло­баль­ной pax Americana».

Palantir может быть понят, исхо­дя из это­го отрыв­ка эссе Тиля, как при­клад­ное штра­ус­си­ан­ство: пред­при­я­тие, кото­рое осо­зна­ет суще­ство­ва­ние глу­бо­ких и опас­ных осно­ва­ний чело­ве­че­ско­го наси­лия и исполь­зу­ет огром­ные мас­си­вы дан­ных, гене­ри­ру­е­мых Интер­не­том, для их мони­то­рин­га и контроля.

Дру­гой клю­че­вой фигу­рой в Palantir явлет­ся Алекс Карп. Как и Тиль, Карп явля­ет­ся выход­цем не из тех­но­ло­ги­че­ской сре­ды. Они оба полу­чи­ли обра­зо­ва­ние в сфе­ре пра­ва, но Карп пошел в сво­ем обра­зо­ва­нии даль­ше Тиля и полу­чил Ph.D. по соци­аль­ной тео­рии во франк­фурт­ском Уни­вер­си­те­те им. Гете. Широ­ко рас­про­стра­не­но мне­ние, что его науч­ным руко­во­ди­те­лем был извест­ный тео­ре­тик Юрген Хабер­мас, но даже быст­рый взгляд на его дис­сер­та­цию пока­зы­ва­ет, что это не так. Рабо­та Кар­па дей­стви­тель­но свя­за­на с кри­ти­че­ской тео­ри­ей Франк­фурт­ской шко­лы, с кото­рой отож­деств­ля­ет­ся твор­че­ство Хабер­ма­са, но свя­за­на она с учи­те­лем послед­не­го – Тео­до­ром В. Адорно.

Недав­няя ста­тья Мой­ры Вай­гель “Palantir Goes to the Frankfurt School” пред­ла­га­ет вни­ма­тель­ное про­чте­ние дис­сер­та­ции Кар­па «Агрес­сия в жиз­нен­ном мире». Это ком­плекс­ный, тех­ни­че­ский отчет о тек­сте, оче­вид­но явля­ю­щем­ся тео­ре­ти­че­ски слож­ным, но Вай­гель пред­ла­га­ет цен­ную инфор­ма­цию о том, как фило­соф­ские идеи Кар­па сов­па­да­ют с тем, что я назы­ваю «штра­ус­сов­ской» про­грам­мой Тиля для про­ек­та Palantir. Как и Тиля, Кар­па в первую оче­редь инте­ре­су­ет подав­ля­е­мое наси­лие, кото­рое угро­жа­ет обще­ствен­ной жиз­ни людей, хотя его тео­ре­ти­че­ское опи­са­ние это­го явле­ния несколь­ко иное.

Дис­сер­та­ция Кар­па, как заклю­ча­ет Вай­гель, заим­ству­ет у Адор­но и раз­ви­ва­ет кри­ти­ку того, что он назы­вал «жар­го­ном». Объ­ек­том кри­ти­ки Адор­но был язык экзи­стен­ци­аль­ной фило­со­фии, осо­бен­но Мар­ти­на Хай­дег­ге­ра. По его мне­нию, Хай­дег­гер исполь­зо­вал невнят­ную тер­ми­но­ло­гию, сде­лав­шую его зна­ме­ни­тым (вспом­ним тер­мин Dasein), что­бы выдать исто­ри­че­ские и поли­ти­че­ские про­бле­мы за уни­вер­саль­ные усло­вия. Как пишет Вай­гель, ссы­ла­ясь на Адор­но: «Хай­дег­гер пре­вра­ща­ет реаль­но неста­биль­ное поло­же­ние людей, кото­рые могут в любой момент поте­рять рабо­ту и дом, в опре­де­ля­ю­щее состо­я­ние Dasein… на таком уровне жар­гон при­об­ре­та­ет апо­ли­тич­ный или даже анти-поли­ти­че­ский харак­тер: он мас­ки­ру­ет теку­щие и зави­ся­щие от обсто­я­тельств эффек­ты соци­аль­но­го гос­под­ства под веч­ные и неиз­мен­ные харак­те­ри­сти­ки чело­ве­че­ско­го существования».

По мне­нию Вай­гель, Кар­па (в отли­чие от Адор­но) инте­ре­су­ет «вопрос о том, какие пси­хо­ло­ги­че­ские потреб­но­сти удо­вле­тво­ря­ет жар­гон». Его ответ на этот вопрос осно­ван на фрей­дист­ском пред­по­ло­же­нии об агрес­сии как пер­вич­ном про­яв­ле­нии вле­че­ния к смер­ти. Основ­ная про­бле­ма соци­аль­но­го суще­ство­ва­ния, с этой точ­ки зре­ния, заклю­ча­ет­ся в необ­хо­ди­мо­сти регу­ля­ции и/или суб­ли­ма­ции таких анти­со­ци­аль­ных импуль­сов во имя соци­аль­ной ста­биль­но­сти. Карп утвер­жда­ет, что «жар­гон», кото­рый кри­ти­ку­ет Адор­но, слу­жит спо­со­бом «впу­стить агрес­сию в соци­аль­ную жизнь и отве­сти ей цен­траль­ную роль в кон­со­ли­да­ции иден­тич­но­сти». Идея, по всей види­мо­сти, заклю­ча­ет­ся в том, что «жар­гон», кото­рый исклю­ча­ет тех, кто не пони­ма­ет его, и в то же вре­мя созда­ет сооб­ще­ство тех, кто его пони­ма­ет, про­яв­ля­ет враж­деб­ность по отно­ше­нию к суще­ству­ю­ще­му соци­аль­но­му поряд­ку, созда­вая при этом вооб­ра­жа­е­мое сооб­ще­ство «тех, кто гово­рит на нем, и слы­шит его». Это зна­чит, что «про­ти­во­ре­ча­щие соци­аль­ным нор­мам жела­ния вно­сят­ся в пау­ти­ну соци­аль­ных отно­ше­ний… таким обра­зом, что за них не нуж­но пре­сле­до­вать по зако­ну и нака­зы­вать как за нару­ше­ние соци­аль­ных норм».

Мож­но было бы ска­зать гораз­до боль­ше о дис­сер­та­ции Кар­па в изло­же­нии Вай­гель, но это­го крат­ко­го обзо­ра доста­точ­но, что­бы про­ве­сти опре­де­лен­ные парал­ле­ли со «Штра­ус­си­ан­ским момен­том». Как и Карп, Тиль оза­бо­чен насиль­ствен­ным, ирра­ци­о­наль­ным изме­ре­ни­ем чело­ве­че­ской жиз­ни и угро­зой, кото­рую оно пред­став­ля­ет для соци­аль­но­го поряд­ка. Собы­тия 9/11 ста­ли для Тиля клю­че­вой иллю­стра­ци­ей этой угро­зы, а так­же наив­но­сти запад­ной идео­ло­гии в ее отно­ше­нии. Из работ Штра­у­са Тиль дела­ет вывод о том, что к это­му более тем­но­му изме­ре­нию соци­аль­но­го суще­ство­ва­ния нуж­но обра­щать­ся не напря­мую, а одно­вре­мен­но через фило­соф­ский дис­курс, спо­соб­ный обра­щать­ся с этой про­бле­мой ско­рее дели­кат­но, чем в откры­тую, и с помо­щью мето­дов поли­ти­ки, кото­рые дей­ству­ют в основ­ном за пре­де­ла­ми пуб­лич­ной сфе­ры, таких как шпи­о­наж. Это необ­хо­ди­мо пото­му, что явное при­зна­ние суще­ство­ва­ния более глу­бо­кой реаль­но­сти, лежа­щей в осно­ве это­го наси­лия, будет спо­соб­ство­вать рас­про­стра­не­нию циниз­ма и разо­ча­ро­ван­но­сти, что в конеч­ном ито­ге раз­ру­шит сам поря­док, кото­рый необ­хо­ди­мо под­дер­жи­вать. Инте­рес Кар­па к «жар­го­ну» ана­ло­гич­ным обра­зом про­ис­те­ка­ет из той же оза­бо­чен­но­сти по пово­ду отри­ца­е­мой обрат­ной сто­ро­ны соци­аль­но­го поряд­ка и спо­со­бов сдер­жи­ва­ния или инте­гра­ции враж­деб­ных ему агрес­сив­ных импуль­сов посред­ством их непря­мо­го выражения.

Как счи­та­ет Вай­гель, пред­ло­жен­ное Кар­пом пере­осмыс­ле­ние кон­цеп­ции «жар­го­на» Адор­но явля­ет­ся шагом назад по срав­не­нию с рабо­та­ми послед­не­го. В то вре­мя как Адор­но «поме­стил жар­гон в кон­текст спе­ци­фи­че­ско­го опы­та совре­мен­но­сти», Карп «транс­фор­ми­ру­ет его в выра­же­ние вле­че­ний, кото­рые, посколь­ку они вне­вре­мен­ные, явля­ют­ся чисто пси­хо­ло­ги­че­ски­ми». Она утвер­жда­ет, что Palantir исхо­дит из той же вне­исто­ри­че­ской пред­по­сыл­ки, посколь­ку «в ана­ли­зе дан­ных роль ана­ли­ти­ка не в том, что­бы деми­сти­фи­ци­ро­вать и рас­се­ять ове­ществ­ле­ние. Напро­тив, она имен­но в том, что­бы опре­де­лять иден­тич­ность по ее циф­ро­вым сле­дам и делать про­гно­зы на их осно­ве». Подоб­но жар­го­ну в пред­став­ле­нии Адор­но, ана­ли­ти­ка дан­ных «при­кры­ва­ет гос­под­ство постоль­ку, посколь­ку она дела­ет так, что­бы состо­я­ние чело­ве­ка или, точ­нее, усло­вия чело­ве­че­ско­го суще­ство­ва­ния, каки­ми они явля­ют­ся в кон­крет­ный момент, каза­лись неиз­мен­ны­ми». С точ­ки зре­ния Вай­гель, опи­са­ние «жар­го­на» Адор­но, и свя­зан­ные с ним марк­сист­ские и исто­ри­цист­ские ана­ли­ти­че­ские кон­цеп­ции, пред­ла­га­ют метод опи­са­ния спо­со­бов, с помо­щью кото­рых «алго­рит­мы берут исто­рии угне­те­ния, встро­ен­ные в дан­ные обу­че­ния, и про­еци­ру­ют их в будущее».

В «Штра­ус­си­ан­ском момен­те» Тиль пред­ла­га­ет сво­е­го рода упре­жда­ю­щий ответ на кри­ти­ку Кар­па со сто­ро­ны Вай­гель. Он явно рас­смат­ри­ва­ет марк­сист­ское пред­по­ло­же­ние о том, что эко­но­ми­че­ские лише­ния и гос­под­ство явля­ют­ся основ­ны­ми дви­жу­щи­ми сила­ми поли­ти­че­ско­го кон­флик­та, как левую вер­сию мифа о homo economicus, от кото­ро­го ата­ки 9/11 не оста­ви­ли кам­ня на камне. Как он пишет: «уже один при­мер бен Ладе­на и его после­до­ва­те­лей дела­ет недо­ста­точ­ным эко­но­ми­че­ски моти­ви­ро­ван­ную поли­ти­че­скую мысль, кото­рая доми­ни­ро­ва­ла на совре­мен­ном Запа­де… от “Иссле­до­ва­ния о при­ро­де и при­чи­нах богат­ства наро­дов” спра­ва, до “Капи­та­ла” слева».

Одно из непо­сред­ствен­ных сви­де­тельств в его поль­зу – это тот факт, что самые дра­ма­тич­ные ата­ки на капи­та­ли­сти­че­ский Запад были орга­ни­зо­ва­ны «сау­дов­ца­ми из выс­ше­го сред­не­го клас­са, часто с выс­шим обра­зо­ва­ни­ем и боль­ши­ми пер­спек­ти­ва­ми», моти­ви­ро­ван­ны­ми рели­ги­оз­ной верой, а не воз­му­ще­ни­ем эко­но­ми­че­ским нера­вен­ством, бене­фи­ци­а­ром кото­ро­го был их лидер. Он утвер­жда­ет, что Запад был застиг­нут врас­плох, посколь­ку пред­по­ла­гал, что наси­лие в отно­ше­нии него будет исхо­дить от эко­но­ми­че­ски обез­до­лен­ных: «из фавел Рио-де-Жаней­ро или от голо­да­ю­щих кре­стьян в Бур­ки­на-Фасо». Этот метод ана­ли­за не смог выявить насто­я­щие источ­ни­ки соци­аль­ной неста­биль­но­сти. Таким обра­зом, мож­но пред­ста­вить, что Тиль уви­дел боль­шую цен­ность в аль­тер­на­тив­ном мето­де Кар­па: ана­ли­зи­ро­вать язык на пред­мет сле­дов бес­со­зна­тель­ной агрес­сии, что­бы, по выра­же­нию Вай­гель, «выявить скры­тые в иных слу­ча­ях иден­тич­но­сти и вле­че­ния, а так­же скры­тое в них побуж­де­ние к насилию».

Тиль при­во­дит убе­ди­тель­ные дово­ды в поль­зу тех спо­со­бов ана­ли­за, кото­рые сфо­ку­си­ро­ва­ны не на эко­но­ми­че­ских отно­ше­ни­ях, а на глу­бо­ких, часто раз­ру­ши­тель­ных мораль­ных стра­стях, кото­рые, как он утвер­жда­ет, в дей­стви­тель­но­сти дви­жут людь­ми. Карп, как выра­зи­лась Вай­гель, подоб­ным обра­зом «дела­ет агрес­сив­ное наси­лие сущ­но­стью соци­аль­но­го». Хотя Карп заим­ству­ет свою точ­ку зре­ния у Фрей­да и дру­гих совре­мен­ных мыс­ли­те­лей, она выгля­дит как еще один вари­ант того, что Тиль назы­ва­ет «ста­рой запад­ной тра­ди­ци­ей… кото­рая пред­ла­га­ла менее зави­си­мый от эко­но­ми­че­ской дог­ма­ти­ки взгляд на чело­ве­че­скую при­ро­ду». При­ме­ча­тель­но, что такое слож­ное тех­но­ло­ги­че­ское пред­при­я­тие, как Palantir, кажет­ся, берет свое нача­ло из явно­го воз­вра­та к моде­лям чело­ве­че­ской при­ро­ды, суще­ство­вав­шим до эпо­хи Просвещения.

Миметическая Акселерация и Капиталистический Сверхинтеллект.

Пред­став­лен­ный ниже текст, в кото­ром иссле­ду­ет­ся вза­и­мо­связь меж­ду аксе­ле­ра­ци­о­низ­мом и миме­ти­че­ской тео­ри­ей, явля­ет­ся слег­ка изме­нен­ной вер­си­ей мое­го докла­да на «Кол­ло­кви­у­ме о наси­лии и рели­гии» в 2021 г., про­хо­див­шем в Уни­вер­си­те­те Пер­дью. Хочет­ся пре­ду­пре­дить чита­те­лей, что я уде­ляю раз­ное коли­че­ство вни­ма­ния аксе­ле­ра­ци­о­низ­му и миме­ти­че­ской тео­рии. Из-за спе­ци­фи­ки пер­во­на­чаль­ной ауди­то­рии, я обра­ща­юсь к чита­те­лю, хоро­шо зна­ко­мо­му с рабо­та­ми Рене Жира­ра, но не ожи­даю от него ника­ких пред­ва­ри­тель­ных зна­ний об аксе­ле­ра­ци­о­низ­ме. Чита­те­лям, кото­рым тре­бу­ет­ся вве­де­ние в твор­че­ство Жира­ра, име­ет смысл обра­тить­ся к тек­стам на сай­те про­ек­та Imitatio [https://www.imitatio.org/brief-intro]. Об аксе­ле­ра­ци­о­низ­ме и миме­ти­че­ской тео­рии есть доста­точ­но инфор­ма­тив­ные ста­тьи в Википедии.

В сво­ей кни­ге «Malign Velocities» 1 поли­ти­че­ский тео­ре­тик Бен­джа­мин Нойз опре­де­ля­ет аксе­ле­ра­ци­о­низм как «стра­те­гию уско­рен­но­го дви­же­ния сквозь капи­та­лизм и за его пре­де­лы». Он отме­ча­ет, что эта «стра­те­гия» впер­вые была очер­че­на в 1970‑е годы несколь­ки­ми фран­цуз­ски­ми фило­со­фа­ми, а имен­но Жилем Деле­зом и Фелик­сом Гват­та­ри в «Анти-Эди­пе» и Жаном-Фран­с­уа Лио­та­ром в «Либи­ди­наль­ной эко­но­ми­ке». Видя перед собой неуда­чу марк­сист­ской рево­лю­ции после 1968 г., эти мыс­ли­те­ли пред­по­ло­жи­ли, что вме­сто того, что­бы пытать­ся смяг­чить раз­ру­ши­тель­ные послед­ствия тех­но­ка­пи­та­лиз­ма, поис­ти­не ради­каль­ным выбо­ром явля­ет­ся поли­ти­че­ское содей­ствие его деста­би­ли­зи­ру­ю­щим тра­ек­то­ри­ям. Таким обра­зом, аксе­ле­ра­ци­о­ни­сты отвер­га­ют стан­дарт­ные регу­ля­тив­ные и ком­пен­са­тор­ные пред­ло­же­ния как левых, так и пра­вых, а так­же отвер­га­ют любую носталь­гию по более про­стым вре­ме­нам, будь то стрем­ле­ние к гар­мо­нии с при­ро­дой, эко­но­ми­че­ской ста­биль­но­сти, тра­ди­ци­он­ным семьям или сооб­ще­ствам. Вме­сто это­го, как заяв­ля­ют Робин Мак­кай и Армен Ава­не­сян, они «наста­и­ва­ют на том, что един­ствен­ный ради­каль­ный поли­ти­че­ский ответ капи­та­лиз­му – это не про­тест, под­рыв или кри­ти­ка, не ожи­да­ние его исчез­но­ве­ния из-за его соб­ствен­ных внут­рен­них про­ти­во­ре­чий, а уско­ре­ние его тен­ден­ций бес­поч­вен­но­сти, отчуж­де­ния, деко­ди­ро­ва­ния, абстра­ги­ро­ва­ния» 2. По сло­вам Мак­кая и Ава­не­ся­на, соре­дак­то­ров «Accelerationist Reader», аксе­ле­ра­ци­о­низм явля­ет­ся «поли­ти­че­ской ересью».

Несмот­ря на отказ от стан­дарт­ных левых и пра­вых поли­ти­че­ских прак­тик, аксе­ле­ра­ци­о­низм раз­де­лил­ся на левую и пра­вую фрак­ции. Что каса­ет­ся лево­го флан­га, «аксе­ле­ра­ци­о­низм стре­мит­ся встать на сто­ро­ну эман­си­па­тор­ной дина­ми­ки, кото­рая разо­рва­ла цепи фео­да­лиз­ма и откры­ла посто­ян­но рас­ши­ря­ю­щий­ся диа­па­зон прак­ти­че­ских воз­мож­но­стей, харак­тер­ных для совре­мен­но­сти» 3. Авто­ры «Мани­фе­ста аксе­ле­ра­ци­о­нист­ской поли­ти­ки» опре­де­ля­ют себя, как сто­рон­ни­ков «про­ме­те­ев­ской» поли­ти­ки, «стре­мя­щей­ся к мак­си­маль­ной вла­сти над обще­ством и при­ро­дой» и утвер­жда­ют, что «капи­та­лизм подав­ля­ет наше тех­но­ло­ги­че­ское раз­ви­тие». Соот­вет­ствен­но, «аксе­ле­ра­ци­о­низм – это убеж­ден­ность в том, то потен­ци­ал тех­но­ло­ги­че­ско­го про­грес­са может и дол­жен быть высво­бож­ден посред­ством выхо­да за рам­ки, нала­га­е­мые капи­та­ли­сти­че­ским обще­ством» 4. И наобо­рот, по сло­вам веду­ще­го пра­во­го аксе­ле­ра­ци­о­ни­ста, фило­со­фа Ника Лан­да, лево-аксе­ле­ра­ци­о­нист­ский про­ект зави­сит от «абсо­лют­но искус­ствен­но­го раз­де­ле­ния меж­ду капи­та­лиз­мом и модер­нист­ской тех­но­ло­ги­че­ской аксе­ле­ра­ци­ей» 5В про­ти­во­вес это­му раз­де­ле­нию, Ланд утвер­жда­ет, что «капи­тал, в сво­ем пре­дель­ном само­опре­де­ле­нии, ничто иное как абстракт­ный аксе­ле­ра­тор­ный соци­аль­ный фак­тор… все, что может после­до­ва­тель­но под­пи­ты­вать социо-исто­ри­че­скую аксе­ле­ра­цию, необ­хо­ди­мо, или сущ­ност­но, будет капи­та­лом». Из это­го сле­ду­ет, что «аксе­ле­ра­ци­о­низм – это все­го-навсе­го само­со­зна­ние капи­та­лиз­ма». Как пра­вые, так и левые аксе­ле­ра­ци­о­ни­сты свя­зы­ва­ют свои поли­ти­че­ские взгля­ды с мак­си­маль­ным раз­ви­ти­ем тех­но­ло­ги­че­ско­го потен­ци­а­ла. Тем не менее, они рас­хо­дят­ся во мне­ни­ях отно­си­тель­но того, явля­ет­ся ли цель это­го раз­ви­тия пре­одо­ле­ни­ем капи­та­ли­сти­че­ско­го поряд­ка или его осуществлением.

Какое отно­ше­ние аксе­ле­ра­ци­о­низм может иметь к Рене Жира­ру, почти не выска­зы­вав­ше­му­ся ни о тех­но­ло­ги­ях, ни о капи­та­лиз­ме? Пер­вый общий момент состо­ит в исполь­зо­ва­нии кибер­не­ти­че­ской моде­ли дина­ми­ки чело­ве­че­ских обществ, осно­ван­ной на прин­ци­пах отри­ца­тель­ной и поло­жи­тель­ной обрат­ной свя­зи. Если быть крат­ким, то пет­ли отри­ца­тель­ной обрат­ной свя­зи вклю­ча­ют в себя про­цесс само­про­из­воль­ной ста­би­ли­за­ции систем, в то вре­мя как пет­ли поло­жи­тель­ной обрат­ной свя­зи – это убе­га­ю­щие спи­ра­ли, кото­рые нару­ша­ют ста­биль­ность. Вновь обра­тим­ся к Лан­ду, опи­ра­ю­ще­му­ся на Делё­за и Гват­та­ри – опять же, клю­че­вых тео­ре­ти­че­ских пра­ро­ди­те­лей акселерационизма:

«Для аксе­ле­ра­ци­о­низ­ма реша­ю­щий урок в сле­ду­ю­щем: цепь отри­ца­тель­ной обрат­ной свя­зи (такая как «регу­ля­тор» паро­во­го дви­га­те­ля или тер­мо­стат) рабо­та­ет для того, что­бы под­дер­жать опре­де­лен­ное состо­я­ние систе­мы на том же месте. Его про­дукт, на язы­ке, сфор­му­ли­ро­ван­ном фран­цуз­ски­ми фило­соф­ски­ми кибер­не­ти­ка­ми Жилем Деле­зом и Фелик­сом Гват­та­ри, – это тер­ри­то­ри­за­ция. Отри­ца­тель­ная обрат­ная связь ста­би­ли­зи­ру­ет про­цесс, кор­рек­ти­руя тече­ния, тем самым пре­пят­ствуя выхо­ду за пре­де­лы огра­ни­чен­но­го диа­па­зо­на. Дина­ми­ка пере­хо­дит на служ­бу к устой­чи­во­сти – состо­я­ние, или застой, более высо­ко­го уров­ня. Все моде­ли нерав­но­ве­сия слож­ных систем и про­цес­сов подоб­ны этой. Что­бы уло­вить про­ти­во­по­лож­ную тен­ден­цию, кото­рая харак­те­ри­зу­ет­ся само­уси­ли­ва­ю­щим­ся блуж­да­ни­ем, отступ­ле­ни­ем или побе­гом, Делез и Гват­та­ри при­ду­ма­ли без­вкус­ный, но важ­ный тер­мин — детер­ри­то­ри­за­цию. Детер­ри­то­ри­за­ция — это един­ствен­ное, о чем аксе­ле­ра­ци­о­низм когда-либо гово­рил» 6.

Для Лан­да и его сорат­ни­ков по недол­го про­су­ще­ство­вав­шей Груп­пе Иссле­до­ва­ния Кибер-Куль­ту­ры (ГИКК) в Уорик­ском уни­вер­си­те­те, глав­ном инку­ба­то­ре аксе­ле­ра­ци­о­нист­ской мыс­ли 1990‑х гг., Делез и Гват­та­ри были про­ро­ка­ми пози­тив­ной обрат­ной свя­зи. Их интел­лек­ту­аль­ной про­ти­во­по­лож­но­стью в этом отно­ше­нии был осно­во­по­лож­ник кибер­не­ти­ки Нор­берт Винер, для кото­ро­го новая область иссле­до­ва­ний была «инстру­мен­том для чело­ве­че­ско­го гос­под­ства над при­ро­дой и исто­ри­ей, защи­той от кибер­па­то­ло­гии рын­ков» 7. Одна­ко, по сло­вам Лан­да и его кол­ле­ги по ГИКК Сэди Плант, к кон­цу вто­ро­го тыся­че­ле­тия ста­ло ясно, что такие уси­лия по сдер­жи­ва­нию были напрас­ны: «Истле­ва­ю­щая в резуль­та­те циф­ро­вых зара­же­ний, совре­мен­ность рас­па­да­ет­ся на части. Ленин, Мус­со­ли­ни и Рузвельт поло­жи­ли конец совре­мен­но­му гума­низ­му, исчер­пав воз­мож­но­сти эко­но­ми­че­ско­го пла­ни­ро­ва­ния. Неудер­жи­мый капи­та­лизм про­рвал­ся сквозь все меха­низ­мы соци­аль­но­го кон­тро­ля, полу­чив доступ к нево­об­ра­зи­мо­му отчуж­де­нию. Капи­тал кло­ни­ру­ет себя с рас­ту­щим пре­не­бре­же­ни­ем к наслед­ствен­но­сти, ста­но­вит­ся абстракт­ной само­ор­га­ни­зу­ю­щей­ся поло­жи­тель­ной обрат­ной свя­зью». Един­ствен­ный реаль­ный поли­ти­че­ский выбор, как утвер­жда­ют Ланд и Плант, – это выбор меж­ду «Систе­мой чело­ве­че­ской без­опас­но­сти», кото­рая отча­ян­но изоб­ре­та­ет новые бес­по­лез­ные сред­ства защи­ты от «кибер­по­зи­тив­ных» мета­стаз позд­не­го Модер­на, и про­цес­сом детер­ри­то­ри­а­ли­за­ции, вызван­ным эти­ми «кибер­по­зи­тив­ны­ми» циклами.

Этот лихой кибер­пан­ков­ский ниги­лизм все еще может пока­зать­ся настоль­ко дале­ким от жирар­диан­ской мыс­ли, насколь­ко это воз­мож­но, но более при­сталь­ное рас­смот­ре­ние обна­ру­жи­ва­ет пре­ем­ствен­ность. Жирар часто упо­ми­нал про­бле­му цик­лов поло­жи­тель­ной обрат­ной свя­зи, кото­рой он, воз­мож­но, заин­те­ре­со­вал­ся бла­го­да­ря тру­дам кибер­не­ти­ка и антро­по­ло­га Гре­го­ри Бейт­со­на, кото­ро­го он цити­ру­ет в раз­лич­ных местах сво­их основ­ных работ. В одном тек­сте он опи­сы­ва­ет свою миме­ти­че­скую гипо­те­зу сле­ду­ю­щим образом:

«Если жест при­сво­е­ния инди­ви­да А уко­ре­нен в под­ра­жа­нии инди­ви­ду по име­ни Б, это зна­чит, что А и Б долж­ны оба стре­мить­ся к одно­му и тому же объ­ек­ту. Они всту­па­ют в сопер­ни­че­ство за этот объ­ект. Если склон­ность к под­ра­жа­тель­но­му при­сво­е­нию пред­став­ле­на с обе­их сто­рон, под­ра­жа­тель­ное сопер­ни­че­ство будет иметь тен­ден­цию к вза­им­но­сти; оно будет под­верг­ну­то воз­врат­но-посту­па­тель­но­му уси­ле­нию, кото­рое тео­ре­ти­ки ком­му­ни­ка­ции назы­ва­ют поло­жи­тель­ной обрат­ной свя­зью. Дру­ги­ми сло­ва­ми, инди­вид, кото­рый пер­вым послу­жил образ­цом, испы­та­ет уси­ле­ние соб­ствен­но­го стрем­ле­ния к при­сво­е­нию, когда он обна­ру­жит, что на его пути встал под­ра­жа­тель. То же слу­чит­ся и с сопер­ни­ком. Оба ста­но­вят­ся под­ра­жа­те­ля­ми сво­е­го под­ра­жа­те­ля и образ­цом для сво­е­го образ­ца. Каж­дый пыта­ет­ся ото­дви­нуть пре­пят­ствие, кото­рым на его пути ока­зы­ва­ет­ся дру­гой. Этим про­цес­сом и порож­да­ет­ся наси­лие» 8.

Для Жира­ра, как и для Вине­ра и Бейт­со­на, про­бле­мой, с кото­рой стал­ки­ва­ют­ся любые соци­аль­ные систе­мы, явля­ет­ся сдер­жи­ва­ние деста­би­ли­зи­ру­ю­щих цик­лов поло­жи­тель­ной обрат­ной свя­зи. Он видел изна­чаль­ную «Систе­му чело­ве­че­ской без­опас­но­сти», если поль­зо­вать­ся тер­ми­но­ло­ги­ей Лан­да и Плант, в меха­низ­ме коз­ла отпу­ще­ния и в его более позд­них риту­аль­ных пере­жит­ках. Как и любая дру­гая схе­ма с отри­ца­тель­ной обрат­ной свя­зью, трав­ля коз­ла отпу­ще­ния ста­би­ли­зи­ру­ет систе­му, исполь­зуя внут­рен­нюю для нее дина­ми­ку. Как утвер­ждал Жан-Пьер Дюпюи, тео­рия Жира­ра – это тео­рия «самот­ранс­цен­ден­ции»: того, как систе­ма гене­ри­ру­ет регу­ля­тор­ный прин­цип изнут­ри. Гово­ря ина­че, это рас­сказ о том, как люди созда­ли богов, посред­ством убий­ства заме­сти­тель­ной жерт­вы. Эта модель явля­ет­ся кибер­не­ти­че­ской, посколь­ку обна­ру­жи­ва­ет источ­ник ста­би­ли­за­ции (отри­ца­тель­ная обрат­ная связь) и деста­би­ли­за­ции (поло­жи­тель­ная обрат­ная связь) в дина­ми­ке, порож­да­е­мой самой системой.

Пере­се­че­ния Жира­ра с аксе­ле­ра­ци­о­низ­мом на этом не закан­чи­ва­ют­ся. Подоб­но Лан­ду и дру­гим тео­ре­ти­кам ГИКК, он счи­та­ет опре­де­ля­ю­щей чер­той совре­мен­но­сти быст­ро убы­ва­ю­щую эффек­тив­ность цепей отри­ца­тель­ной обрат­ной свя­зи. Для него «Систе­ма чело­ве­че­ской без­опас­но­сти», осно­ван­ная на меха­низ­ме коз­ла отпу­ще­ния, защи­щав­шая людей от их соб­ствен­но­го наси­лия, боль­ше не может под­дер­жи­вать гомео­стаз. Ланд и Плант напи­са­ли в 1994 г.: «Неуди­ви­тель­но, что гово­рят, что Зем­ля при­бли­жа­ет­ся к ката­стро­фе. Изме­не­ние кли­ма­та, эко­ло­ги­че­ский и меди­цин­ский кол­лапс, идео­ло­ги­че­ские потря­се­ния, вой­ны и зем­ле­тря­се­ния: Кали­фор­ния ждет ката­стро­фы. Это эпо­ха рас­па­да и рас­плав­ле­ния» 9. Жирар пред­ло­жил ана­ло­гич­ную точ­ку зре­ния в сво­ей послед­ней кни­ге «Battling to the End» 10: «Сего­дня наси­лие бушу­ет по всей пла­не­те, и сбы­ва­ет­ся то, о чем гово­ри­лось в апо­ка­лип­ти­че­ских текстах: при­род­ные бед­ствия уже неот­ли­чи­мы от вызван­ных чело­ве­ком, есте­ствен­ное уже нель­зя отли­чить от искус­ствен­но­го. Гло­баль­ное потеп­ле­ние и повы­ше­ние уров­ня моря сего­дня – уже не мета­фо­ры». В обо­их слу­ча­ях надви­га­ю­щий­ся апо­ка­лип­сис явля­ет­ся неиз­беж­ным резуль­та­том без­удерж­ной «кибер­по­зи­тив­но­сти».

Аксе­ле­ра­ци­о­нист­ский (или, по край­ней мере, пра­во-аксе­ле­ра­ци­о­нист­ский) тер­мин для обо­зна­че­ния поло­жи­тель­ной обрат­ной свя­зи – это про­сто «капи­тал». «Аксе­ле­ра­ция», по мне­нию Лан­да, «опи­сы­ва­ет вре­мен­ную струк­ту­ру накоп­ле­ния капи­та­ла. Таким обра­зом, она отсы­ла­ет к “околь­ным мето­дам про­из­вод­ства”, лежав­шим в осно­ве моде­ли капи­та­ли­за­ции Бем-Бавер­ка, в кото­рой накоп­ле­ние и тех­но­ло­гич­ность инте­гри­ро­ва­ны в еди­ный соци­аль­ный про­цесс – пере­на­прав­ле­ние ресур­сов от непо­сред­ствен­но­го потреб­ле­ния к улуч­ше­нию аппа­ра­та про­из­вод­ства» 11. Пол­но­стью сво­бод­ное капи­та­ли­сти­че­ское про­из­вод­ство, все­гда ори­ен­ти­ро­ван­ное на про­гно­зи­ру­е­мые буду­щие при­бы­ли, долж­но экс­по­нен­ци­аль­но про­дви­гать­ся впе­ред: «Аксе­ле­ра­ция явля­ет­ся нор­маль­ным пове­де­ни­ем любой инте­граль­ной цепи, сти­му­ли­ру­е­мой ее соб­ствен­ны­ми выво­да­ми и таким обра­зом само­на­прав­ля­е­мой» 12. Един­ствен­ная воз­мож­ность выкру­тить­ся для левых аксе­ле­ра­ци­о­ни­стов, ока­зав­шись в таком поло­же­нии, это опре­де­лить совре­мен­ное тех­но­ло­ги­че­ское раз­ви­тие и сопут­ству­ю­щее опро­ки­ды­ва­ние тра­ди­ци­он­ных соци­аль­ных иерар­хий как тра­ек­то­рии, по край­ней мере тео­ре­ти­че­ски отде­ли­мые от накоп­ле­ния капи­та­ла. Левый аксе­ле­ра­ци­о­низм рас­смат­ри­ва­ет пер­вые два про­цес­са «детер­ри­то­ри­а­ли­за­ции» как раз­ви­тие, сдер­жи­ва­е­мое капи­та­ли­сти­че­ской «ретер­ри­то­ри­а­ли­за­ци­ей».

Со сво­ей сто­ро­ны, Жирар опре­де­ля­ет уско­ря­ю­щи­е­ся цик­лы поло­жи­тель­ной обрат­ной свя­зи в совре­мен­но­сти как «миме­ти­че­ское сопер­ни­че­ство в миро­вом мас­шта­бе» и, в «Battling to the End», вслед за Кар­лом фон Кла­у­зе­ви­цем, «устрем­ле­ни­ем к край­но­сти». Исто­ри­че­ская при­чи­на это­го кри­зи­са – хри­сти­ан­ское откро­ве­ние о неви­нов­но­сти коз­лов отпу­ще­ния, кото­рое посте­пен­но под­ры­ва­ет «Систе­му чело­ве­че­ской без­опас­но­сти» арха­и­че­ской рели­гии – жерт­во­при­но­ше­ния, запре­ты, табу. Когда эта защи­та раз­ру­ше­на, цикл поло­жи­тель­ной обрат­ной свя­зи миме­ти­че­ско­го кон­флик­та выхо­дит из-под кон­тро­ля: жела­ния схо­дят­ся на одних и тех же объ­ек­тах, сопер­ни­че­ство раз­рас­та­ет­ся, а наси­лие угро­жа­ет погло­тить мир. Совре­мен­ный эга­ли­та­ризм, допус­ка­ю­щий гори­зон­таль­ную кон­ку­рен­цию, рас­ши­ря­ет аре­ну для кон­флик­та. В его кни­ге «Deceit, Desire and the Novel» 13 резуль­та­том это­го ста­но­вит­ся «под­по­лье» Досто­ев­ско­го, в то вре­мя как в его послед­ней кни­ге «Battling to the End» это тер­ро­ри­сти­че­ское наси­лие, ядер­ное все­со­жже­ние и эко­ло­ги­че­ская ката­стро­фа. Одна­ко, несмот­ря на эти пред­чув­ствия апо­ка­лип­си­са, час рас­пла­ты отло­жен на неко­то­рое вре­мя. Поче­му? Что за «систе­ма без­опас­но­сти ad hoc» смог­ла предот­вра­тить апокалипсис?

Пара­док­саль­ный ответ: та же самая систе­ма, кото­рую аксе­ле­ра­ци­о­низм опре­де­ля­ет, как глав­но­го аген­та нарас­та­ю­ще­го бес­по­ряд­ка, кото­рым явля­ет­ся совре­мен­ность – то есть капи­та­лизм. Хотя он нико­гда подроб­но не раз­ви­вал этот тезис, Жирар пери­о­ди­че­ски ссы­лал­ся на эту воз­мож­ность. Напри­мер, в одном из мест он отме­ча­ет, что капи­та­ли­сти­че­ский сво­бод­ный рынок – это «един­ствен­ная эко­но­ми­че­ская систе­ма, кото­рая направ­ля­ет дух сопер­ни­че­ства в кон­струк­тив­ную дея­тель­ность, а не усу­губ­ля­ет его до при­ме­не­ния физи­че­ско­го наси­лия» 14. Хотя он и утвер­ждал, начи­ная со сво­ей пер­вой кни­ги, что совре­мен­ная аре­на без­удерж­ной гори­зон­таль­ной миме­ти­че­ской кон­ку­рен­ции порож­да­ет типич­ные пато­ло­гии «под­по­лья», направ­ле­ние этой дина­ми­ки в рыноч­ную кон­ку­рен­цию может, как и пред­ше­ство­вав­ший ему арха­и­че­ский жерт­вен­ный поря­док, сдер­жи­вать наси­лие, вме­щая его в себя. При­мер­но такой тезис выдви­га­ют Поль Дюму­шель и Жан-Пьер Дюпюи в рабо­те «L’enfer des choses». Они пола­га­ют, что совре­мен­ный тех­но-капи­та­ли­сти­че­ский (бес)порядок направ­ля­ет осво­бож­ден­ные пет­ли поло­жи­тель­ной обрат­ной свя­зи миме­ти­че­ско­го кон­флик­та во вто­рич­ную, крайне неста­биль­ную систе­му чело­ве­че­ской безопасности.

Это воз­вра­ща­ет нас к вопро­су, раз­де­ля­ю­ще­му пра­вый и левый аксе­ле­ра­ци­о­низм: явля­ет­ся ли капи­та­лизм, в конеч­ном ито­ге, ста­би­ли­зи­ру­ю­щим или деста­би­ли­зи­ру­ю­щим? Для пра­вых аксе­ле­ра­ци­о­ни­стов совре­мен­ная тех­но­ка­пи­та­ли­сти­че­ская тра­ек­то­рия – это послед­ний, апо­ка­лип­ти­че­ский рубеж. Как пишет Ланд: «Влаcть капи­та­ла — это состо­яв­ша­я­ся теле­о­ло­ги­че­ская ката­стро­фа» 15. Для левых аксе­ле­ра­ци­о­ни­стов, таких как быв­ший сту­дент Лан­да Марк Фишер, все наобо­рот: «Капи­та­лизм дей­ству­ет через одно­вре­мен­ные про­цес­сы детер­ри­то­ри­а­ли­за­ции и ком­пен­са­тор­ной ретер­ри­то­ри­а­ли­за­ции… Абстракт­ные про­цес­сы деко­ди­ро­ва­ния, кото­рые запус­ка­ет капи­та­лизм, долж­ны сдер­жи­вать­ся кон­стру­и­ру­е­мой арха­и­кой». Дру­ги­ми сло­ва­ми, капи­та­лизм высво­бож­да­ет кибер­по­зи­тив­ность толь­ко для того, что­бы сно­ва ее огра­ни­чить, и, таким обра­зом, отло­жить апо­ка­лип­ти­че­скую раз­вяз­ку, кото­рую он, как может пока­зать­ся, пред­ве­ща­ет. Поль Дюму­шель зани­ма­ет пози­цию, сход­ную с левым аксе­ле­ра­ци­о­низ­мом, когда пишет «Мы живем в мире дефи­ци­та, кото­рый не явля­ет­ся ни миром свя­щен­но­го, ни Цар­ством Божьим» 16. Дефи­цит, то есть зако­ны рын­ка, пред­став­ля­ет собой ско­рее пери­о­ди­че­ски деста­би­ли­зи­ру­е­мую струк­ту­ру сдер­жи­ва­ния, неже­ли окон­ча­тель­ное при­бли­же­ние к кон­цу времен.

Сле­пым пят­ном для аксе­ле­ра­ци­о­низ­ма, с жирар­диан­ской точ­ки зре­ния, явля­ет­ся то, что, как отме­ча­ет Дюму­шель, «ради­каль­ная новиз­на совре­мен­ной рыноч­ной эко­но­ми­ки… свя­за­на с уни­каль­ным раз­ру­ше­ни­ем систе­мы жерт­во­при­но­ше­ний, вызван­ным хри­сти­ан­ским Откро­ве­ни­ем» 17. Отсю­да сле­ду­ет, что воз­мож­ность тех­но­ка­пи­та­лиз­ма рож­да­ет­ся одно­вре­мен­но и в связ­ке с забо­той о жерт­вах, кото­рая спо­соб­ству­ет демон­та­жу систе­мы без­опас­но­сти, осно­ван­ной на жерт­во­при­но­ше­ни­ях. Для Ника Лан­да капи­тал – это «рево­лю­ция, ото­рван­ная от хри­сти­ан­ско-соци­а­ли­сти­че­ской эсха­то­ло­гии» 18. Как и Ниц­ше, он пред­ви­дит пре­одо­ле­ние хри­сти­ан­ской забо­ты о жерт­вах, но не с помо­щью «сверх­че­ло­ве­ка», а с помо­щью «чудо­вищ­но­го прав­ле­ния инстру­мен­та» 19, кото­рое он часто отож­деств­ля­ет с гос­под­ством SkyNet в филь­мах «Тер­ми­на­тор». По сло­вам Фише­ра, виде­ние Лан­да заклю­ча­ет­ся в том, что «капи­тал – это такое же мега-вле­че­ние к смер­ти, как Тер­ми­на­тор: то, с чем «нель­зя стор­го­вать­ся, с чем нель­зя спо­рить, то, что не про­яв­ля­ет ни жало­сти, ни рас­ка­я­ния, ни стра­ха, и нико­гда не соби­ра­ет­ся оста­нав­ли­вать­ся». Жирар­диан­ский апо­ка­лип­сис, с дру­гой сто­ро­ны, пара­док­са­лен: для Жира­ра «анти­христ» – это «супер-жерт­вен­ная маши­на, кото­рая будет про­дол­жать при­но­сить жерт­вы во имя жертв наси­лия». Тем не менее, несмот­ря на то, что Жирар исполь­зу­ет здесь тер­мин «маши­на», сле­пым пят­ном миме­ти­че­ской тео­рии явля­ет­ся то, что она рис­ку­ет недо­оце­нить лан­ди­ан­ское «гос­под­ство инстру­мен­та»: тех­но­эко­но­ми­че­ское уста­ре­ва­ние чело­ве­че­ской спо­соб­но­сти при­ни­мать реше­ния, кото­рое про­ис­хо­дит из-за абстракт­ных систем, исполь­зу­ю­щих высво­бо­див­ши­е­ся пет­ли поло­жи­тель­ной обрат­ной свя­зи миме­ти­че­ско­го кон­флик­та и порож­да­ю­щих транс­цен­дент­ность, срав­ни­мую с той, кото­рая порож­да­ет­ся арха­и­че­ским жерт­во­при­но­ше­ни­ем, но отлич­ную от нее. По мне­нию Лан­да, «син­гу­ляр­ность любо­го вида – это пре­дел про­цес­са, в кото­ром пре­об­ла­да­ет поло­жи­тель­ная обрат­ная связь, и поэто­му он дове­ден до край­но­сти» 20.

Таким обра­зом, вме­сто того, что­бы вооб­ра­жать син­гу­ляр­ность как воз­ник­но­ве­ние в буду­щем само­со­зна­ю­ще­го искус­ствен­но­го интел­лек­та, аксе­ле­ра­ци­о­ни­сты, такие как Ланд, кон­цеп­ту­а­ли­зи­ру­ют сам тех­но­ка­пи­та­лизм как ино­пла­нет­ный сверх­ин­тел­лект, кото­рый обо­гнал чело­ве­че­скую спо­соб­ность при­ни­мать реше­ния и мыс­лит без огляд­ки на нас. Для Лан­да тех­но­ка­пи­та­лизм сам по себе транс­цен­ден­тен в сво­ей ради­каль­ной не-чело­веч­но­сти: он «не име­ет внеш­них гра­ниц, он погло­тил жизнь и био­ло­ги­че­ский интел­лект, что­бы создать новую жизнь и новый уро­вень интел­лек­та, намно­го пре­вос­хо­дя­щий чело­ве­че­ские ожи­да­ния» 21. Одна­ко, жирар­диан­ская моди­фи­ка­ция это­го опи­са­ния пред­по­ла­га­ет, что его пре­де­лом явля­ет­ся совре­мен­ная идео­ло­гия жертв, на кото­рой пара­док­саль­ным обра­зом осно­ва­но его прав­ле­ние. Дру­ги­ми сло­ва­ми, мы долж­ны пред­ста­вить себе взры­во­опас­ный сим­би­оз нече­ло­ве­че­ской транс­цен­дент­но­сти лан­ди­ан­ских «тех­но­но­ми­че­ских» систем с «сошед­ши­ми с ума хри­сти­ан­ски­ми иде­я­ми», состав­ля­ю­щи­ми совре­мен­ную вик­ти­мо­ло­гию – явле­ние, кото­рое на пер­вый взгляд кажет­ся неве­ро­ят­ным, но харак­те­ри­зу­ет мно­гое из того, что про­изо­шло в послед­нее вре­мя в вир­ту­аль­ных соци­аль­ных сфе­рах, в кото­рых мы при­сут­ству­ем все боль­ше и боль­ше. Все при­зна­ки ука­зы­ва­ют на то, что прав­ле­ние это­го чудо­вищ­но­го гибрид­но­го бога, кото­рый, как пишет Дюму­шель, не отно­сит­ся «ни к миру свя­щен­но­го, ни к Цар­ству Божье­му», может про­длить­ся еще какое-то время.

Geoff Shullenberger
Джефф Шул­лен­бер­гер

Аме­ри­кан­ский лите­ра­тур­ный кри­тик и фило­соф, пре­по­да­ва­тель Нью-Йорк­ско­го Уни­вер­си­те­та. Инте­ре­сы: антро­по­ло­гия, миме­ти­че­ская тео­рия, иссле­до­ва­ние насилия.

outsidertheory.com
  1. Noys, Benjamin. Malign Velocities: Accelerationism and Capitalism. Alresford, UK: Zero Books, 2014. 
  2. Mackay, Robin and Armen Avenessian, eds. #Accelerate: The Accelerationist Reader. Falmouth, UK: Urbanomic, 2014. P. 4. 
  3. Mackay, Robin and Armen Avenessian, eds. #Accelerate: The Accelerationist Reader. Falmouth, UK: Urbanomic, 2014. P. 4. 
  4. Уильямс А., Шрни­чек Н. Мани­фест аксе­ле­ра­ци­о­нист­ской поли­ти­ки // Логос. – 2018. – Том 28, #2. – С. 7–20. 
  5. A Quick and Dirty Guide to Accelerationism.” Jacobite. May 25, 2017. – URL: https://web.archive.org/web/20201223161742/https://jacobitemag.com/2017/05/25/a‑quick-and-dirty-introduction-to-accelerationism/ [На рус­ском язы­ке: Лэнд Н. Быст­рое-и-гру­бое вве­де­ние в аксе­ле­ра­ци­о­низм // Syg.ma – URL: https://syg.ma/@igor-stavrovsky/nik-lend-bystroie-i-niepristoinoie-vviedieniie-v-aksielieratsionizm]. 
  6. A Quick and Dirty Guide to Accelerationism.” Jacobite. May 25, 2017. – URL: https://web.archive.org/web/20201223161742/https://jacobitemag.com/2017/05/25/a‑quick-and-dirty-introduction-to-accelerationism/ [На рус­ском язы­ке: Лэнд Н. Быст­рое-и-гру­бое вве­де­ние в аксе­ле­ра­ци­о­низм // Syg.ma – URL: https://syg.ma/@igor-stavrovsky/nik-lend-bystroie-i-niepristoinoie-vviedieniie-v-aksielieratsionizm]. 
  7. Land, Nick, and Sadie Plant. “Cyberpositive.” Mackay and Avanessian 303–313. 
  8. Girard, René. “Mimesis and Violence: Perspectives in Cultural Criticism.” The Girard Reader. Ed. James G. Williams. New York: Crossroad, 1996. 
  9. Land, Nick, and Sadie Plant. “Cyberpositive.” Mackay and Avanessian 303–313. 
  10. Girard, René. Battling to the End: Conversations with Benoît Chantre. Trans. Mary Baker. East Lansing: Michigan State University Press, 2010. [Рус. пер.: Жирар Р. Завер­шить Кла­у­зе­ви­ца. Бесе­ды с Бенуа Шан­тром. – М.: Изда­тель­ство ББИ, 2019. – 300 с.]. 
  11. Land, Nick. “Teleoplexy: Notes on Acceleration.” Mackay and Avanessian 509–520. [Рус. пер.: Ланд Н. Теле­о­плек­сия: замет­ки об аксе­ле­ра­ции // Логос. – 2018. – Том 28, #2. – С. 21–30.]. 
  12. Там же. 
  13. Рус. пер.: Жирар Р. Ложь роман­тиз­ма и прав­да рома­на. – М.: Новое лите­ра­тур­ное обо­зре­ние, 2019. 
  14. Girard, René. Innovation and Repetition. Sцubstance. 19 (2/3):7 (1990) p. 16 
  15. Land, Nick. “Teleoplexy: Notes on Acceleration.” Mackay and Avanessian 509–520. [Рус. пер.: Ланд Н. Теле­о­плек­сия: замет­ки об аксе­ле­ра­ции // Логос. – 2018. – Том 28, #2. – С. 21–30.]. 
  16. Dumouchel, Paul. “Indifference and Envy: Girard and the Anthropological Analysis of Modern Economy.” The Ambivalence of Scarcity and Other Essays. East Lansing: Michigan State University Press, 2014. 
  17. Там же 
  18. Land, Nick. Fanged Noumena: Collected Writings 1987–2007. Eds. Robin Mackay and Ray Brassier. New York: Sequence Press, 2012. P. 442 
  19. Land, Nick. “Teleoplexy: Notes on Acceleration.” Mackay and Avanessian 509–520. [Рус. пер.: Ланд Н. Теле­о­плек­сия: замет­ки об аксе­ле­ра­ции // Логос. – 2018. – Том 28, #2. – С. 21–30.]. 
  20. Land, Nick. “Left Singularity.” Old Nick: A Collection of Lost Nick Land Wisdom. January 7, 2013. https://oldnicksite.wordpress.com/2013/01/07/left-singularity 
  21. Land, Nick. Fanged Noumena: Collected Writings 1987–2007. Eds. Robin Mackay and Ray Brassier. New York: Sequence Press, 2012. P. 626 

Последние посты

Архивы

Категории