Спекулятивный постгуманизм

Транс­гу­ма­низм пере­гру­жен эле­мен­та­ми ретро­фу­ту­риз­ма: загруз­ка разу­ма, син­гу­ляр­ность, вера в Godlike AI. Прой­де­на сим­во­ли­че­ская чер­та два­дца­тых, за кото­рой пора оста­вить все наив­ные кон­цеп­ты и аффек­ты про­шло­го века.

Транс­гу­ма­низм тре­бу­ет пере­с­бор­ки и мы хотим обра­тить вни­ма­ние на ряд важ­ных дета­лей, оста­вав­ших­ся дол­гое вре­мя в тени для оте­че­ствен­ной (и не толь­ко) пуб­ли­ки. Преж­де все­го, это темы акту­аль­ной онто­ло­гии пост­че­ло­ве­ка с адек­ват­ным поня­тий­ным аппа­ра­том для опи­са­ния слож­ных фено­ме­нов бес­по­щад­но­го буду­ще­го. Наше сооб­ще­ство, в основ­ном состо­я­щее из тех­ни­че­ских и есте­ствен­но­на­уч­ных спе­ци­а­ли­стов, про­дол­жа­ет импли­цит­но исполь­зо­вать мета­фи­зи­ку и эсте­ти­ку совет­ской модер­ни­за­ци­он­ной ини­ци­а­ти­вы с при­кру­чен­ным моду­лем NBIC, насле­дуя в свою оче­редь поверх­ност­ную рецеп­цию эти­ки про­све­ще­ния и Ново­го вре­ме­ни (кото­рое было).

Вто­рая важ­ная груп­па тем свя­за­на с инсай­том о том, что маши­на про­из­вод­ства желания/нехватки буду­ще­го рабо­та­ет на либи­ди­наль­ном варп-дви­га­те­ле, что в зна­чи­тель­ной сте­пе­ни меня­ет пред­став­ле­ния о пси­хи­че­ском содер­жи­мом инве­сти­ций в тех­но­ло­гии — неви­ди­мом драй­ве­ре транс­гу­ма­низ­ма.

Этим неболь­шим тек­стом Дэви­да Роде­на — бри­тан­ско­го фило­со­фа и спе­ци­а­ли­ста по онто­ло­гии — про­шед­ше­го длин­ный путь эво­лю­ции взгля­дов вме­сте с H+ (что дела­ет его осо­бен­но цен­ным сви­де­те­лем), мы начи­на­ем серию пуб­ли­ка­ций при­зван­ных пере­осмыс­лить основ­ные поло­же­ния и мето­ды мыш­ле­ния буду­ще­го в транс­гу­ма­низ­ме.

Евге­ний Сычёв
˜

Пост­гу­ма­низм суще­ству­ет в раз­ных фор­мах. Самые основ­ные из них — это кри­ти­че­ский пост­гу­ма­низм (КП) и спе­ку­ля­тив­ный пост­гу­ма­низм (СП). Хотя в обо­их тече­ни­ях кри­ти­ку­ет­ся антро­по­цен­три­че­ское мыш­ле­ние, эта кри­ти­ка отно­сит­ся к раз­ным обла­стям: КП иссле­ду­ет антро­по­цен­тризм в совре­мен­ной интел­лек­ту­аль­ной жиз­ни, тогда как СП про­ти­во­по­став­ля­ет чело­ве­ко-ори­ен­ти­ро­ван­ное мыш­ле­ние и дол­го­сроч­ные послед­ствия внед­ре­ния совре­мен­ных тех­но­ло­гий.

Сто­рон­ни­ки КП счи­та­ют, что запад­ный гума­низм осно­вы­ва­ет­ся на дуа­ли­сти­че­ской кон­цеп­ции разум­но­го авто­ном­но­го субъ­ек­та, чья при­ро­да про­зрач­на сама по себе. Соглас­но Кэтрин Хейлс и Нилу Бад­минг­то­ну, тер­мин «пост­че­ло­ве­че­ский» умест­но при­ме­нять к совре­мен­но­сти на ее позд­нем эта­пе, когда она уже раз­ру­ше­на посред­ством леги­ти­ма­ции роли гума­ни­сти­че­ско­го субъ­ек­та по заве­ща­нию Декар­та его фило­соф­ским пре­ем­ни­кам (Badmington 2003; Hayles 1999).

Сто­рон­ни­ки КП заин­те­ре­со­ва­ны в пост­че­ло­ве­че­ском как в куль­ту­ре и поли­ти­ке, в то вре­мя как спе­ку­ля­тив­ные пост­гу­ма­ни­сты изу­ча­ют воз­мож­ность созда­ния вещей с помо­щью тех­но­ло­гий. В КП упо­треб­ля­ет­ся тер­мин «пост­че­ло­ве­че­ский», а в СП — «пост­че­ло­век».

В спе­ку­ля­тив­ном пост­гу­ма­низ­ме утвер­жда­ет­ся, что пост­лю­ди мог­ли бы суще­ство­вать — то есть, сре­ди нас мог­ли бы быть могу­ще­ствен­ные нече­ло­ве­че­ские аген­ты, кото­рые рож­да­лись бы в ходе спро­во­ци­ро­ван­но­го чело­ве­ком тех­но­ло­ги­че­ско­го про­цес­са. Дру­ги­ми сло­ва­ми, пост­лю­ди были бы стать «в широ­ком смыс­ле потом­ка­ми» совре­мен­ных людей, кото­рые пере­ста­ли быть людь­ми в силу тех­ни­че­ских изме­не­ний (Roden 2012; 2014).

Тер­мин «потом­ки в широ­ком смыс­ле» нужен, что­бы пока­зать, что рас­смот­ре­ние био­ло­ги­че­ских потом­ков чело­ве­че­ства как един­ствен­ных воз­мож­ных кан­ди­да­тов на роль пост­че­ло­ве­ка пред­став­ля­ло бы крайне огра­ни­чен­ную точ­ку зре­ния. Воз­мож­но, созда­ние пост­че­ло­ве­ка будет сопро­вож­дать­ся мест­ным вме­ша­тель­ством в репро­дук­тив­ный про­цесс, таким как ген­ная инже­не­рия или мето­ды, исполь­зу­ю­щие при­чуд­ли­вые тех­но­ло­гии копи­ро­ва­ния и «загруз­ки» чело­ве­че­ско­го созна­ния в мощ­ные ком­пью­тер­ные систе­мы.

Неред­ко спе­ку­ля­тив­ный пост­гу­ма­низм оши­боч­но сме­ши­ва­ют с транс­гу­ма­низ­мом. Подоб­но клас­си­че­ским и совре­мен­ным гума­ни­стам, транс­гу­ма­ни­сты хотят куль­ти­ви­ро­вать яко­бы уни­каль­ные для чело­ве­ка воз­мож­но­сти, такие как авто­ном­ность, разум и кре­а­тив­ность. Кро­ме того, они хотят рас­ши­рить огра­ни­чен­ный набор инстру­мен­тов тра­ди­ци­он­но­го гума­низ­ма с помо­щью раз­ви­тых тех­но­ло­гий и верят, что буду­щие раз­ра­бот­ки в обла­сти NBIC-тех­но­ло­гий1 предо­ста­вят чело­ве­ку непре­взой­ден­ные воз­мож­но­сти управ­ле­ния соб­ствен­ны­ми ресур­са­ми и мор­фо­ло­ги­ей (Bostrom 2005a, 2005b; Sorgner 2009).

Таким обра­зом, транс­гу­ма­низм — это эти­че­ское утвер­жде­ние, в рам­ках кото­ро­го счи­та­ет­ся при­ем­ле­мым тех­ни­че­ское улуч­ше­ние таких ресур­сов, как интел­лект или эмпа­тия.

В то же вре­мя СП — это мета­фи­зи­че­ское утвер­жде­ние о вещах, кото­рые мог­ли бы суще­ство­вать в нашем мире. СП допус­ка­ет суще­ство­ва­ние пост­лю­дей. Сто­рон­ни­ки тече­ния не счи­та­ют, что пост­лю­ди были бы луч­ше людей или что цен­ность их жиз­ней была бы срав­ни­мой с чело­ве­че­ской с точ­ки зре­ния опре­де­лен­ной мора­ли. К тому же, не исклю­че­но, что чело­век мог бы стать пред­ком пост­че­ло­ве­ка, одна­ко такой исход не явля­ет­ся жела­тель­ным (Roden 2012a, Chapter 5).

Мне не хоте­лось бы гово­рить, что СП уде­ля­ет недо­ста­точ­но вни­ма­ния эти­че­ской и поли­ти­че­ской сто­роне вопро­са. Одна­ко о них важ­но пом­нить, если мы хотим адек­ват­но оце­ни­вать послед­ствия, кото­рые может повлечь дивер­ген­ция пост­че­ло­ве­ка (или «раз­рыв» с ним). Я вер­нусь к этой про­бле­ме в кон­це рабо­ты.

Сто­рон­ни­ки СП счи­та­ют, что пост­лю­дей не суще­ству­ет, поэто­му в теку­щий момент мы ниче­го не зна­ем о меха­низ­мах, кото­рые могут спо­соб­ство­вать их появ­ле­нию. Мы пони­ма­ем, что пост­лю­ди могут воз­ник­нуть одним из мно­же­ства спо­со­бов, поэто­му в рам­ках фило­соф­ско­го пост­гу­ма­низ­ма кон­цеп­цию пост­че­ло­ве­ка сле­ду­ет изу­чать без огляд­ки на эти меха­низ­мы. Напри­мер, загруз­ку созна­ния не нуж­но рас­смат­ри­вать как обя­за­тель­ное усло­вие для созда­ния пост­че­ло­ве­ка, посколь­ку такой метод может быть неосу­ще­стви­мым или не обла­дать доста­точ­ным потен­ци­а­лом.

Веро­ят­ным усло­ви­ем для про­цес­са созда­ния пост­че­ло­ве­ка будет тот факт, что родив­ши­е­ся пост­че­ло­ве­че­ские сущ­но­сти ока­жут­ся спо­соб­ны ста­вить цели и при­ни­мать роли, кото­рые не были обо­зна­че­ны людь­ми. Одна­ко такая авто­ном­ность долж­на быть обу­слов­ле­на изме­не­ни­ем тех­ни­че­ских воз­мож­но­стей, кото­ры­ми обла­да­ют опре­де­лен­ные вещи. С уче­том нашей дав­ней неосве­дом­лен­но­сти в вопро­сах пост­лю­дей это утвер­жде­ние отра­жа­ет суть спе­ку­ля­тив­ной кон­цеп­ции пост­че­ло­ве­ка и назы­ва­ет­ся «тези­сом о раз­ры­ве» (ТР). Если не вда­вать­ся в подроб­но­сти, соглас­но ТР, пост­лю­ди — это дикие тех­ни­че­ские сущ­но­сти. Если же гово­рить чуть подроб­нее, то агент явля­ет­ся пост­че­ло­ве­ком толь­ко в том слу­чае, если он может дей­ство­вать неза­ви­си­мо от «чело­ве­ка в широ­ком смыс­ле» — то есть, от вза­и­мо­свя­зан­ной систе­мы инсти­ту­тов, куль­тур, отдель­ных лич­но­стей и тех­но­ло­ги­че­ских систем, чье суще­ство­ва­ние обес­пе­чи­ва­ет­ся био­ло­ги­че­ски­ми людь­ми («людь­ми в узком смыс­ле») (Roden 2012; Roden 2014: 109–113).

Одно из пре­иму­ществ ТР заклю­ча­ет­ся в том, что с помо­щью это­го тези­са мы можем понять раз­ли­чия меж­ду чело­ве­ком и пост­че­ло­ве­ком, не обра­ща­ясь к «чело­ве­че­ской сущ­но­сти», кото­рая не будет доступ­на пост­лю­дям. Мы, ско­рее, опре­де­ля­ем «людей в широ­ком смыс­ле» как груп­пу био­ло­ги­че­ских и небио­ло­ги­че­ских лич­но­стей, чья исто­рия начи­на­ет­ся с охот­ни­ков и соби­ра­те­лей эпо­хи плей­сто­це­на и закан­чи­ва­ет­ся в совре­мен­ном мире со мно­же­ством вза­и­мо­свя­зей.

В таком слу­чае, стать пост­че­ло­ве­ком — зна­чит при­об­ре­сти тех­ни­че­ские ресур­сы, необ­хо­ди­мые для само­сто­я­тель­ной дея­тель­но­сти.

Если раз­ни­ца важ­ней­ших пара­мет­ров чело­ве­ка и пост­че­ло­ве­ка не будет играть роли при «раз­ры­ве» меж­ду ними, то собы­тие не ста­нет от это­го менее важ­ным. Его важ­ность будет зави­сеть от при­ро­ды пост­лю­дей. При этом ТР никак не затра­ги­ва­ет вопрос при­ро­ды кро­ме назна­че­ния пост­лю­дям неко­то­рой сте­пе­ни неза­ви­си­мо­сти. Таким обра­зом, тезис явзя­ет­ся мно­го­крат­но выпол­ни­мым суще­ства­ми с самы­ми раз­ны­ми тех­ни­че­ски­ми кор­ня­ми и источ­ни­ка­ми воз­мож­но­стей (напри­мер, раз­лич­ные ИИ, суще­ства с загру­жен­ным созна­ни­ем, кибор­ги, син­те­ти­че­ские фор­мы жиз­ни и т. д.).

И все же пост­че­ло­ве­че­ский тех­но­ге­нез одна­жды удо­сто­ил­ся места в фило­соф­ских и лите­ра­тур­ных про­из­ве­де­ни­ях о пост­лю­дях. Я гово­рю о пер­спек­ти­ве созда­ния чело­ве­ком раз­лич­ных ИИ (робо­тов, умных ком­пью­те­ров или син­те­ти­че­ских форм жиз­ни), кото­рые полу­ча­ют в свое рас­по­ря­же­ние чело­ве­че­ский интел­лект или более раз­ви­тый инстру­мент мыш­ле­ния (суперин­тел­лект) и таким обра­зом пре­вос­хо­дят воз­мож­но­сти чело­ве­че­ско­го кон­тро­ля или пони­ма­ния.

Футу­ри­сты назы­ва­ют это «тех­но­ло­ги­че­ской син­гу­ляр­но­стью». Этот тер­мин впер­вые упо­тре­бил инже­нер в обла­сти вычис­ли­тель­ной тех­ни­ки Вер­нор Винж в эссе «The Coming Technological Singularity: How to survive in the posthuman Era». По мне­нию Вин­жа син­гу­ляр­ность долж­на сопро­вож­дать­ся уско­ре­ни­ем рекур­сив­ных улуч­ше­ний в тех­но­ло­ги­ях искус­ствен­но­го интел­лек­та. Это про­изой­дет, если тех­но­ло­гии ИИ или уси­ле­ния интел­лек­та (УИ) будут все­гда «рас­ши­ря­е­мы­ми» — в этом слу­чае при­ме­не­ние более совер­шен­но­го интел­лек­та при­ве­дет к созда­нию еще более мощ­ных интел­лек­ту­аль­ных систем. Совре­мен­ные мето­ды созда­ния интел­лек­та, срав­ни­мо­го с чело­ве­че­ским, не обла­да­ют воз­мож­но­стя­ми рас­ши­ре­ния. Дру­ги­ми сло­ва­ми, «если мы будем луч­ше зани­мать­ся сек­сом, от это­го наши дети не ста­нут гени­я­ми» (Chalmers 2010: 18).

Рас­ши­ря­е­мая тех­но­ло­гия поз­во­ли­ла бы людям или чело­ве­ко­по­доб­ным ИИ «рас­ши­рить» тех­но­ло­гии про­ек­ти­ро­ва­ния ИИ/УИ в целях созда­ния сверх­че­ло­ве­че­ских ИИ (ИИ+). Эти ИИ мог­ли бы улуч­шить соб­ствен­ные воз­мож­но­сти более эффек­тив­но по срав­не­нию с преды­ду­щи­ми моде­ля­ми. ИИ+, в свою оче­редь, мог­ли бы создать супер­сверх­че­ло­ве­че­ские разум­ные сущ­но­сти (ИИ++) и так далее (Chalmers 2010). Если бы необ­хо­ди­мые тех­но­ло­гии име­ли фор­му машин­но­го разу­ма, такой рас­клад спро­во­ци­ро­вал бы уско­ре­ние экс­по­нен­ци­аль­но­го раз­ви­тия мыс­ли­тель­ных функ­ций машин и оста­вил бы обла­да­те­лей био­ло­ги­че­ско­го интел­лек­та (вро­де нас) дале­ко поза­ди.

Как утвер­жда­ет Винж, воз­ник­шие в резуль­та­те тако­го «умствен­но­го взры­ва» разу­мы были бы настоль­ко необъ­ят­ны, что суще­ству­ю­щие моде­ли не смог­ли бы охва­тить их потен­ци­ал в обла­сти транс­фор­ма­ций. По мне­нию инже­не­ра, луч­шее, что мы можем сде­лать для пони­ма­ния важ­но­сти это­го «необык­но­вен­но­го собы­тия» — это про­ве­сти ана­ло­гии меж­ду ним и более ран­ней рево­лю­ци­ей в обла­сти разу­ма (появ­ле­ние пост­че­ло­ве­че­ско­го созна­ния на Зем­ле мог­ло бы пред­став­лять собой настоль­ко же кар­ди­наль­ное изме­не­ние в раз­ви­тии жиз­ни на зем­ле, сколь­ко рож­де­ние пост­че­ло­ве­ка из чело­ве­ка био­ло­ги­че­ско­го) (Vinge 1993). Может сло­жить­ся так, что люди нико­гда не при­дут к пони­ма­нию мира после син­гу­ляр­но­сти — подоб­но мышам, кото­рым не дано понять кон­цеп­ций тео­рии чисел. Люди ока­жут­ся поте­рян­ны­ми в мире непо­сти­жи­мых богов.

Но пред­ста­вим, что син­гу­ляр­ность невоз­мож­на с тех­ни­че­ской точ­ки зре­ния. Что, если на разум нало­же­ны жест­кие огра­ни­че­ния (по край­ней мере, в этой все­лен­ной)? Что, если сце­на­рий не отра­жа­ет всех осо­бен­но­стей тако­го поня­тия, как разум? Как бы то ни было, сце­на­рий Вин­жа под­ни­ма­ет вол­ну­ю­щий вопрос о том, ока­жет­ся ли чело­ве­че­ских ресур­сов доста­точ­но для оцен­ки дол­го­сроч­ных послед­ствий нашей дея­тель­но­сти в обла­сти NBIC-тех­но­ло­гий. Это все к тому, что в дан­ном сце­на­рии зало­же­но более раз­мы­тое спе­ку­ля­тив­ное утвер­жде­ние, кото­рое с боль­шей долей веро­ят­но­сти ока­жет­ся прав­ди­вым: наша дея­тель­ность может поро­дить фор­мы жиз­ни, кото­рые ока­жут­ся в зна­чи­тель­ной сте­пе­ни чужи­ми или «ины­ми» по отно­ше­нию к нам.

Если чуже­род­ность или «стран­ность» пост­че­ло­ве­че­ских форм жиз­ни будет выра­же­на доста­точ­но силь­но, нам будет слож­нее понять их и дать оцен­ку буду­щим «раз­ры­вам». Сто­ит ли нам счи­тать людей наи­бо­лее важ­ным зве­ном в соб­ствен­ной тех­ни­че­ской дея­тель­но­сти, если мы или наши «потом­ки в широ­ком смыс­ле» могут пере­стать быть людь­ми? В кри­ти­че­ском пост­гу­ма­низ­ме счи­та­ет­ся, что при­ви­ле­ги­ро­ван­ность чело­ве­че­ской жиз­ни ничем не обос­но­ва­на. Но что, если вол­не­ния Вин­жа оправ­да­ны, и мы попро­сту не смо­жем понять существ, кото­ры­ми ста­нем мы или наши потом­ки?

Мно­гое здесь зави­сит от того, насколь­ко пост­лю­ди ока­жут­ся стран­ны­ми. Обла­да­ем ли мы апри­ор­ным (а зна­чит, неуста­ре­ва­ю­щим) зна­ни­ем о стран­но­сти наших пост­че­ло­ве­че­ских потом­ков?

На этот счет суще­ству­ет две точ­ки зре­ния: антро­по­ло­ги­че­ски огра­ни­чен­ный пост­гу­ма­низм (АОП) и антро­по­ло­ги­че­ски неогра­ни­чен­ный пост­гу­ма­низм (АНП). Если верить АОП, то на дея­тель­ность вли­я­ют некие транс­цен­дент­ные усло­вия, кото­рые оди­на­ко­во спра­вед­ли­вы для людей и пост­лю­дей в силу того, что и те, и дру­гие явля­ют­ся дея­те­ля­ми как тако­вы­ми.

Напри­мер, пред­ста­вим, что любая серьез­ная дея­тель­ность тре­бу­ет вла­де­ния язы­ком и спо­соб­но­сти при­ни­мать уча­стие в обще­ствен­ных про­цес­сах, а сами дея­те­ли долж­ны быть спо­соб­ны испы­ты­вать удо­воль­ствие и боль, при­ме­нять кате­го­рии Кан­та или суще­ство­вать в соот­вет­ствии с Dasein Хай­дег­ге­ра. При спра­вед­ли­во­сти этих усло­вий мы можем гово­рить о том, что стран­ность пост­лю­дей под­чи­ня­ет­ся опре­де­лен­но­му пре­де­лу, а так­же о том, что пост­лю­ди могут пре­вос­хо­дить воз­мож­но­сти наше­го пони­ма­ния лишь в опре­де­лен­ной сте­пе­ни.

Рас­по­ла­га­ем ли мы дока­за­тель­ства­ми суще­ство­ва­ния таких огра­ни­че­ний? Если нет, то нам сто­ит обра­тить­ся к АНП. Если верить АНП, у нас нет осно­ва­ний (кото­рые выдер­жа­ли бы про­вер­ку вре­ме­нем) для того, что­бы рас­смат­ри­вать пост­лю­дей в каче­стве каких бы то ни было дея­те­лей. С дру­гой сто­ро­ны, такая точ­ка зре­ния вле­чет за собой вол­ну­ю­щие послед­ствия: мы смо­жем оце­нить эти­че­ские пер­спек­ти­вы, каса­ю­щи­е­ся пост­лю­дей, толь­ко если столк­нем­ся с ними или пре­вра­тим­ся в них сами.

Если поло­же­ния АНП ока­жут­ся вер­ны­ми, это будет озна­чать, что гума­ни­сты и транс­гу­ма­ни­сты серьез­но недо­оце­ни­ли, насколь­ко нече­ло­веч­ным явля­ет­ся тех­но­ло­ги­че­ское раз­ви­тие в его теку­щем состо­я­нии (Roden 2014: Chapter 7). Наше поло­же­ние пока не поз­во­ля­ет нам оце­ни­вать эти­ку пост­че­ло­ве­че­ско­го. Одна­ко мы смо­жем сде­лать это, если спро­во­ци­ру­ем собы­тие, послед­ствия кото­ро­го невоз­мож­но будет пред­ска­зать по эту сто­ро­ну «раз­ры­ва». В сум­ме АНП и ТР под­ра­зу­ме­ва­ют, что опре­де­лен­ной эти­че­ской тео­рии невоз­мож­но достичь в слу­чае пост­лю­дей. Мы име­ем лишь мно­же­ство спо­со­бов ста­нов­ле­ния пост­че­ло­ве­ком и экс­пе­ри­мен­ты с пост­че­ло­ве­че­ски­ми фор­ма­ми жиз­ни. Здесь поло­же­ния КП и СП схо­дят­ся в одной точ­ке.

Примечания

  1. NBIC рас­шиф­ро­вы­ва­ет­ся как «нано­тех­но­ло­гия, био­тех­но­ло­гия, инфор­ма­ци­он­ная тех­но­ло­гия и когни­ти­ви­сти­ка». 

David Roden
Дэвид Роден

Бри­тан­ский фило­соф. Его основ­ные рабо­ты посвя­ще­ны вза­и­мо­свя­зи меж­ду декон­струк­ци­ей и ана­ли­ти­че­ской фило­со­фи­ей, нату­ра­лиз­му, мета­фи­зи­ке зву­ка и пост­гу­ма­низ­му.

enemyindustry.wordpress.com

Последние посты

Архивы

Категории