Weltgeist и полночь постмодерна

Take up the White Man’s burden—
Send forth the best ye breed—
Go send your sons to exile
To serve your captives” need
To wait in heavy harness
On fluttered folk and wild—
Your new-caught, sullen peoples,
Half devil and half child.
Rudyard Kipling

Несмот­ря на то, что ажи­о­таж вокруг пост­мо­дер­низ­ма во всех сфе­рах жиз­ни рос­сий­ско­го обще­ства уже не так выра­жен, как в 90‑е годы про­шло­го сто­ле­тия — этот тер­мин проч­но засел в под­со­зна­нии мно­гих людей и до сих пор слу­жит уни­вер­саль­ной интер­пре­тан­той струк­тур­ных основ мно­же­ства явле­ний. При этом сущ­ност­ная сто­ро­на вопро­са зате­ря­лась в бол­товне о фран­цуз­ской шизе раз­но­го рода. Боль­шин­ство людей не пони­ма­ют, что они име­ют в виду под пост­мо­дер­низ­мом, при­кры­вая отсыл­ка­ми к этой туман­ной пара­диг­ме про­ва­лы в кар­тине мира, как если бы они закры­ва­ли дыру в стене питер­ской ком­му­нал­ки репро­дук­ци­ей «Бала в Мулен де ла Галетт».

Напом­ним, что пер­вая фик­са­ция «состо­я­ния пост­мо­дер­на» про­изо­шла в одно­имён­ной кни­ге Жана Фран­с­уа Лио­та­ра в 1979 году. В ней он кон­ста­ти­ру­ет конец мета­нар­ра­ти­вов циви­ли­за­ции и кри­зис про­ек­та Про­све­ще­ния. Отбро­сив линг­ви­сти­че­ское барок­ко, при­зван­ное скрыть пер­вич­ную интен­цию авто­ра, мож­но сме­ло утвер­ждать, что по сути это озна­ча­ет невоз­мож­ность свер­ше­ния про­ект­но­го мыш­ле­ния и пере­ход в состо­я­ние «центр нигде — пери­фе­рия вез­де».

Сто­ит обра­тить вни­ма­ние, что интел­лек­ту­аль­ный дека­данс во Фран­ции и мода на пост­мо­дер­низм про­цве­та­ли на фоне рас­па­да L’Empire colonial français — Лио­тар пуб­ли­ку­ет свой труд за год до того, как неза­ви­си­мость полу­чит рес­пуб­ли­ка Вану­а­ту, поста­вив жир­ную точ­ку в этой мно­го­ве­ко­вой исто­рии фран­ко­фон­ства.

tmnt_ii_05Немно­го позд­нее всё то же самое будет про­ис­хо­дить и у нас на руи­нах «крас­но­го про­ек­та», когда кухон­ные дис­си­ден­ты и номен­кла­тур­ная боге­ма запол­нят гума­ни­тар­ный ваку­ум пост­со­вет­ско­го куль­тур­но­го ланд­шаф­та. Их рито­ри­ка все­гда была направ­ле­на на рас­пад и дез­ин­те­гра­цию цело­го, при кото­ром выде­ля­ет­ся неко­то­рая энер­гия, за счёт кото­рой и суще­ство­ва­ли адеп­ты дис­кур­са.

Неда­ром один из стол­пов это­го тече­ния, Жак Дер­ри­да, гово­рил, что было бы пра­виль­но назы­вать про­цесс пере­строй­ки в СССР декон­струк­ци­ей. Этот алжи­рец явля­ет собой пре­крас­ную иллю­стра­цию про­ти­во­сто­я­ния пери­фе­рий­но­го мыш­ле­ния коло­ний лого­цен­трич­ной воле мет­ро­по­лий. Как извест­но, неза­дол­го до смер­ти он чест­но при­знал­ся, что всю жизнь борол­ся с евро­по­цен­триз­мом, и, надо ска­зать, судя по тому, в каком пла­чев­ном состо­я­нии нахо­дит­ся кон­ти­нент, — это ему уда­лось.

tmnt_ii_02

Невоз­мож­но при­бли­зить­ся к пони­ма­нию фено­ме­на пост­мо­дер­на, не имея чёт­ко­го пред­став­ле­ния о его пред­ше­ствен­ни­ках. Вви­ду охва­та всей исто­рии циви­ли­за­ции и пре­тен­зии на уни­вер­саль­ность, у нас нет воз­мож­но­сти в рам­ках пуб­ли­ци­сти­че­ской замет­ки зани­мать­ся раз­бо­ром тео­рии трёх пара­дигм зна­ния, при­ни­мая её как акси­о­му в опи­са­тель­ной части судь­бы ста­нов­ле­ния λόγος.

Пока­за­тель­но, что цен­траль­ную роль в систе­ме трёх пара­дигм зани­ма­ет модерн, через кото­рый выво­дят­ся остав­ши­е­ся две пара­диг­мы: пре- и пост-модер­низ­ма. Про­ве­сти точ­ные гра­ни­цы меж­ду ними в исто­ри­че­ском вре­ме­ни невоз­мож­но, точ­но так же, как невоз­мож­но утвер­ждать, в какой день Рент­ген открыл икс-лучи, но я пола­гаю, что фор­маль­ной точ­кой нача­ла ста­нов­ле­ния пара­диг­мы модер­на мож­но счи­тать созда­ние теле­ско­па Гали­ле­ем.

В извест­ном смыс­ле модерн не был бы воз­мо­жен без нео­пла­то­низ­ма, поэто­му мы отно­сим Пла­то­на, Ари­сто­те­ля и Прок­ла к носи­те­лям еди­но­го мета­нар­ра­ти­ва Циви­ли­за­ции, воз­вра­ще­ние кото­ро­го в мейн­стрим исто­ри­че­ско­го про­цес­са пред­опре­де­ли­ло саму воз­мож­ность эпо­хи Воз­рож­де­ния и Ново­го вре­ме­ни, сде­лав явле­ние Декар­та, Лейб­ни­ца и Нью­то­на неиз­беж­ным.

Миф о Про­ме­тее — глав­ный дви­га­тель модер­на, содер­жа­щий в себе все основ­ные сило­вые линии это­го вели­ко­го про­ек­та. Дар Про­ме­тея поз­во­лил бро­сить вызов гос­под­ству­ю­щим боже­ствам «поряд­ка вещей», став зало­гом эман­си­па­ции ново­го чело­ве­ка от неумо­ли­мой воли Олим­па. Про­ме­тей — мыс­ля­щий напе­рёд, и он замыс­лил дол­гую игру про­тив непо­бе­ди­мо­го сопер­ни­ка, обле­чён­но­го в энтро­пию, чело­ве­че­ский фак­тор и рас­тво­ря­ю­щую силу веч­но­сти.

Реа­ли­за­ция про­грам­мы, зало­жен­ной в цен­тро­стре­ми­тель­ном мифе о Про­ме­тее, лежа­щем в осно­ве нашей циви­ли­за­ции, тре­бу­ет пре­об­ра­же­ния огня из куз­ни­цы Гефе­ста. Он дол­жен стать не про­сто слу­жеб­ным инстру­мен­том смерт­ных, а при­нять на себя ста­тус носи­те­ля и источ­ни­ка самой сущ­но­сти чело­ве­ка.

Модерн нёс в себе пафос осво­бож­де­ния от ста­ро­го мира с его свя­щен­ны­ми поряд­ка­ми для чело­ве­ка с ули­цы, одно­вре­мен­но ука­зав путь на осво­бож­де­ние от «юдо­ли чело­ве­че­ской» для тех, кто был погру­жен в нау­ки. И если Гегель со сво­е­го бал­ко­на в Вене уви­дел вопло­ще­ние Weltgeist сидя­щим вер­хом на лоша­ди, то мы в свою оче­редь будем ждать Тер­ми­на­то­ра вер­хом на ска­ку­нах от Boston Dynamics.

tmnt_ii_03

Фоном для ста­нов­ле­ния Модер­на ста­ла эпо­ха вели­ких гео­гра­фи­че­ских откры­тий, кото­рая яви­лась про­ло­гом для импе­ри­а­лиз­ма Циви­ли­за­ции — про­цес­са под­чи­не­ния пери­фе­рий­ных обществ тра­ди­ции воле цен­тра, лежа­ще­го в Запад­ной Евро­пе. Это геро­и­че­ское уси­лие евро­пей­цев поз­во­ли­ло создать пла­не­тар­ное сооб­ще­ство в том виде, как мы его зна­ем, сде­лав воз­мож­ным доступ к нау­ке, пере­до­вым тех­но­ло­ги­ям и еди­но­му язы­ку ком­му­ни­ка­ций для все­го чело­ве­че­ства. Исто­рия, как вопло­ще­ние Weltgeist у Геге­ля или как Seinsgeschichte у Хай­дег­ге­ра, при­хо­дит в Индию, Китай и Япо­нию вме­сте с экс­пе­ди­ци­он­ны­ми кор­пу­са­ми. Ни один япо­нец или индус не смо­гут понять при­ро­ду сво­ей соци­аль­ной мат­ри­цы, поря­док и при­чи­ны её суще­ство­ва­ния, не зная, кто такой Пла­тон, импе­ра­тор Август и коро­ле­ва Ели­за­ве­та, в то вре­мя как для нас не игра­ет ника­кой роли суще­ство­ва­ние Махаб­ха­ра­ты или Кон­фу­ция.

Герак­лит утвер­ждал, что вой­на — это отец вещей, и в этом смыс­ле воз­рас­та­ю­щая экс­пан­сия Евро­пы ста­ла зало­гом для успеш­ной реа­ли­за­ции задач, сто­я­щих перед кар­те­зи­ан­ским субъ­ек­том и его волей. Интер­нет, кста­ти, тоже вышел как сайд-про­ект Пен­та­го­на, так что инту­и­ция нико­гда не под­во­ди­ла гени­аль­но­го эфес­ца.

Вен­цом ново­ев­ро­пей­ской циви­ли­за­ции ста­ла Вик­то­ри­ан­ская эпо­ха — золо­той век бело­го чело­ве­ка, нау­ки, тех­ни­ки, эпо­ха роман­ти­ков и море­пла­ва­те­лей, чей дух нашёл отра­же­ние на стра­ни­цах рома­нов Жюля Вер­на, Гер­ма­на Мел­вил­ла и, конеч­но же, Редь­яр­да Кип­лин­га. Мрак суе­ве­рия отсту­пал, вера в воз­мож­но­сти нау­ки тор­же­ство­ва­ла, блеск и вели­чие мет­ро­по­лий каза­лись незыб­ле­мы­ми, но на сме­ну Belle Époque при­шли две бра­то­убий­ствен­ные вой­ны, поста­вив­шие Евро­пу на коле­ни. В неко­то­ром смыс­ле, пост­мо­дерн начи­нал­ся на руи­нах Бер­ли­на, когда не толь­ко Гер­ма­ния, но и вся Евро­па в целом поте­ря­ла ста­тус цен­тра мира. За несколь­ко деся­ти­ле­тий после вой­ны рас­па­лась миро­вая импе­ри­а­ли­сти­че­ская систе­ма, и теперь сама Евро­па высту­па­ет в роли реко­ло­ни­зи­ру­е­мо­го про­стран­ства — аме­ри­кан­ским эко­но­ми­че­ским и воен­ным могу­ще­ством свер­ху и ази­ат­ски­ми орда­ми мигран­тов сни­зу.

tmnt_ii_01

Что же такое пост­мо­дерн в дан­ной опти­ке?

Пост­мо­дерн — это реци­див арха­и­ки. Отказ от науч­но­го мето­да, как фор­мы репрес­сив­но­го дис­кур­са; рас­пад нор­мо­твор­че­ских функ­ций; неоспи­ри­ту­а­лизм и воз­врат к полу­ма­ги­че­ской интер­пре­та­ции реаль­но­сти через пси­хо­ана­лиз; тира­ния прав бес­ко­неч­но малых мень­шинств и про­чие мер­зо­сти духа вре­ме­ни. Пост­мо­дер­низм сущ­ност­но пуст, подоб­но копии без ори­ги­на­ла, и суще­ству­ет толь­ко пото­му, что модерн забук­со­вал в недо­стат­ке воли у есте­ствен­но­го чело­ве­че­ства, и там, где про­ис­хо­дит одно­вре­мен­ное нало­же­ние арха­и­ки и модер­на, воз­ни­ка­ет иллю­зия чего-то тре­тье­го. В кон­це кон­цов, Homo sapiens неиз­мен­но суще­ству­ет как мини­мум 100 000 лет, и нет ниче­го уди­ви­тель­но­го, что Про­све­ще­нию не уда­лось взять высо­ту с наско­ка.

Транс­гу­ма­низм — един­ствен­ное интел­лек­ту­аль­ное тече­ние, име­ю­щее потен­ци­ал вос­ста­но­вить смысл исто­рии и покон­чить с состо­я­ни­ем пост­мо­дер­на. Толь­ко транс­гу­ма­ни­сты име­ют волю к тому, что­бы поста­вить в исто­рии точ­ку, выве­дя чело­ве­че­ский фак­тор за её рам­ки, дабы пути Weltgeist и Homo sapiens раз­де­ли­лись. Но ника­ких гаран­тий на успеш­ный исход это­го пред­при­я­тия нет.

Мне дума­ет­ся, что выс­шее мило­сер­дие, явлен­ное наше­му миру, заклю­ча­ет­ся в неспо­соб­но­сти чело­ве­че­ско­го разу­ма понять свою соб­ствен­ную при­ро­ду и сущ­ность. Мы живём на мир­ном ост­ров­ке счаст­ли­во­го неве­де­ния посре­ди чёр­ных вод бес­ко­неч­но­сти, и самой судь­бой нам зака­за­но поки­дать его и пус­кать­ся в даль­ние пла­ва­ния. Нау­ки наши, каж­дая из кото­рых устрем­ля­ет­ся по соб­ствен­но­му пути, пока что, к сча­стью, при­нес­ли нам не так уж мно­го вре­да, но неиз­бе­жен час, когда раз­роз­нен­ные кру­пи­цы зна­ния, сой­дясь воеди­но, откро­ют перед нами зло­ве­щие пер­спек­ти­вы реаль­но­сти и пока­жут наше пол­ное ужа­са место в ней; и это откро­ве­ние либо лишит нас рас­суд­ка, либо выну­дит нас бежать от мерт­вя­ще­го про­свет­ле­ния в покой и без­мя­теж­ность новых тём­ных веков.Г. Ф. Лав­крафт


Eugene Sychev
Евге­ний Сычёв

Осно­ва­тель и идей­ный вдох­но­ви­тель про­ек­та Spacemorgue. Инте­ре­су­ет­ся фило­со­фи­ей тех­ни­ки, игра­ми Blizzard North, транс­гу­ма­низ­мом и тео­ри­ей созна­ния.

spacemorgue.com

Последние посты

Архивы

Категории