Краткий миг философии трансгуманизма

Как долго просуществует трансгуманизм? Претендуя на роль современной философской антропологии, он в достаточной мере наследует человеческий дискурс. Наследует, чтобы принципиально его изменить. Но что тогда станет концом трансгуманизма? Казалось бы, мы в самом начале пути, у нас ещё даже не Deus Ex, и конца не видно. Однако стоит попытаться ответить на эти вопросы уже сейчас.

Вначале сингулярность, что с ней? Не имеет значения, ибо по определению непредсказуемо. И да, искусственный интеллект не может просто так взять и перевернуть философию трансгуманизма. Во-первых, он уже в неё проник. Во-вторых, ИИ-философ будет таковым, только если согласится играть по правилам, принятым в философии (иначе кто будет его слушать?). Вопрос лишь в том, как быстро философия трансгуманизма станет ненужной. А это зависит от ситуации в целом.

Давайте сначала представим, что с миром в будущем не случилось ничего принципиально плохого, что цивилизация как жила, так и живёт. Есть мнение, что это наиболее вероятный сценарий. И что это за будущее? Вопрос не совсем риторический. Должен напомнить, что мы живём в мире, который не может остановиться, не рухнув. Как показывает практика, не может даже немного притормозить без всевозможных мелких и не очень обвалов в разных сферах жизни. Данное обстоятельство заставляет научно-технический прогресс зайти так далеко, как только это позволят сделать законы физики.

terminator_02_s

Посудите сами. Обычно мы не решаем проблемы, тем более мировые. Мы идём дальше в поисках новых. Это называется «героическое бегство вперёд». Банальные фантазии про изменение природы человека, веками тлевшие, на краткое историческое мгновение вспыхивают яркими и разумными рассуждениями о том, что сейчас мы пойдём и создадим инструмент для превращения себя во что угодно. То есть не себя, а своего тела, конечно же (с остальными материями может справиться практически кто угодно, учит история). Вот так это и происходит. А что там было минуту назад на повестке дня, да какая теперь разница, посмотрите, как переливаются на солнце облака моих нанороботов! Это у нас утопизм.

Если же что-то с этим миром пойдёт не так, философия трансгуманизма может исчезнуть вместе с людьми в самом прямом смысле. Если же цивилизация просто откатится назад, для трансгуманизма ещё не всё будет потеряно. Мы помним, как глубоки корни стремления человека быть чем-то большим, чем он является. Но и тот и другой негативный сценарий был бы печальным фактом для нынеживущих, а потому такой вариант непозволительно скучен. Нескучным же у нас будет киберпанк, когда всё, конечно, плохо, но технологический прогресс никто не отменял. Своего рода фантастический реализм.

Итак, осталось понять, как именно заканчивается трансгуманизм (с одной стороны в киберпанке, с другой в утопии). Допустим, мы исходим из определения трансгуманизма, данного нам Бостромом. Вопрос определения человека в нём сводится к тому, что человек это «work-in-progress». Иными словами, оговаривается только сам переход от «as is» к «to be» и его нюансы. В этом смысле даже переключатель мужского бесплодия будет воплощением трансгуманизма, потому что это, как ни крути, расширение человеческой функциональности, внедрение сознательного выбора прямо в тело. Определение человека нам здесь совершенно не обязательно.

Грубо говоря, это значит, что каким бы ни было определение человека, его придётся менять по ходу построения трансгуманистического будущего. Как потом будет называться любое разумное существо, наделённое самосознанием? «Человек», вероятно, не очень годится, хотя понятие и может получить расширительное толкование, если так «исторически сложится». Вроде как традиция.

Ведь были же времена, когда традиция являлась чем-то прогрессивным. Было большим прорывом — передать кому-то некие накопленные знания или технологии, научить какому-то ремеслу. Потому что у остальных не обнаруживалось даже этого. Отказался от традиций — стал дикарём. В те времена независимое от конкретного индивида информационное пространство можно было сравнить с атмосферой Луны — его практически не было. И в то же время практически всегда встречались люди, свободные от трудового рабства, которые ни в чём охотнее не проводили время, как в том, чтобы говорить или слушать что-нибудь новое. Гуманизм подчёркивает это в человеческой природе. А трансгуманизм подчёркивает то, что новое касается и самой человеческой природы.

Что же, надо полагать, трансгуманизм закончится вместе с человеком, как бы его дальше ни переопределяли. Просто исчезнет «точка отсчёта», то есть все мы в том виде, в котором сейчас существуем и думаем о себе. Не стоит сомневаться, что об этой «точке отсчёта» в будущем будет много свидетельств из нашего настоящего и прошлого. Понятно, что преобразования могут пойти множеством путей, даже множеством путей одновременно. И когда-нибудь это обязательно произойдёт. В конце концов, Ник Бостром называет «базовой ценностью» трансгуманизма именно получение самой возможности уйти в сферы трансчеловеческого и постчеловеческого (и никогда не возвращаться, да). Когда это случится со всеми, трансгуманизм будет совсем не нужен.

Почему со всеми? Хороший вопрос. Дело в том, что все, не желающие измениться, умрут от старости и прочих причин. Потомки таких людей вырастут уже в другом мире и много раз подумают, прежде чем отправляться по стопам предков, аналогично с последующими поколениями. Сомнительно, что их надолго хватит в одном мире с постлюдьми, которые, естественно, продолжат менять и развивать цивилизацию по своему усмотрению. В какой-то момент «обычного человека» просто не останется.

Ну и теперь можно легко обозначить конец трансгуманизма. Он начнёт исчезать с первым постчеловеком, и окончательно уйдёт с последним человеком. В утопии это может случиться, потому что всем людям станет слишком хорошо, чтобы и дальше оставаться людьми. В киберпанке это случится, наверное, потому что «обычным людям» станет слишком плохо, чтобы дальше так жить. Такие дела.

Последние посты

Архивы

Категории