Нерассказанная история Silk Road

Взлёт и падение Silk Road. Часть I

Рас­сказ о том, как 29-лет­ний иде­а­лист создал миро­вой нар­ко­ба­зар и пре­вра­тил­ся в опас­ную шиш­ку.

Глава 1. Хроническая боль

Я пред­став­ляю, что одна­жды о моей жиз­ни напи­шут исто­рию — и что эта исто­рия будет доста­точ­но деталь­но рас­пи­сан­ной.
home/frosty/documents/journal/2012/january/week1

Поч­та­льон позво­нил толь­ко один раз. Кёр­тис Грин сидел дома, встре­чая утро с бутыл­кой Coca-Cola и мини-пон­чи­ка­ми с посып­кой. Его паль­цы оне­ме­ли как на моро­зе — и он был удив­лён, когда услы­шал, как кто-то сту­чит­ся ему в дверь. Было 11 утра, и неждан­ные визи­ты были ред­ко­стью в его постро­ен­ном в испан­ском сти­ле скром­ном доме, рас­по­ло­жен­ном в шта­те Юта в пустын­ной мест­но­сти под сенью гор Уош­этч. Грин мед­лен­но про­гу­ли­вал­ся по дому, поправ­ляя свой шуточ­ный каму­фляж­ный костюм. В его 47 лет тело уже пло­хо слу­ша­лось его: он стра­дал от избы­точ­но­го веса, пере­нёс четы­ре гры­жи позво­ноч­ни­ка, у него боле­ло коле­но, а его улыб­ка свер­ка­ла зуб­ны­ми имплан­та­ми. Что­бы ходить, он ино­гда исполь­зо­вал трость с ост­рым нако­неч­ни­ком, при­над­ле­жа­щую его жене. Мед­лен­но, Грин поко­вы­лял в сто­ро­ну две­ри, пове­дя за собой пару сво­их собак-чиху­ахуа — Мак­са и Сэм­ми.

Он загля­нул через перед­нее окно и уви­дел поч­та­льо­на — спе­шив­ше­го поско­рее уйти. Несмот­ря на курт­ку поч­то­вой служ­бы США, на нём так­же были оде­ты джин­сы и тапоч­ки. Стран­но — поду­мал Грин. Кро­ме того, Грин при­ме­тил стран­ный фур­гон, сто­я­щий на дру­гой сто­роне ули­цы — белый, без лого­ти­пов и зад­них окон — таких ранее он нико­гда не видел.

Грин открыл дверь. Сто­я­ла зима — дни, пол­ные высо­ких обла­ков и низ­ко­го Солн­ца. Блед­ный туман сте­лил­ся по долине вокруг бело­снеж­но­го двой­но­го Испан­ско­го Пика. Грин открыл дверь, и уви­дел, что на крыль­це сто­я­ла короб­ка гру­за высо­кой важ­но­сти — раз­ме­ром с Биб­лию. Его малень­кие соба­ки наблю­да­ли, как он заби­рал свой таин­ствен­ный пакет. Посыл­ка была очень тяжё­лой, и на ней не было обрат­но­го адре­са — а лишь мар­ка Мэри­лен­да.

Грин взял пакет и отнёс его в свою кух­ню, где разо­рвал его нож­ни­ца­ми, под­няв столб бело­го порош­ка, кото­рый покрыл его лицо и око­че­нев­ший язык. Затем вход­ная дверь рас­пах­ну­лась, сорван­ная с петель коман­дой бой­цов SWAT. Вско­ре его дом был запол­нен поли­цей­ски­ми в каму­фляж­ных защит­ных костю­мах и чёр­ных мас­ках, дер­жа­щих ору­жие наго­то­ве. Грин сто­ял весь в кока­и­но­вом порош­ке в окру­же­нии сво­их чиху­ахуа. «На пол!» — крик­нул ему кто-то из поли­цей­ских. Грин уро­нил пакет, кото­рый он дер­жал. Когда же он попы­тал­ся успо­ко­ить сво­их щен­ков, дюжи­на поли­цей­ских взя­ла его на муш­ку: «дер­жи­те руки так, что­бы мы мог­ли их видеть!»

Офи­це­ры наде­ли наруч­ни­ки на Гри­на и пари­ро­ва­ли Мак­са — стар­шую чиху­ахуа — кото­рая оска­лив­шись, попы­та­лась уку­сить поли­цей­ско­го за боти­нок. Грин рас­пла­стал­ся на ков­ре, его взгля­ду пред­ста­ли десят­ки сапог: брать его при­шла боль­шая груп­па аген­тов SWAT и DEA, кото­рые теперь запол­ни­ли дом. Он слы­шал гро­хот вещей — одни офи­це­ры кри­ча­ли, а дру­гие шеп­та­лись друг с дру­гом. Он кинул взгляд на сло­ман­ную дверь, и поду­мал о тех вещах, кото­рые у него были. Это и висев­шие в гости­ной семей­ные фото — в том чис­ле фото­гра­фии его жены, Тони, её двух доче­рей и вну­ка — чья улыб­ка сей­час, каза­лось, насме­ха­лась над ним — лежа­щим на сво­ей посыл­ке, кото­рая обо­шлась ему в 27000 $. (На упа­ков­ке кра­со­вал­ся штамп с крас­ным дра­ко­ном, перу­ан­ском сим­во­ле высо­ко­го каче­ства). В голо­ве его кру­ти­лась мысль: если бы я знал, что вы при­дё­те, я бы очи­стил свой дом! Воз­буж­дён­ный ком­па­ни­ей, малыш Макс пере­стал дро­жать и обка­кал­ся пря­мо в ком­на­те.

Когда коман­да SWAT ворва­лась вовнутрь, она обна­ру­жи­ла Кёр­ти­са Гри­на, покры­то­го кока­и­ном — и двух лежа­щих рядом с ним чиху­ахуа.

А прав­да в том, что Грин — это не про­сто какой-то там ста­рик-мор­мон. В тече­ние послед­них несколь­ких меся­цев он был кли­ен­том огром­но­го онлайн-пред­при­я­тия под назва­ни­ем Silk Road. Это было что-то вро­де под­поль­но­го eBay — циф­ро­вой рынок для неле­галь­ной тор­гов­ли — в основ­ном нар­ко­ти­ка­ми. Одо­ле­ва­е­мый хро­ни­че­ски­ми боля­ми, Грин сидел на боле­уто­ля­ю­щих в тече­ние мно­гих лет. В послед­нее вре­мя, поль­зу­ясь сво­и­ми обшир­ны­ми позна­ни­я­ми в обла­сти нар­ко­ти­ков, он устро­ил­ся рабо­тать на том сай­те. Сам сайт Silk Road был спря­тан в так назы­ва­е­мом Dark Web — части интер­не­та, кото­рая неви­ди­ма для поис­ко­ви­ков вро­де Google. Для досту­па к Silk Road необ­хо­ди­мо было исполь­зо­вать спе­ци­аль­ное крип­то­гра­фи­че­ское про­грамм­ное обес­пе­че­ние. Соче­тая ано­ним­но­го интер­фей­са с бес­след­ны­ми пла­те­жа­ми в циф­ро­вой валю­те Bitcoin, сайт при­ютил тыся­чи нар­ко­тор­гов­цев и око­ло 1 мил­ли­о­на кли­ен­тов по все­му миру, кото­рые были рады най­ти друг дру­га, и пред­ло­жить бога­тый выбор нар­ко­ти­ков и про­чих това­ров элек­трон­ной ком­мер­ции. За корот­кое вре­мя сво­е­го суще­ство­ва­ния — с 2011 по 2013‑й — пред­при­я­тие снис­ка­ло огром­ную попу­ляр­ность. За этот отно­си­тель­но корот­кий про­ме­жу­ток вре­ме­ни, на сай­те Silk Road уда­лось реа­ли­зо­вать това­ра на более чем 1 мил­ли­ард дол­ла­ров.

Имен­но поэто­му Грин был схва­чен меж­ве­дом­ствен­ной рабо­чей груп­пой. Он был нанят Смер­то­нос­ным Пира­том Роберт­сом (Dread Pirate Roberts) — таин­ствен­ной фигу­рой, сто­яв­шей у осно­ва­ния Silk Road. Пират Робертс был вла­дель­цем сай­та и идей­ным лиде­ром рас­ту­ще­го сооб­ще­ства. Его отно­си­тель­но мир­ный нар­ко­ма­га­зин был серьёз­ной про­бле­мой для пра­во­охра­ни­тель­ных орга­нов, у кото­рых до сих пор не было ника­ких мыс­лей насчёт того, кто мог скры­вать­ся за лич­ной Роберт­са. Было даже неяс­но, явля­ет­ся ли Пират Робертс одним чело­ве­ком. В тече­ние при­мер­но года аген­ты из DEA, ФБР, Служ­бы Внут­рен­ней Без­опас­но­сти, IRS, Сек­рет­ной Служ­бы и аме­ри­кан­ской поч­то­вой инспек­ции пыта­лись про­ник­нуть во внут­рен­ний круг орга­ни­за­ции. Захват Гри­на и его чиху­ахуа в холод­ной пустые Юта был их пер­вым важ­ным успе­хом.

Феде­ра­лы поста­ви­ли Гри­на на ноги. У них было мно­го вопро­сов — начи­ная с того, отку­да в его костю­ме были 23000 $, и кон­чая тем, кто нахо­дил­ся на дру­гом кон­це зашиф­ро­ван­ных диа­ло­гов из его чата. Неве­ро­ят­но, но Грин пока­зал, что эти день­ги вне­се­ны в его нало­го­вую декла­ра­цию. Так­же он попро­сил обез­бо­ли­ва­ю­ще­го. Но вме­сто это­го они отве­ли его к две­ри поли­цей­ской маши­ны, сооб­щив ему, что он задер­жан по обви­не­нию в обла­да­нии 1092 грам­мов кока­и­на с целью рас­про­стра­не­ния.

«Не сажай­те меня в тюрь­му» — про­сил их Грин — «Он всё обо мне зна­ет»

Поз­же, на допро­се, Грин рас­ска­зал скеп­ти­че­ски настро­ен­ным аген­там, что рас­крыть его и обна­ро­до­вать его имя — это зна­чит под­пи­сать ему смерт­ный при­го­вор. Смер­то­нос­ный Пират Робертс был очень опа­сен, и Грин ска­зал: «У это­го пар­ня мил­ли­о­ны. Он запро­сто может меня убить».

Глава 2. Россман

Росс Уль­брихт был по уши в сво­их повсе­днев­ных забо­тах — и вдруг он встре­тил её. Росс при­шёл в кру­жок игры на джем­бе — запад­но­аф­ри­кан­ском бара­бане — когда Джу­лия Вие села напро­тив. У неё были вью­щи­е­ся локо­ны, свет­ло-корич­не­вая кожа и тём­но-карие гла­за. Бара­бан­щи­ки соби­ра­лись на лужай­ке у Пенн Стейт, где в 2008 году Росс тру­дил­ся над полу­че­ни­ем сте­пе­ни маги­стра в обла­сти мате­ри­а­ло­ве­де­ния и инже­нер­но­го дела. Джу­лии было 18, она была сво­бо­до­лю­би­вым нович­ком — и когда она уви­де­ла Рос­са, то меж­ду ними воз­ник­ло при­тя­же­ние. Вско­ре Джу­лия посе­ти­ла офис Рос­са в кам­пу­се — и хотя она не смог­ла ему помочь в рабо­те, но их поце­луй закон­чил­ся плот­ски­ми лас­ка­ми в лежа­чем поло­же­нии на полу.

Они по уши влю­би­лись друг в дру­га. Росс изу­чал кри­стал­ло­гра­фию, и рабо­тал над выра­щи­ва­ни­ем тон­ких плё­нок. Одна­жды он сде­лал боль­шой плос­кий синий кри­сталл, при­кре­пил его к коль­цу и пода­рил его Джу­лии. Она не зна­ла, как её парень смог сде­лать такой кри­сталл, но зна­ла — это была любовь.

Росс вырос в Остине, штат Техас, и все­гда был умным и оба­я­тель­ным. Ещё ребён­ком он всту­пил в орлов-ска­у­тов, и поз­во­лил сво­им дру­зьям постричь его под иро­кез. Сам он вырос в стро­гой семье. Он про­во­дил лето на Коста-Рике: роди­те­ли Рос­са постро­и­ли несколь­ко дере­вен­ских доми­ков из бам­бу­ка с сол­неч­ны­ми бата­ре­я­ми. Здесь — вда­ли от циви­ли­за­ции — Росс при­вил себе вкус к путе­ше­стви­ям. В стар­шей шко­ле Росс­ман — как его назы­ва­ли дру­зья — уже водил ста­рую Воль­во, курил сига­ры и полу­чил 1460 очков по SAT Reasoning Test. Дру­зья вос­при­ни­ма­ли Рос­са как без­за­бот­но­го — и в то же самое вре­мя забот­ли­во­го чело­ве­ка.

Росс полу­чил сти­пен­дию в Уни­вер­си­те­те шта­тов Техас и Дал­лас и спе­ци­а­ли­зи­ро­вал­ся по физи­ке. Отту­да он пере­шёл зани­мать­ся иссле­до­ва­ни­я­ми в Пенн Стейт — где, как обыч­но, пре­успел. Но, отяг­чён­ный тяжё­лой лабо­ра­тор­ной рабо­той, он не был счаст­лив. В кол­ле­дже он стал изу­чать пси­хо­де­ли­ку и читать восточ­ных фило­со­фов. В Пенн Стейт Росс стал выска­зы­вать идеи сме­нить область рабо­ты. Он раз­ме­стил в интер­не­те объ­яв­ле­ние о сво­ём разо­ча­ро­ва­нии в нау­ке — и о том, что теперь его инте­ре­су­ет эко­но­ми­ка.

Он видел в нало­го­вой служ­бе и пра­ви­тель­стве фор­му угне­те­ния, а госу­дар­ство, по его мне­нию, было аппа­ра­том наси­лия, при­сво­ив­шим себе моно­по­лию на при­ме­не­ние силы. На его мыш­ле­ние в зна­чи­тель­ной мере повли­я­ли тру­ды австрий­ско­го эко­но­ми­ста Людви­га фон Мизе­са — гуру совре­мен­ной аме­ри­кан­ской либер­та­ри­ан­ской мыс­ли. По мне­нию фон Мизе­са, граж­да­нин дол­жен иметь эко­но­ми­че­скую сво­бо­ду, что­бы быть сво­бод­ным поли­ти­че­ски и мораль­но. И Росс желал быть сво­бод­ным.

Когда он полу­чил сте­пень маги­стра в 2009 году, он вер­нул­ся в Остин и купил для Джу­лии билет, что­бы та мог­ла отпра­вить­ся вме­сте с ним. Она оста­ви­ла учё­бу, и они полу­чи­ли дешё­вую квар­ти­ру на дво­их. Жили они небо­га­то, но они были моло­ды и пол­ны меч­та­ний — и соби­ра­лись играть сва­дьбу.

Росс был орлом-ска­у­том, но он курил сига­ры — и по тесту SAT зара­бо­тал 1460 очков. Для дру­зей он был забот­ли­вым и в то же самое вре­мя — без­за­бот­ным.

Росс попы­тал­ся рабо­тать в тор­гов­ле — но не достиг в том успе­ха. Он осно­вал ком­па­нию, кото­рая зани­ма­лась видео­иг­ра­ми — но и здесь у него ниче­го не полу­чи­лось. Неуда­чи дей­ство­ва­ли на него угне­та­ю­ще. У него про­па­ло жела­ние пытать­ся что-то делать. В тече­ние это­го вре­ме­ни, его сосед сни­зу — Дон­ну Пал­мер­ти, при­гла­сил Рос­са рабо­тать с ним в ком­па­нии Good Wagon Books — в биз­не­се, кото­рый заклю­чал­ся в сбо­ре подер­жан­ных книг и про­да­же их с циф­ро­вых вит­рин вро­де Amazon и Books-A-Million. Росс сде­лал для ком­па­нии веб-сайт, изу­чил мастер­ство заве­до­ва­ния хозяй­ством. Так­же он соста­вил скрипт, опре­де­ля­ю­щий цену кни­ги на осно­ве её попу­ляр­но­сти на сай­те Amazon.

Сво­бод­ное от рабо­ты вре­мя Рос­са было напол­не­но чте­ни­ем, пеши­ми путе­ше­стви­я­ми, изу­че­ни­ем йоги и, как неж­но вспо­ми­на­ет, «очень и очень боль­шим коли­че­ством сек­са». Так­же они спо­ри­ли о поли­ти­ке (Джу­лия была сто­рон­ни­ком пар­тии Демо­кра­тов), день­гах (то, что он назы­вал «эко­ном­ным», она назы­ва­ла «дешёв­кой»), и об их обще­ствен­ной жиз­ни (она боль­ше вре­ме­ни уде­ля­ла празд­ни­кам, чем он). Их отно­ше­ния были бур­ны­ми, с часты­ми раз­ры­ва­ми. Летом 2010-го, они рас­ста­лись в оче­ред­ной раз. Он был убит горем — поз­же он рас­ска­зы­вал, как встре­тив жен­щи­ну на OkCupid, он пытал­ся уте­шить­ся о поте­рян­ной люб­ви.

Росс про­сто плыл по тече­нию. «За год я про­шёл через мно­гое в моих лич­ных отно­ше­ни­ях» — писал он в жур­на­ле на сво­ём ком­пью­те­ре, делая нечто вро­де само­оцен­ки сво­их жиз­нен­ных целей. «Я оста­вил свою мно­го­обе­ща­ю­щую карье­ру учё­но­го, что­бы стать инве­сти­ци­он­ным кон­суль­тан­том и пред­при­ни­ма­те­лем, и в ито­ге остал­ся ни с чем». Рос­су было стыд­но, но вско­ре Пал­мет­ри оста­вил Good Wagon Рос­су, а сам полу­чил хоро­шую рабо­ту в Дал­ла­се. В тече­ние мно­гих лет Росс хотел быть за что-то ответ­ствен­ным. И вот он стал.

На рабо­ту на склад Good Wagon Росс нанял пяте­ро сту­ден­тов-заоч­ни­ков из кол­ле­джа, а так­же занёс в кар­то­те­ку и разо­брал 50000 лежа­щих на пол­ках книг. Пол­ки он тоже постро­ил сам. Декабрь был луч­шим меся­цем Good Wagon — чистая при­быль достиг­ла 10 тысяч дол­ла­ров.

Но к кон­цу 2010 года, новый гене­раль­ный дирек­тор Good Wagon стал смот­реть даль­ше книж­но­го биз­не­са. Во вре­мя сорев­но­ва­ний на тор­гах, Росс узнал о бит­кой­нах — о циф­ро­вой крип­то­ва­лю­те. Цена крип­то­ва­лю­ты зави­се­ла лишь от рын­ка, и не была при­вя­за­на к како­му-то цен­траль­но­му бан­ку — что соот­вет­ство­ва­ло овла­де­вав­шей им либер­та­ри­ан­ской фило­со­фии. На сво­ей стра­ни­це в LinkedIn, Росс пишет, что он хотел «исполь­зо­вать эко­но­ми­че­скую тео­рию как сред­ство пре­одо­ле­ния наси­лия и агрес­сии сре­ди чело­ве­че­ства».

И тут Рос­са постиг­ло оза­ре­ние. «Мне при­шла идея» — писал он в сво­ём жур­на­ле — «создать такой веб-сайт, где люди мог­ли бы купить ано­ним­но что угод­но, не остав­ляя каких-либо сле­дов, по кото­рым их мож­но было бы высле­дить». Он пишет, что он «изу­чил тех­но­ло­гию, но всё же ещё нуж­дал­ся в зна­ни­ях о биз­нес-моде­ли и стра­те­гии».

Как и боль­шин­ство либер­та­ри­ан­цев, Росс был уве­рен — упо­треб­ле­ние нар­ко­ти­ков явля­ет­ся лич­ным делом чело­ве­ка. И, подоб­но неко­то­рым дру­гим людям, он утвер­ждал, что сама вой­на с нар­ко­ти­ка­ми обре­че­на на про­вал. Есте­ствен­но, что това­ром для его ново­го пред­при­я­тия ста­нут раз­лич­ные пре­па­ра­ты. «Я хотел назвать свой сайт — Под­зем­ные Бро­ке­ры» — пишет Росс — «но в кон­це кон­цов оста­но­вил­ся на назва­нии Silk Road — Шёл­ко­вый Путь».

Будучи спо­соб­ным учё­ным, Росс при­нял­ся само­сто­я­тель­но выра­щи­вать пси­ло­ци­би­но­вые гри­бы — это долж­но было стать пер­вым това­ром. Он сно­ва стал про­во­дить вре­мя с Джу­ли­ей — не забы­вая про­грам­ми­ро­вать свой сайт и зани­мать­ся Good Wagon.

Затем, одной ночью в нача­ле 2011 года, Good Wagon рух­ну­ла. В бук­валь­ном смыс­ле это­го сло­ва. Росс заси­дел­ся на рабо­те допозд­на, и, будучи один на скла­де, услы­шал гром­кий гро­хот пада­ю­щих стел­ла­жей с кни­га­ми. Он тща­тель­но раз­ра­бо­тал всю систе­му — но забыл про два важ­ных вин­та, кото­рые дер­жа­ли всё это вме­сте. Пол­ки рух­ну­ли, подоб­но доми­но.

Когда Росс пере­дал эту новость Пал­мет­ри, он так­же отме­тил себе, что его серд­це боль­ше не при­над­ле­жит делу Good Wagon. Он решил закрыть ком­па­нию, не чув­ствуя ника­ких обид по сему пово­ду. Он рас­ска­зал Пал­мет­ри, что при­ду­мал новую биз­нес-идею — «нечто поис­ти­не вели­кое».

«Шёл­ко­вый Путь» был запу­щен в сере­дине янва­ря 2011-го года. Через несколь­ко дней была сде­ла­на пер­вая про­да­жа. Рос­су уда­лось про­дать 10 фун­тов сво­их гри­бов, и к его пред­при­я­тию нача­ли при­со­еди­нять­ся дру­гие про­из­во­ди­те­ли. Все тран­зак­ции он отра­ба­ты­вал вруч­ную — это тре­бо­ва­ло мно­го вре­ме­ни, но было весь­ма вол­ни­тель­но. Про­шло немно­го вре­ме­ни, и новые постав­щи­ки и поку­па­те­ли потек­ли на его пло­щад­ку.

Перед самым нача­лом пред­при­я­тия, Росс решил изме­нить свою жизнь — с ново­го года начать жизнь так ска­зать с чисто­го листа. «В 2011‑м» — он писал в сво­ём днев­ни­ке — «я закла­ды­ваю осно­ва­ние для года про­цве­та­ния и могу­ще­ства — тако­го, како­го я ещё не знал. Шёл­ко­вый Путь ста­нет вели­ким фено­ме­ном — и по край­ней мере хоть кто-то да рас­ска­жет мне о нём, не подо­зре­вая, что я явля­юсь его созда­те­лем».

Глава 3. Агент Форс

Спе­ци­аль­ный агент Карл Марк Форс из 4‑й груп­пы дре­мал, когда поч­то­вый инспек­тор начал гово­рить ему о чём-то стран­ном, лежа­щем в паке­те. «Про­сто хочу сооб­щить всем» — ска­зал инспек­тор в кон­фе­ренц-зале, пол­ном ску­ча­ю­щих сотруд­ни­ков пра­во­охра­ни­тель­ных орга­нов — «у нас про­бле­мы с нар­ко­ти­ка­ми на бли­жай­шей почте».

Форс был бази­ро­вав­шим­ся в Бал­ти­мо­ре аген­том DEA, а сей­час он при­сут­ство­вал на реги­о­наль­ном меж­ве­дом­ствен­ном сове­ща­нии — регу­ляр­но про­во­див­шей­ся встре­че по обме­ну мне­ни­я­ми и опы­том с ана­ли­ти­ка­ми из ФБР, DEA, IRS и Наци­о­наль­ной Без­опас­но­стью. «Это при­шло с под­поль­но­го сай­та по тор­гов­ле нар­ко­ти­ка­ми» — ска­зал инспек­тор — «а назы­ва­ет­ся этот сайт — Silk Road».

Услы­шав это, Агент Форс под­нял­ся на сво­ём месте. Это было то, что он искал. Он выко­вал своё мастер­ство на борь­бе с улич­ны­ми тор­гов­ца­ми. Ростом в 6 футов (око­ло 1 метр 83 сан­ти­мет­ра) и мас­сой в 200 фун­тов (90 кило­грамм), агент Форс был спор­тив­ным пар­нем. Когда он толь­ко стал рабо­тать аген­том, ему достав­ля­ло огром­ное удо­воль­ствие, обла­чив­шись в бое­вой жилет, вры­вать­ся в 6 утра через дверь в дом нар­ко­ди­ле­ра, хва­тая того в убор­ной и наде­вая на того наруч­ни­ки преж­де, чем тот успе­ет выте­реть зад­ни­цу. Но после бес­чис­лен­ных набе­гов ощу­ще­ния уже были не те. И сре­ди всех этих вели­ких дел — кон­фис­ка­ция несколь­ких грам­мов? Аген­ту Фор­су уже было за 50, и он до сих пор сидел на зара­бот­ной пла­те феде­ра­ла в реги­о­наль­ном офи­се. В таких ситу­а­ци­ях осо­бен­но хочет­ся най­ти шанс для даль­ней­шей само­ре­а­ли­за­ции. И пото­му он посе­щал подоб­ные меро­при­я­тия, кото­рые чаще все­го ока­зы­ва­лись пустой тра­той вре­ме­ни — до сих пор.

Агент Форс уже при­мер­но год был осве­дом­лен о суще­ство­ва­нии неко­го сай­та Silk Road. Сайт явно был сде­лан с уме­ни­ем. И каза­лось всё отлич­но — хоро­шо орга­ни­зо­ван­ная тор­го­вая пло­щад­ка, в ком­плек­те с про­фи­ля­ми, спис­ка­ми това­ров и обзо­ров по сдел­ке. Всё ано­ним­но, а постав­ки неред­ко осу­ществ­ля­лись через регу­ляр­ную поч­то­вую служ­бу. Не было необ­хо­ди­мо­сти в исполь­зо­ва­нии фаль­ши­вых имён — ты даёшь свой реаль­ный адрес, и если будут какие-то про­бле­мы — гово­ришь, что, мол, ты не зака­зы­вал этот геро­ин.

Агент создал себе под­став­ную лич­ность. Его целью было добрать­ся до Смер­то­нос­но­го Пира­та Роберт­са.

«Руко­вод­ство про­дав­ца» с сай­та Шёл­ко­вый Путь содер­жа­ло полез­ные инструк­ции о том, как сде­лать ваку­ум­ную упа­ков­ку или при­ме­нить какой-то дру­гой спо­соб, поз­во­ля­ю­щий скрыть товар от элек­трон­ных дат­чи­ков и собак-иска­те­лей. Боль­шин­ство поста­вок дохо­ди­ло до сво­их полу­ча­те­лей. То, что коли­че­ство пере­хва­чен­ных посы­лок ста­ло воз­рас­тать — а таких был лишь неболь­шой про­цент — гово­рил о быст­ром росте тем­пов про­даж. Обшир­ный ката­лог про­да­ва­е­мых фар­ма­ко­ло­ги­че­ских средств содер­жал десят­ки кате­го­рий и 13000 запи­сей. Любой цени­тель нар­ко­ти­ков мог най­ти здесь бога­тый выбор люби­мо­го лаком­ства: тут был и чешуй­ча­тый колум­бий­ский кока­ин, и афган­ский геро­ин N4, и клуб­ни­ка ЛСД, а так­же Смесь Кара­мел­ло, извест­ные цель­ные хло­пья кока­и­на Мер­ку­рия, Непо­бе­ди­мые Звёз­ды Марио XTC, белый Мицу­би­си MDMA — и, нако­нец, чёр­ный как дёготь сорт геро­и­на, назы­ва­е­мый Сла­до­сти Дья­во­ла.

Так­же там были выда­ва­е­мые лишь по рецеп­ту лекар­ства — вро­де Окси­то­ци­на и Кса­нак­са, Фен­та­ни­ла и Дила­уди­да. Опи­са­ния про­дук­тов на Шёл­ко­вом Пути и оцен­ки поль­зо­ва­те­лей пред­став­ля­ли собой поис­ти­не энцик­ло­пе­ди­че­ский источ­ник инфор­ма­ции. Поль­зо­ва­тель с ником Cantfeelmyface («Не чув­ствую сво­е­го лица») ска­зал об одном из про­дук­тов — «блеск его при­я­тен», и что этот пре­па­рат даёт «при­лив эйфо­рии и уве­рен­но­сти в себе». А дру­гой юзер — Айво­ри — сде­лал обзор несколь­ких кри­стал­лов MDMA, отме­тив, что «они изда­ют при­ят­ное шипе­ние и испус­ка­ют струй­ку дыма =]». Нали­чие обзо­ров и высо­кие стан­дар­ты сооб­ще­ства обес­пе­чи­ва­ли каче­ствен­ное обслу­жи­ва­ние кли­ен­тов Шёл­ко­во­го Пути. Всё боль­ше и боль­ше кли­ен­тов соби­ра­лось на пло­щад­ку, а репу­та­ция Шёл­ко­во­го Пути как глав­но­го места для циф­ро­вой тор­гов­ли нар­ко­ти­ка­ми, про­дол­жа­ла ширить­ся.

Пра­во­охра­ни­тель­ные орга­ны были бес­силь­ны в борь­бе с пред­при­я­ти­ем. Аген­ты раз­лич­ных учре­жде­ний шаста­ли вокруг Шёл­ко­во­го Пути с лета 2011-го года, но они оста­ва­лись ни с чем. Форс уви­дел потен­ци­ал для новой рабо­ты, но не знал, с чего начать.

Несколь­ко меся­цев спу­стя — в янва­ре 2012-го — он полу­чил хоро­шие ново­сти от сво­е­го руко­во­ди­те­ля. Агент­ство Наци­о­наль­ной Без­опас­но­сти соби­ра­ло целе­вую груп­пу для рабо­ты с Silk Road. «Хоти­те при­нять уча­стие?» — с таким вопро­сом к аген­ту Фор­су обра­тил­ся его босс.

Перед тем, как он полу­чил это пред­ло­же­ние, агент Форс посе­тил сам­мит, где он и ещё 40 аген­тов за короб­ка­ми с пон­чи­ка­ми смот­ре­ли демон­стра­ции PowerPoint, каса­ю­щи­е­ся тех­ни­че­ской инфор­ма­ции об узлах интер­не­та и о сло­ях TCP/IP. У аген­тов уже боле­ли гла­за, но Форс усерд­но усва­и­вал новый мате­ри­ал.

Перед фор­ми­ру­ю­щей­ся груп­пой вста­ла зада­ча — при­крыть Silk Road. Ей было дано назва­ние «Опе­ра­ция Мар­ко Поло» — и груп­па рас­по­ло­жи­лась в Бал­ти­мор­ском Офи­се Иссле­до­ва­ний Агент­ства Внут­рен­ней Без­опас­но­сти. Дру­гой агент пока­зал Фор­су, как ори­ен­ти­ро­вать­ся на сай­те Шёл­ко­во­го Пути. Он быст­ро заме­тил, что сайт име­ет идей­но­го вдох­но­ви­те­ля — Смер­то­нос­но­го Пира­та Роберт­са. С его сто­ро­ны было весь­ма ост­ро­ум­но взять себе псев­до­ним из «Прин­цес­сы-неве­сты», где Робертс был мифи­че­ским пер­со­на­жем, нося­щим мас­ку. Нали­чие гиб­кой, но име­ю­щей твёр­дые убеж­де­ния сто­я­щей во гла­ве лич­но­сти лишь доба­ви­ло пло­щад­ке Silk Road зага­доч­ной при­вле­ка­тель­но­сти. Агент Форс был заин­те­ре­со­ван. Носив­ший эту циф­ро­вую мас­ку вос­се­дал на троне про­цве­та­ю­щей Импе­рии. Форс ска­зал сво­е­му началь­ни­ку, что Silk Road есть «цель и воз­мож­ность». Но сам Форс был не све­дущ в IT-тех­но­ло­ги­ях, и ниче­го не знал о Bitcoin. И пото­му он стал учить­ся.

Глава 4. Очиститель лука

Гек­тор Кса­вьер Мон­се­гур был необыч­ным гостем Нью-Йорк­ско­го офи­са в Ф. Р. Впро­чем, он был не совсем гостем. Был уже час ночи весен­не­го дня 2011-го года, когда в зад­нюю часть пусто­го КПЗ его при­вёл Криз Тар­белл, моло­дой агент — аре­сто­вав­ший Мон­се­гу­ра ранее — ночью в Джа­коб Риис Хаус, нахо­див­шем­ся на Ниж­нем Ист-Сай­де. Мосе­гур был рос­лым пуэр­то-рикан­цем, кото­рый за счёт рабо­ты ско­ло­тил себе огром­ное богат­ство. Так­же он был изве­стен под име­нем Сабу — соуче­ре­ди­те­лем LulzSec — элит­ной груп­пы хаке­ров, ответ­ствен­ных за десят­ки циф­ро­вых пре­ступ­ле­ний про­тив госу­дар­ствен­ных и кор­по­ра­тив­ных орга­ни­за­ций — News Corp и ЦРУ в их чис­ле. Сабу был одним из наи­бо­лее про­фес­си­о­наль­ных чле­нов сооб­ще­ства Anonymous, «хак­ти­ви­стом» этой поли­ти­че­ской груп­пи­ров­ки. За Тар­бел­лом была закреп­ле­на рабо­та — отсле­дить сле­ды, веду­щие от горя­чей линии ФБР до само­го Сабу, и исполь­зо­вать его в ФБР в каче­стве инфор­ма­то­ра. То, что он — будучи нович­ком — спра­вил­ся со сво­им зада­ни­ем, было боль­шим плю­сом в его репу­та­ции.

Тар­белл в душе все­гда был копом — даже когда его роди­те­ли дума­ли, что он ста­нет док­то­ром. В кол­ле­дже он зани­мал­ся пау­эр­лиф­тин­гом — и имел весь­ма необыч­ный вид для сту­ден­та Уни­вер­си­те­та Джейм­са Мэди­со­на — элит­ной шко­лы из доли­ны Шенан­доа. В сво­ей юно­сти он уже выгля­дел как коп: рос­лый, с корот­кой стриж­кой. Окон­чив кол­ледж, Тар­белл решил полу­чить сте­пень маги­стра ком­пью­тер­ных наук. Он ещё не раз­би­рал­ся в про­грам­ми­ро­ва­нии, но он пони­мал — что за ком­пью­те­ра­ми буду­щее. Но он ста­ра­тель­но учил­ся, и в кон­це кон­цов стал экс­пер­том в обла­сти ком­пью­тер­ной экс­пер­ти­зы, полу­чив рабо­ту в каче­стве граж­дан­ско­го кон­суль­тан­та ФБР.

Тар­белл про­вёл четы­ре года, помо­гая высле­жи­вать тер­ро­ри­стов, рас­про­стра­ни­те­лей дет­ской пор­но­гра­фии и лик­ви­ди­ро­вать бот­не­ты. Он пока­зал себя поис­ти­не талант­ли­вым в рас­кры­тии циф­ро­вых тайн. Для себя он срав­ни­вал циф­ро­вой мир с таин­ствен­ным миром магии — труд­ным для пони­ма­ния — и, подоб­но маги­че­ско­му цар­ству, циф­ро­вой мир был полон шар­ла­та­нов и зани­ма­ю­щих­ся тём­ны­ми прак­ти­ка­ми. Мало кто мог разо­брать­ся в его тай­нах — но Тар­белл стал одним из них.

По про­ше­ствии тех лет рабо­ты в экс­пер­ти­зе, Тар­белл ска­зал сво­ей жене, Саб­рине, что он жела­ет офи­ци­аль­но при­со­еди­нить­ся к Бюро. Саб­ри­на — быв­шая тогда на вось­мом меся­це бере­мен­но­сти — дала своё доб­ро — хотя это и озна­ча­ло конец их сов­мест­ной жиз­ни. После рабо­ты в Кван­ти­ко, Тар­белл был назна­чен в Нью-Йорк­ский офис — штаб зарож­дав­ше­го­ся отде­ле­ния ФБР по борь­бе с кибер­пре­ступ­но­стью. К тому вре­ме­ни ему было уже 31 — что уже несколь­ко мно­го для нович­ка.

Но поим­ка неуло­ви­мо­го Сабу сде­ла­ло Тар­бел­лу имя в Бюро. Дове­рие к Сабу сре­ди хаке­ров было несо­кру­ши­мым. ФБР поса­ди­ло его за сво­им ноут­бу­ком в сво­ём офи­се, где он по их зада­нию собрал дока­за­тель­ства про­тив сво­их дру­зей из LulzSec. Девять меся­цев спу­стя были сде­ла­ны десят­ки аре­стов, и две круп­ней­шие хакер­ские груп­пи­ров­ки были уни­что­же­ны.

После рас­пра­вы над LulzSec, Тар­белл искал себе ново­го зада­ния. Он заин­те­ре­со­вал­ся Tor-ом — шиф­ро­валь­ным про­грамм­ным обес­пе­че­ни­ем, поз­во­ля­ю­щим поль­зо­ва­те­лям посе­щать такие сай­ты, как Silk Road. Про­то­кол Tor был чем-то вро­де циф­ро­вой мас­ки-неви­дим­ки, поз­во­ля­ю­щем скры­вать свою иден­тич­ность на сай­тах, кото­рые они посе­ща­ют. Tor берёт нача­ло от про­ек­та «Луко­вый Роу­тер», откры­то­го аме­ри­кан­ским фло­том в 2002 году. С тех пор он стал осно­вой для все­воз­мож­ных скрыт­ных спо­со­бов ком­му­ни­ка­ции — как закон­ных, так и неза­кон­ных — от обхо­да цен­зу­ры в стра­нах вро­де Китая до посе­ще­ния сай­тов кон­тра­банд­ных това­ров вро­де Silk Road. Шиф­ро­ва­ние Tor было настоль­ко слож­ным — мно­гие аген­ты пола­га­ли, что его вооб­ще невоз­мож­но взло­мать. Когда рас­сле­до­ва­ния кибер­пре­ступ­ле­ний стал­ки­ва­лись с Tor-ом, они обык­но­вен­но захо­ди­ли в тупик. Пре­сло­ву­тая неуяз­ви­мость Tor‑а толь­ко при­вле­ка­ла Тар­бел­ла. «Я соби­ра­юсь разо­брать­ся с Tor-ом» — ска­зал он сам себе.

Тар­белл инфор­ми­ро­вал сво­е­го началь­ни­ка — а тот сво­е­го — и так далее, пока весть не дошла до каби­не­та SAC, и не ста­ла пред­ме­том вни­ма­ния спе­ци­аль­ных аген­тов. Отдел SAC под­чи­нял­ся ADIC — и запу­тан­ность внут­рен­ней орга­ни­за­ции ФБР явля­ет­ся источ­ни­ком нескон­ча­е­мой воло­ки­ты, став­шей уже пред­ме­том шуток и насме­шек. Как бы там ни было, в фев­ра­ле 2013-го года Тар­белл был при­гла­шён для уча­стия в новой опе­ра­ции ФБР — «Опе­ра­ция Очи­сти­тель Лука».

В тот момент Шёл­ко­вый Путь был соч­ной целью для копов. Мно­гие агент­ства рабо­та­ли над ним — но без­успеш­но. Им зани­ма­лись в Офи­се Агент­ства Без­опас­но­сти, IRS пыта­лись разо­брать­ся с этой пло­щад­кой, и даже отде­лу DEA из Бал­ти­мо­ра при­хо­ди­лось иметь с ними дело — рав­но как и Нью-Йорк­ский отдел DEA, кото­рый кста­ти поль­зо­вал­ся кон­суль­та­ци­я­ми Тар­бел­ла. Они пыта­лись достичь успе­ха с помо­щью тра­ди­ци­он­ных спо­со­бов, но Тар­белл знал — это не та опе­ра­ция, где мож­но было бы по цепоч­ке вый­ти на глав­но­го нар­ко­ди­ле­ра — ибо тут не было ника­кой цепоч­ки. Здесь надо было добрать­ся до само­го вер­ха сра­зу.

Глава 5. Бонди

Росс ковы­лял по пля­жу, что­бы сесть пере­дох­нуть. Пляж в Бон­ди — на юге от Сид­нея — изящ­но спус­кал­ся к вод­ной поверх­но­сти. Вол­ны были одной из тех вещей, кото­рые побу­ди­ли Рос­са в кон­це 2011-го года оста­вить город Остин, что­бы про­ве­сти неко­то­рое вре­мя в Австра­лии вме­сте со сво­ей стар­шей сест­рой — Кэл­ли. Он быст­ро нашёл там дру­зей — груп­пу, кото­рая при­шла на пляж за выпив­кой. Они сра­зу же при­гла­си­ли его к себе на поси­дел­ки, а затем пред­ло­жи­ли вме­сте зани­мать­ся сер­фин­гом.

Тем утром Росс был занят рабо­той, но в пол­день он пошёл оку­нуть­ся в воду. Это была кра­си­вая, лёг­кая жизнь. Она ста­ла воз­мож­ной бла­го­да­ря его про­цве­та­ю­ще­му онлай­но­во­му нар­ко­ба­за­ру. В июле того года Silk Road пере­жи­вал свой рас­свет — осо­бен­но после исто­рии на сай­те «Зева­ки», кото­рая при­влек­ла к пло­щад­ке мно­го вни­ма­ния. После это­го тра­фик настоль­ко воз­рос, что Росс уже нуж­дал­ся в тех­ни­че­ской под­держ­ке для рабо­ты с сай­том и управ­ле­ния сдел­ка­ми. Кро­ме того, он доба­вил такие вещи, как авто­ма­ти­че­ские пла­те­жи и улуч­шен­ная систе­ма обрат­ной свя­зи.
Он делал всё сам, учась на лету. Он запро­грам­ми­ро­вал авто­ма­ти­че­ские тран­зак­ции, и исполь­зо­вал систе­му Codeigniter («Вос­пла­ме­ня­ю­щий­ся код»), что­бы пере­де­лы­вать сайт сно­ва и сно­ва — пока доб­ро­же­ла­тель­ный хакер не ука­зал ему на ряд основ­ных недо­стат­ков («это всё люби­тель­ское дерь­мо» — таков был его ком­мен­та­рий). Его домо­тка­ная подел­ка чудом рабо­та­ла, но Росс поте­рял сон из-за мыс­лей об её недо­стат­ках. Для посто­рон­них он выгля­дел нор­маль­но, но его циф­ро­вая жизнь изма­ты­ва­ла его, пока он со всех сил пытал­ся под­дер­жи­вать Silk Road в рабо­то­спо­соб­ном состо­я­нии. В сво­ём днев­ни­ке он делал запи­си о ляпах сво­е­го сде­лан­но­го на колен­ке стар­та­па.

«И да, это было вре­ме­нем посто­ян­но­го обу­че­ния, кон­фи­гу­ри­ро­ва­ния и запус­ка сай­та на LAMP-сер­ве­ре — и это было весе­ло!.. Я все рав­но люб­лю его. Конеч­но, я сде­лал его несколь­ко гру­бо, но это рабо­та­ло! Послед­ние пару меся­цев пере­пи­сы­ва­ния сай­та были самым напря­жён­ным вре­ме­нем моей жиз­ни».

Одна­жды утром, Росс обра­тил­ся к Ричар­ду Бейт­су — сво­е­му дру­гу по кол­ле­джу, кото­рый в то вре­мя в Остине зани­мал­ся раз­ра­бот­кой про­грамм­но­го обес­пе­че­ния. Бейтс помог Рос­су разо­брать­ся с осно­ва­ми про­грам­ми­ро­ва­ния, и помог ему во вре­мя кри­зи­сов сай­та — напри­мер, когда тот пер­вый раз отклю­чи­ли. Тогда Росс попы­тал­ся нанять Бейт­са, но у Бейт­са уже была рабо­та про­грам­ми­ста. «Вы не дума­ли занять­ся чем-то закон­ным,» — спро­сил Бейтс у Рос­са — «чем-то легаль­ным?»

Росс понял — что­бы создать себе две иден­тич­но­сти — тре­бу­ет­ся тща­тель­но раз­ра­бо­тан­ная леген­да.

Но Рос­са не заин­те­ре­со­ва­ли его сло­ва. Дви­жи­мый мыс­ля­ми о про­ва­ле сво­их преды­ду­щих про­ек­тов, он был полон реши­мо­сти добить­ся успе­ха для Шёл­ко­во­го Пути. Он пол­но­стью погру­зил­ся в свою рабо­ту, и про­фес­си­о­наль­но занял­ся орга­ни­за­ци­ей сво­ей пло­щад­ки. Его отно­ше­ния с Джу­ли­ей тем летом опять рас­па­лись. В его ком­пью­те­ре был Шёл­ко­вый Путь, и боль­ше ниче­го не дер­жа­ло Рос­са в Остине.

Когда он пере­ехал в Австра­лию, у него уже было 100,000 $ на сче­ту, и с тех пор каж­дый месяц он зара­ба­ты­вал 25,000 $ за комис­сии с тран­зак­ций. «Тогда я нашёл себе наём­ных работ­ни­ков» — писал он — «это поз­во­ли­ло под­нять сайт на новый уро­вень».

Одной из про­блем, с кото­рой столк­нул­ся Росс, было то, что хаке­ры назы­ва­ют опе­ра­ци­он­ной без­опас­но­стью — или про­сто Opsec. Росс понял — что­бы создать себе две иден­тич­но­сти — тре­бу­ет­ся тща­тель­но раз­ра­бо­тан­ная леген­да. Он потре­бо­вал от Бэйт­са мол­ча­ния. Поз­же, Росс ска­зал сво­е­му дру­гу, что он про­дал Silk Road неиз­вест­но­му поку­па­те­лю.

С труд­но­стя­ми он учил­ся врать. Перед Новым Годом он пошёл на сви­да­ние с жен­щи­ной по име­ни Джес­си­ка: поми­мо все­го про­че­го, он рас­ска­зал ей, что рабо­та­ет на бир­же Bitcoin. Это было явной утеч­кой инфор­ма­ции. «Это было так глу­по» — думал Росс. Но его отно­ше­ния с Джес­си­кой углу­би­лись и ему захо­те­лось рас­крыть себя. Он посе­то­вал на это чув­ство, и вынуж­ден был поста­вить сте­ну меж­ду инти­мом и прав­ди­во­стью. Ска­ут-орёл внут­ри него про­те­сто­вал про­тив того, что­бы гово­рить полу­прав­ду. Сидя напро­тив Джес­си­ки, ему хоте­лось откро­вен­ни­чать — и в то же самое вре­мя ему хоте­лось получ­ше соврать. Но всё же Росс рас­крыл часть прав­ды. Он ска­зал ей — «Я полон сек­ре­тов».

Глава 6. Сисадмин

Когда Silk Road толь­ко открыл­ся, его хозя­ин был пустым местом. Поку­па­те­ли и постав­щи­ки зна­ли его про­сто как систем­но­го адми­ни­стра­то­ра, кото­рый пред­став­ля­ет свой сайт как реа­ли­за­цию кон­цеп­та рын­ка нар­ко­ти­ков и либер­та­ри­ан­ско­го экс­пе­ри­мен­та. У экс­пе­ри­мен­та была своя базо­вая эти­ка. Но неко­то­рые поль­зо­ва­те­ли Шёл­ко­во­го Пути не были сто­рон­ни­ка­ми идей­ной чисто­ты, а высту­па­ли за пол­ную сво­бо­ду сде­лок — мол, раз мы тор­гу­ем геро­и­ном, то поче­му бы не тор­го­вать гау­би­ца­ми или чело­ве­че­ски­ми серд­ца­ми? Но хозя­ин сай­та наста­и­вал на «стро­гом кодек­се пове­де­ния». Мол, ника­кой дет­ской пор­но­гра­фии, ника­ких воро­ван­ных това­ров, ника­ких фаль­ши­вок. Свои зако­ны он поды­то­жил так: «Наши основ­ные пра­ви­ла тако­вы — отно­сит­ся к дру­гим так, как хоти­те, что­бы они отно­си­лись к вам — при­но­сить друг дру­гу поль­зу, и не пытать­ся навре­дить друг дру­гу или обма­нуть друг дру­га».

Вре­мя шло, и адми­ни­стра­тор стал весо­мой фигу­рой, тео­ре­ти­ком идео­ло­гии сай­та и защит­ни­ком сво­бо­ды лич­но­сти. Но идеи нуж­да­лись в насто­я­щем лиде­ре. Эта роль была очень важ­на, и её испол­ни­тель нуж­дал­ся в име­ни. «Что есть Silk Road?» — спро­сил себя Росс в фев­ра­ля 2012-го года в сооб­ще­стве сай­та — «Silk Road — это я. Я — чело­век, я — пред­при­я­тие, я — здесь всё… и мне нуж­но имя».

«Итак, бара­бан­ная дробь…» — сей­час долж­но было быть сде­ла­но важ­ное объ­яв­ле­ние — «Отныне меня звать Смер­то­нос­ный Пират Робертс».
«Прин­цес­су-Неве­сту» люби­ли все, и ссыл­ка на неё сра­зу ста­ла всем оче­вид­на. Аген­ты Форс и Тар­белл, смот­рев­шие фильм мно­го раз, сра­зу же поня­ли скры­тый смысл псев­до­ни­ма. Мас­ка, кото­рую носи­ло несколь­ко поко­ле­ний успеш­ных пира­тов, сти­ра­ла связь меж­ду псев­до­ни­мом и кон­крет­ным чело­ве­ком. Имя осно­ва­те­ля ста­ло сим­во­лом таин­ствен­но­сти нар­ко­ба­за­ра Silk Road. Так­же оно поро­ди­ло насто­я­щий культ лич­но­сти. Смер­то­нос­ный Пират Робертс был мудр — и ино­гда весь­ма крас­но­ре­чив. Для сво­их адеп­тов Шёл­ко­вый Путь стал чем-то боль­шим, чем про­сто эле­мен­том чёр­но­го рын­ка; он стал насто­я­щим свя­ти­ли­щем. Для само­го Смер­то­нос­но­го Пира­та Роберт­са сайт стал прак­ти­че­ским вопло­ще­ни­ем поли­ти­че­ских идей. «Пере­стань­те под­дер­жи­вать госу­дар­ство сво­и­ми нало­га­ми» — писал Пират — «и пере­на­правь­те свою твор­че­скую энер­гию на чёр­ный рынок». С тече­ни­ем вре­ме­ни уро­вень пафо­са в речах Смер­то­нос­но­го Пира­та Роберт­са уве­ли­чи­вал­ся — так он писал, что каж­дая сдел­ка на его пло­щад­ке есть шаг ко все­об­щей сво­бо­де.

В неко­то­ром смыс­ле, Silk Road был логи­че­ским раз­ви­ти­ем либер­та­ри­ан­ско­го взгля­да на интер­нет. Это была Сили­ко­но­вая Доли­на для экс­тре­ми­стов, под­рыв­ная тех­но­ло­гия, обвёр­ну­тая в поли­ти­че­скую рито­ри­ку. Смер­то­нос­ный Пират Робертс был сво­е­го рода коро­лём-фило­со­фом, пред­ве­щав­шим пост­го­су­дар­ствен­ную циф­ро­вую эко­но­ми­ку — а Silk Road был пер­вым шагом на пути к либер­та­ри­ан­ско­му раю. Это была не про­сто пощё­чи­на пра­во­охра­ни­тель­ным орга­нам, это был пря­мой вызов — как гово­рил Смер­то­нос­ный Пират Робертс — вызов самой струк­ту­ре вла­сти.

У пра­ви­тель­ства появ­ля­лось всё боль­ше при­чин, что­бы закрыть Шёл­ко­вый Путь. Росс был польщён вне­зап­ной попу­ляр­но­стью в сред­ствах мас­со­вой инфор­ма­ции, сва­лив­шей­ся на него в июне 2011. Но когда сена­тор Чарльз Шумер созвал пресс-кон­фе­рен­цию, что­бы осу­дить Silk Road, Росс был встре­во­жен. «Пра­ви­тель­ство США — мой глав­ный враг» — писал он — «это был вызов мне,… и при­зыв к мое­му уни­что­же­нию».

Часть 7. Шишка Ноб

Апрель 2012
Бом­бо­вое биз­нес-пред­ло­же­ние
г‑н Silk Road,
Я боль­шой поклон­ник вашей рабо­ты. Она выпол­не­на про­сто бле­стя­ще! Я ска­жу корот­ко и по суще­ству. Я хочу купить ваш сайт. Я нахо­жусь в биз­не­се уже боль­ше 20 лет. Шёл­ко­вый Путь — это буду­щее тор­гов­ли.
С ува­же­ни­ем,
Неиз­вест­ный

Форс напи­сал это сооб­ще­ние с одно­го из двух госу­дар­ствен­ных ноут­бу­ков, кото­рые были выде­ле­ны ему для осу­ществ­ле­ния его мис­сии по про­ник­но­ве­нию в Шёл­ко­вый Путь. Эти сереб­ри­стые и неук­лю­жие ноут­бу­ки при­над­ле­жав­шие фир­ме Dell, с дерь­мо­вы­ми бата­ре­я­ми, пото­му аген­ту DEA при­хо­ди­лось дер­жать их вклю­чён­ны­ми в сеть в сво­ей гости­ной сво­е­го дома в при­го­ро­де Бал­ти­мо­ра. Так­же это была люби­мая ком­на­та Паб­ло — кош­ки Фор­са, кото­рая сиде­ла на кро­ва­ти и смот­ре­ла на него. Сам Форс, рас­по­ло­жив­шись в мяг­ком крес­ле, рабо­тал за ноут­бу­ком, выда­вая себя за важ­но­го накро­ди­ле­ра-кон­тра­бан­ди­ста.

Он тща­тель­но про­ра­бо­тал под­став­ную лич­ность — его долж­ны были звать Эла­дио Гусман, член кар­те­ля, недав­но осно­ван­но­го в Доми­ни­кан­ской Рес­пуб­ли­ке, кото­рый зара­ба­ты­вал за счёт сред­не­го раз­ме­ра поста­вок геро­и­на и кока­и­на. В каче­стве ник­ней­ма для Гусма­на на Шёл­ко­вом Пути, Форс выбрал имя Nob — что пере­во­ди­лось как «[важ­ная] шиш­ка» — а заод­но это было назва­ни­ем биб­лей­ско­го горо­да Нов­ма, в кото­ром Давид полу­чил меч Голиа­фа. Так­же, по леген­де, Гусман дол­жен был быть слеп на один глаз. Форс сде­лал себе повяз­ку на глаз, и сфо­то­гра­фи­ро­вал­ся со сво­ей 10-лет­ней доче­рью. На фото­гра­фии Форс — отныне он был Гусман, извест­ный как Шиш­ка — дер­жал в руке знак с над­пи­сью: «all hail nob».

Форс знал, как соста­вить себе под­став­ную предыс­то­рию. Как моло­дой агент, он был на пере­до­вой линии борь­бы с нар­ко­ти­ка­ми. Он отрас­тил себе воло­сы, вста­вил в уши брон­зо­вые обру­чи, а на спине себе чер­ни­ла­ми нари­со­вал тату­и­ров­ки. Он ска­зал, что рабо­тал в стро­и­тель­стве, и ищет себе новую рабо­ту в уда­лён­ных барах, вро­де Паб Пур­пур­ной Сви­ньи в Ала­мо­се, Коло­ра­до — как он их назвал, «воро­тах к дюнам боль­ших пес­ков» — то есть, жела­ет добрать­ся до метам­фе­та­ми­на со Ска­ли­стых Гор.

При­ме­рив на себя личи­ну кон­тра­бан­ди­ста, Форс стал видеть потен­ци­ал Silk Road как сред­ства обще­ния и обме­на това­ра­ми. Отсю­да откры­вал­ся его шанс для гам­би­та: для Гусма­на Шёл­ко­вый Путь дол­жен был стать воз­мож­но­стью неза­мет­но инте­гри­ро­вать­ся в рынок, и про­да­вать товар как оптом, так и в роз­ни­цу. Форс наде­ял­ся на быст­рый ответ. На сле­ду­ю­щий день после пред­ло­же­ния Шиш­ки, Смер­то­нос­ный Пират Робертс отве­тил: «Я открыт для новых идей. Что у тебя на уме?»

Глава 8. Группа Яма

Тар­белл ран­ним утром как все­гда сидел на рабо­те, на 23 эта­же Нью-Йорк­ско­го офи­са Ф. Р. Он при­над­ле­жал к тем пар­ням, кото­рые хотят при­хо­дить пер­вы­ми в офис. Ещё со вре­мён учё­бы в кол­ле­дже, он пла­ни­ро­вал свою жизнь по элек­трон­ным таб­ли­цам. Даже дату сво­е­го сви­да­ние с Саб­ри­ной он всё ещё хра­нил запи­сан­ной в какой-то элек­трон­ной таб­ли­це. Там у него были спис­ки дат, сче­тов, целей с ука­за­ни­ем зна­чи­мо­сти каж­дой, и даже дли­тель­ность еже­днев­ной про­беж­ки. Отец Тар­бел­ла — заяд­лый море­пла­ва­тель — ска­зал, что сам Тар­белл был самым регла­мен­ти­ро­ван­ным чело­ве­ком, кото­ро­го он когда-либо встре­чал. Тогда Тар­белл ста­вил свой будиль­ник на 4:30, затем на 5:00 шёл в тре­на­жёр­ный зал, затем в душ — и, нако­нец, в 7 он уже был на рабо­те.

Тар­белл и его кол­ле­ги заня­ли пару десят­ков мест вдоль одной из сто­рон каби­не­та — вее­ром окру­жив основ­ную груп­пу парт, назы­ва­е­мых Яма. Те пар­ты были заре­зер­ви­ро­ва­ны за элит­ны­ми пар­ня­ми — спе­ци­а­ли­ста­ми ФБР по ком­пью­те­рам. Когда Тар­белл в пер­вый раз при­шёл в этот каби­нет, он сидел за два сто­ла от выхо­да — пря­мо на про­тив окна. Но в ходе рас­сле­до­ва­ния дея­тель­но­сти LulzSec, он заслу­жил пра­во сидеть за желан­ным сто­лом, и с тех пор он рас­по­ла­гал­ся пря­мо в цен­тре Ямы.

Тар­бел­лу нра­ви­лись его новые кол­ле­ги, осо­бен­но Илван Юм. В дет­стве Юм пере­ехал из Кореи в Лонг-Айленд, где он увлёк­ся видео­иг­ра­ми, а затем в кол­ле­дже, ста­ра­ясь быть луч­ше всех, он начал изу­чать пакет­ную пере­да­чу дан­ных через интер­нет. Юм ста­нет жиз­нен­но важ­ным спе­ци­а­ли­стом по Silk Road пото­му, что он был спе­ци­а­ли­стом по Бит­кой­ну. Он при­сут­ство­вал на пер­вой кон­фе­рен­ции, посвя­щён­ной Бит­кой­ну в авгу­сте 2011-го в Нью-Йор­ке. С точ­ки зре­ния пра­во­охра­ни­тель­ных орга­нов, Бит­койн был явным рас­сад­ни­ком отмы­ва­те­лей денег. Но с тех­но­ло­ги­че­ской точ­ки зре­ния, по мне­нию Юма, «про­то­кол был про­сто заме­ча­те­лен».

Напро­тив Юма сидел Том Киер­нан. Он состо­ял в Яме 17 лет — ещё со вре­мён эры DOS, когда он ещё рабо­тал в Бюро про­сто как граж­дан­ский кон­суль­тант, ремон­ти­руя и настра­и­вая прин­те­ры для аген­тов. Киер­нан хоро­шо знал маши­ны — от и до — и имен­но он стал сво­е­го рода «позво­ноч­ни­ком» моло­до­го кибер­под­раз­де­ле­ния. Он был в кур­се каж­до­го дела, и для Ямы был чем-то вро­де пер­со­наль­но­го ора­ку­ла — такие пар­ни в союз­ни­ках Тар­бел­лу были про­сто необ­хо­ди­мы, что­бы бро­сить вызов неру­ши­мо­сти защи­ты под­поль­но­го сай­та Silk Road. Tor так­же был серьёз­ной про­бле­мой. Тар­белл был в кур­се проч­но­сти Tor‑а, но так­же он был уве­рен — у любой тех­но­ло­гии есть свои изъ­я­ны. Вскрыть Tor обыч­ны­ми мето­да­ми — вро­де прой­ти посту­чать в две­ри, опро­сить сви­де­те­лей, заклю­чить с ними сдел­ки — это всё было прак­ти­че­ски бес­по­лез­но. Впро­чем, мож­но было занять­ся иссле­до­ва­ни­ем сетей или попро­бо­вать подо­брать­ся бли­же к само­му Смер­то­нос­но­му Пира­ту Роберт­су — но пока что так уда­ва­лось добыть лишь ник­ней­мы поль­зо­ва­те­лей. Тар­белл знал — тут надо рабо­тать не с людь­ми, тут надо рабо­тать с ком­пью­те­ра­ми. Добрать­ся к Смер­то­нос­но­му Пира­ту Роберт­су мож­но было толь­ко через его сер­вер.

Было ясно, что сие было тяжё­лой тех­ни­че­ской зада­чей. В мире было пол­то­ра мил­ли­ар­да ком­пью­те­ров — но Тар­белл день за днём думал об одном из них. Этот ком­пью­тер мог быть где угод­но. И поиск его был подо­бен поис­ку мик­ро­ско­пи­че­ской игол­ки в сто­ге сена.

Глава 9. Дилемма основателя

Вер­нув­шись в Бал­ти­мор, Форс при­лёг отдох­нуть на подуш­ке. Это было его еже­ве­чер­ней при­выч­кой — его спо­со­бом очи­стить свой ум перед тем, как наде­вать личи­ну Ноба и идти на Silk Road. За пер­вый деся­ток недель, Шиш­ка Ноб соста­вил свою схе­му раз­ви­тия Silk Road. Но Смер­то­нос­ный Пират Робертс не одоб­рил её, ска­зав сле­ду­ю­щее: «это дело для меня зна­чит намно­го боль­ше, чем вы дума­е­те». Это было вид­но — тор­го­вая пло­щад­ка рабо­та­ла на удив­ле­ние хоро­шо. Уме­лое управ­ле­ние Смер­то­нос­но­го Пира­та Роберт­са при­но­си­ло свой доход. Для защи­ты от мошен­ни­ков, им был так­же создан депо­зит­ный отдел Шёл­ко­во­го Пути — где осу­ществ­ля­лись все сдел­ки. Смер­то­нос­ный Пират Робертс хотел сде­лать то, что он назы­вал «цен­тром дове­рия» — и имен­но эта цен­тра­ли­зо­ван­ность тор­го­вой струк­ту­ры поз­во­ли­ла Шёл­ко­во­му Пути рабо­тать.

Пото­му, когда Ноб пред­ло­жил ему свою сдел­ку, Смер­то­нос­ный Пират запро­сил цену в 1 мил­ли­ард дол­ла­ров. Шиш­ка Ноб почув­ство­вал, что над ним изде­ва­лись. Но по прав­де гово­ря, цена, кото­рую запро­сил Смер­то­нос­ный Пират, была даже несколь­ко зани­жен­ной; мас­штаб комис­сий на Шёл­ко­вом Пути в тече­ние сле­ду­ю­ще­го года будет таким, что Смер­то­нос­ный Пират ста­нет одним из круп­ней­ших биз­не­сме­нов вто­ро­го интер­нет-бума. Кро­ме того, он ска­зал Нобу — «Для меня это куда боль­ше, чем про­сто биз­нес. Это рево­лю­ция, и она есть дело всей моей жиз­ни». В общем, Смер­то­нос­ный Пират столк­нул­ся с клас­си­че­ской дилем­мой осно­ва­те­ля — «Смо­гу ли я пере­дать эста­фе­ту дру­го­му так, что­бы тот не поте­рял основ­ную идею пред­при­я­тия» — ска­зал он Нобу. «И идея для меня сей­час важ­нее, чем день­ги».

«Для меня это куда боль­ше, чем про­сто биз­нес. Это рево­лю­ция, и она есть дело всей моей жиз­ни».

Агент Форс про­дол­жал дер­жать связь с Роберт­сом, и он рас­ска­зал ему о сво­ей затее — создать парал­лель­ный сайт для кар­те­лей, про­фес­си­о­наль­ную вер­сию под назва­ни­ем «Гос­по­да Шёл­ко­во­го Пути». Он про­си­дел мно­го ночей в сво­ём номе­ре, слу­шая мур­ча­ние лежа­ще­го рядом Паб­ло, и строя свою друж­бу с Роберт­сом в дове­ри­тель­ных ноч­ных бесе­дах через TorChat. Порой они похо­ди­ли на уче­ни­ков кол­ле­джа, пытав­ших­ся узнать друг в обще­жи­тии. «Пище­вая пира­ми­да — несу­свет­ная чушь» — гово­рил Робертс, поощ­ряя Ноба пере­хо­дить в дви­же­ние палео­кон­сер­ва­то­ров. Ноб тоже давал сове­ты Роберт­су — что не сто­ит смот­реть послед­нюю часть «Бэт­ме­на», реко­мен­до­вал ему съез­дить в Латин­скую Аме­ри­ку и отве­дать мест­ное блю­до тако, и о том, как мно­го сре­ди лати­но­сов масте­ров по метал­лу.

Робертс ниче­го не знал о масте­рах по метал­лу. Но в целом, Форс был очень акку­ра­тен в сво­ей пере­пис­ке. Он не хотел встре­чать­ся для того, что­бы поесть тако. Поче­му-то Форс пред­став­лял Роберт­са тощим белым пар­нем, кото­рый про­во­дит свои днев­ные часы на Запад­ном побе­ре­жье. Фор­су был по нра­ву этот парень — про себя он и назы­вал его Смер­то­нос­ным Пира­том Роберт­сом. Он насла­ждал­ся, про­ни­кая всё глуб­же и глуб­же в куль­ту­ру Silk Road. Это напом­ни­ло ему о его днях рабо­ты под при­кры­ти­ем. Он мно­го думал о Смер­то­нос­ном Пира­те, живя двой­ной жиз­нью — и сма­куя опас­но­сти и оча­ро­ва­ние сво­ей новой иден­тич­но­сти.

Форс понял — как это жить двой­ной жиз­нью — ещё в пер­вые годы рабо­ты под при­кры­ти­ем. Ему нра­ви­лось изоб­ра­жать боль­шую шиш­ку кри­ми­наль­но­го мира. Но при­ня­тие новой лич­но­сти дава­лось боль­шой ценой. Чем силь­нее Форс при­тво­рял­ся, тем лег­че новая иден­тич­ность овла­де­ва­ла им. Дома он был корот­ко стри­же­ным отцом, ходив­шим каж­дый день в цер­ковь. Но когда он ходил в какой-нибудь ноч­ной клуб на охо­ту на нар­ко­ди­ле­ра — то сидя сре­ди деву­шек и теку­щей рекой выпив­ки, он ловил себя на мыс­ли, что сре­ди все­го это­го он чув­ству­ет себя очень ком­форт­но.

В кон­це кон­цов Форс пере­стал пить, и вос­ста­но­вил своё член­ство в цер­ков­ной общине. Он боль­ше не был аген­том под при­кры­ти­ем, но поза­ди у него была двой­ная жизнь, кото­рая до это­го чуть не погу­би­ла его. Тако­ва предыс­то­рия чело­ве­ка, кото­рый в кон­це кон­цов попал в Бал­ти­мор­ский офис, и теперь жил в при­го­род­ном двух­этаж­ном доме с могу­чим дубом во дво­ре. Но теперь — гля­дя на этот самый дуб, сидя в сосед­ней ком­на­те от сво­ей семьи, он опять воз­вра­щал­ся в мир нар­ко­ти­ков.

Форс пони­мал, что это — опас­ная игра. Он знал, насколь­ко чело­век может изме­нить­ся. Он уже видел это на при­ме­ре само­го Роберт­са. Само при­ня­тие новой личи­ны, при­твор­ство дру­гим чело­ве­ком — всё это дей­ствие про­пи­та­но ложью. Ложью для мира в первую оче­редь. И ложью перед самим собой.

Глава 10. Корпоративная история

«Весь мир нахо­дит­ся в дви­же­нии» — такие сло­ва Росс про­из­но­сил на каме­ру. Он рас­по­ло­жил­ся напро­тив сво­е­го дру­га Рене Пин­нел­ла, высту­пая с интер­вью для StoryCorps (кор­по­ра­тив­ные исто­рии) — неком­мер­че­ской пере­да­чи, на кото­рую при­гла­ша­ли всех, кто мог бы поде­лить­ся сво­им опы­том с дру­ги­ми. Росс и Рене пола­га­ли, что мир дол­жен узнать о них боль­ше, пото­му они и при­шли в каби­ну StoryCorps, и, закрыв за собой две­ри, про­ве­ли друг с дру­гом полу­ча­со­вую бесе­ду на каме­ру.

Во вре­мя интер­вью Росс был весь­ма задум­чив. Сей­час он жил в Сан-Фран­цис­ко. Это было откро­ве­ни­ем с его сто­ро­ны. Он был в вос­тор­ге от кра­со­ты горо­да и пред­при­ни­ма­тель­ской энер­гич­но­сти его оби­та­те­лей. Сей­час он при­шёл по при­гла­ше­нию Рене, сво­е­го зна­ко­мо­го с седь­мо­го клас­са. Рене был пре­успе­ва­ю­щим режис­сё­ром, кото­рый, одна­ко, пред­по­чёл зани­мать­ся тех­ни­кой в Сан-Фран­цис­ко. Одна­жды Рене позво­нил Рос­су, кото­рый игно­ри­ро­вал широ­кие воз­мож­но­сти запа­да Аме­ри­ки. Через две неде­ли Росс сто­ял у поро­га дома сво­е­го дру­га.

На видео­съём­ке они поз­во­ли­ли себе пре­дать­ся носталь­гии по дет­ству. Было вре­мя, когда они вдво­ём пыта­лись украсть допол­ни­тель­ные пече­нья Tater Tots в обе­ден­ном зале сред­ней шко­лы на Запад­ном Кря­же. По пути Росс ел шоко­лад­ные вафли с ара­хи­со­вым мас­лом — съе­дая слой за сло­ем. Какое кру­тое вре­мя было, когда Росс оста­вал­ся на ночёв­ку — и о поте­рян­ных годах, о сво­их дру­зьях и о всём про­чем.

Конеч­но, они раз­го­ва­ри­ва­ли и о люб­ви — о том, как в юно­сти влюб­ля­лись. Росс вспом­нил об Эшли — о сво­ей пер­вой — и о её боль­ших сись­ках. Тогда же они в пер­вый раз попро­бо­ва­ли пси­хо­де­ли­ки — нечто под назва­ни­ем AMT. Они полу­чи­ли их от сво­е­го сосе­да Брен­до­на, «сту­ден­та гения-физи­ка, кото­рый зани­мал­ся иссле­до­ва­ни­ем хими­че­ских пре­па­ра­тов». Ещё в под­рост­ко­вом воз­расте он при­об­рёл опыт рас­ши­ре­ния созна­ния, лежа на полу рядом с кра­си­вой девуш­кой в тече­ние вось­ми часов.

Жизнь пере­мен­чи­ва — ска­зал Рене — подоб­но пере­мен­но­му току. Рене пола­га­ет, что его друг сей­час рабо­та­ет спе­ку­лян­том. Рене рас­ска­зал, что сей­час Остин — это «Меги­да стар­та­пов» — в то вре­мя как Сан-Фран­цис­ко — «Мек­ка». В кон­це 2012 — во вре­ме­на пика попу­ляр­но­сти Bay Area было пол­но людей, жела­ю­щих «изме­нить мир» и по ходу это­го зара­бо­тать боль­шие день­ги. Рене не зна­ет, что кон­крет­но дела­ет Росс, но он уве­рен — что тот зани­ма­ет­ся чем-то подоб­ным.

Росс и Рене зада­ют себе вопрос: Что про­изо­шло за послед­ние 200 лет? Росс гово­рит — «Я хочу сде­лать свой суще­ствен­ный вклад в буду­щее преж­де, чем я умру». Рене спра­ши­ва­ет Рос­са — а не хотел бы он жить веч­но? Росс смот­рит на него в ответ, и улы­ба­ет­ся — «Да» — отве­ча­ет он — «я думаю, я смог бы».

Глава 11. Дружба

Silk Road обрёл поис­ти­не миро­вое зна­че­ние, и Пират Робертс упи­вал­ся сво­ей ролью лиде­ра и апо­сто­ла либер­та­ри­ан­ства. Он создал книж­ный клуб, где все поль­зо­ва­те­ли мог­ли зани­мать­ся изу­че­ни­ем свя­щен­ных тек­стов само­го фон Мизе­са. Он гово­рил о бли­жай­шем буду­щем, когда все ныне суще­ству­ю­щие вла­сти уйдут в про­шлое, став частью исто­рии про­шло­го — подоб­но «фара­о­нам» и их «арми­ям рабов». Он пре­воз­но­сил Silk Road как фронт рево­лю­ции. «Бла­го­да­рю всех» — гово­рил Смер­то­нос­ный Пират — «за ваше дове­рие, за веру, за това­ри­ще­ство и за любовь». Он пояс­нил, что его лозун­гом было — «друж­ба не нар­ко­ти­ки» — а — «друж­ба И нар­ко­ти­ки».

Сооб­ще­ство отве­ти­ло ему тем же — срав­ни­вая Смер­то­нос­но­го Пира­та с Че Гева­рой, срав­ни­вая его рабо­ту с «рабо­той Твор­ца», и объ­яв­ляя, что его имя теперь вой­дёт в исто­рию наравне с име­на­ми вели­ких муж­чин и жен­щин. Silk Road стал куль­том с десят­ка­ми тысяч фана­тич­ных после­до­ва­те­лей. Смер­то­нос­ный Пират был их пер­со­наль­ным Сти­вом Джоб­сом. Форс почув­ство­вал уве­рен­ность Смер­то­нос­но­го Пира­та, кото­рую тот излу­чал. Он уже общал­ся с ним при­мер­но год, и был зна­ком с оча­ро­ва­ни­ем лич­но­сти Роберт­са. Форс смог по досто­ин­ству оце­нить захва­ты­ва­ю­щую идею Пира­та Роберт­са — про­еци­ро­вать свою волю в мир посред­ством зашиф­ро­ван­но­го кода и сде­лок. Одна­жды Смер­то­нос­ный Робертс ска­зал, что когда он чув­ству­ет гран­ди­оз­ность сво­е­го замыс­ла, то в его голо­ве игра­ет Tron. Это был новый образ Смер­то­нос­но­го Пира­та: он сам себя сде­лал мая­ком во тьме, несу­щим сло­во исти­ны посред­ством либер­та­ри­ан­ско­го кар­на­ва­ла, чело­ве­ком с фона­рём в руке посре­ди мра­ка ночи. Одна­ко, он был оди­но­ким фор­по­стом сво­ей идеи — так Робертс ска­зал Нобу. Он ска­зал, что он лич­ность, пря­чу­ща­я­ся за ком­пью­те­ра­ми. Порой Робертс сожа­лел, что они не могут встре­тить­ся. Вме­сто это­го они дели­лись прав­дой о сво­ей жиз­ни, сме­шан­ной с вымыс­лом.

Nob: сего­дня у вас всё хоро­шо?
Dread: да, сэр, сего­дня у нас хоро­ший день.
Nob: та чёр­ная туча над голо­вой — она уже ушла?
Dread: новый день начал­ся без про­блем — я проснул­ся рядом с кра­си­вой жен­щи­ной, и теперь сижу, слу­шаю мою люби­мую музы­ку… и ем све­жую клуб­ни­ку.

Они обсуж­да­ли свой мага­зин: исправ­лен­ные баги, добав­ле­ние «празд­нич­ных ски­док» в про­да­же нар­ко­ти­ков, про­бле­мы с чело­ве­че­ским ресур­сом и воз­мож­ность тай­но нанять уда­лён­ных работ­ни­ков. Послед­нее было боль­шой про­бле­мой. Что­бы рас­ти даль­ше — по сло­вам Роберт­са — они долж­ны были собрать рабо­чую силу. Лиде­ру нуж­на под­держ­ка, что­бы сам он мог сосре­до­то­чить­ся на буду­щем.

Глава 12. Здоровье и благополучие

«Я про­сто хочу, что­бы вы зна­ли, что ваша рабо­та не оста­лась неза­ме­чен­ной» — писал Робертс юзе­ру под ником Chronicpain (Хро­ни­че­ская боль) — Кёр­ти­су Гри­ну, мор­мон­ско­му свя­щен­но­слу­жи­те­лю из Испан­ско­го Пика, штат Юта — «я хочу пред­ло­жить вам долж­ность».

Грин вре­мя от вре­ме­ни посе­щал Silk Road — и он выбрал себе имен­но такой ник­нейм, имея в виду свою хро­ни­че­скую боль, кото­рую он испы­ты­вал из-за трав­мы спи­ны, полу­чен­ной им во вре­мя рабо­ты на EMT. Став инва­ли­дом, Грин под­сел на таб­лет­ки, став изу­чать послед­ствия и побоч­ные эффек­ты потреб­ле­ния опи­а­тов. Грин все­гда был увле­чён­ным типом — это в нём про­яви­лось ещё со вре­мён шко­лы, когда он зани­мал­ся радио­при­ём­ни­ка­ми, с помо­щью кото­рых он раз­го­ва­ри­вал с незна­ко­мы­ми людь­ми по все­му миру — вклю­чая кос­мо­нав­тов с Меж­ду­на­род­ной Кос­ми­че­ской Стан­ции. Silk Road удо­вле­тво­рял его тос­ку по обще­нию и при­об­ще­нию к тех­но­ло­ги­ям, сов­ме­щая его жаж­ду погру­же­ния в ком­пью­тер и «без­опас­но­го при­ё­ма нар­ко­ти­ков». С одоб­ре­ния Роберт­са, Грин открыл на Silk Road форум, посвя­щён­ный здо­ро­вью и бла­го­по­лу­чию, где он раз­да­вал сове­ты людям — как вды­хать эфед­рин, предо­сте­ре­гал нович­ков от при­ё­ма фен­та­ни­ла — и объ­яс­нял, что колоть­ся ара­хи­со­вым мас­лом или вво­дить геро­ин в глаз­ное ябло­ко — это пло­хая идея.

Когда дея­тель­ность Гри­на по под­дер­жа­нию фору­ма при­ня­ла фор­му рабо­ты на Роберт­са, Грин был в вос­тор­ге. Робертс отпра­вил ему пере­чень тре­бу­е­мых обя­зан­но­стей, кото­рые вклю­ча­ли в себя обслу­жи­ва­ние кли­ен­тов и сброс паро­лей. Грин, при­няв в руки долж­ность ново­го адми­ни­стра­то­ра, рабо­тал 80 часов в сут­ки, воз­ле­жа на сво­ей шез­лон­ге и сле­дя кра­ем гла­за за транс­ля­ци­ей Fox News. Его дея­тель­но­стью ста­ла вклю­чать в себя посред­ни­че­ство во вре­мя обсуж­де­ний про­да­ва­е­мых нар­ко­ти­ков.

Робертс был бос­сом с тяжё­лым харак­те­ром. Он был стро­гим над­смотр­щи­ком, кото­рый ругал Гри­на даже тогда, когда он допус­кал бес­по­ряд­ки в TorChat‑е хотя бы на одну мину­ту. Грин был огор­чён, когда он не полу­чил от бос­са рож­де­ствен­ский пода­рок. Но иные разы Робертс был полон щед­ро­сти, поста­вив на Гри­на во вре­мя тур­ни­ра по поке­ру (и совер­шен­но не огор­чил­ся, когда Грин всё про­иг­рал). Подоб­но дону циф­ро­вой эпо­хи, он был на пуб­ли­ку добр и вели­ко­ду­шен, но куда более жёсток за кули­са­ми. Он давал сове­ты лояль­ным поль­зо­ва­те­лям — напри­мер, когда один парень искал себе обру­чаль­ное коль­цо — но он очень чув­стви­тель­но вос­при­ни­мал всё, что свя­зан­но с его биз­не­сом.

Так, одна­жды Грин раз­би­рал жало­бу от одной жен­щи­ны, чей брат умер от пере­до­зи­ров­ки геро­и­на, куп­лен­но­го на Silk Road — и отме­тил, что в рам­ках нынеш­ней систе­мы даже дети могут поль­зо­вать­ся сай­том. Воз­мож­но — по его мне­нию — на сай­те было слиш­ком мно­го сво­бо­ды. В ответ Робертс раз­ра­зил­ся: «В ЭТОМ СУТЬ МОЕЙ ИДЕИ!» Он ска­зал, что любые огра­ни­че­ния све­дут на нет ори­ги­наль­ную кон­цеп­цию — и отка­зал­ся ока­зы­вать какую-то помощь огор­чён­ной сест­ре. Всё же, Грин оста­вал­ся на сво­ей долж­но­сти, несмот­ря на свою негиб­кость и эти­че­ские раз­но­гла­сия с бос­сом.

Одна­ко, на Silk Road дове­рие в пер­вый раз зашло так дале­ко. Робертс потре­бо­вал от Гри­на при­слать отска­ни­ро­ван­ное изоб­ра­же­ние его води­тель­ско­го удо­сто­ве­ре­ния. Это был тест на лояль­ность. Грин был обя­зан — даже под­вер­га­ясь опас­но­сти — не выда­вать ниче­го, что он зна­ет о Роберт­се, поз­во­ляя тому оста­вать­ся в тени. Подоб­но Фор­су, Грин чув­ство­вал, что у него в мире тайн сфор­ми­ро­ва­лась связь с Роберт­сом. Но всё же им он не рас­кры­вал сво­их сек­ре­тов. И как бы ни были близ­ки Грин или Форс или кто-то ещё к Смер­то­нос­но­му Пира­ту — ни у кого их них не имел поня­тия — кто же на самом деле скры­ва­ет­ся за личи­ной их лиде­ра.

Глава 13. Заборы

На сто­ле перед Тар­бел­лом сто­я­ли три ком­пью­те­ра — как и у его кол­лег, Киер­на­на и Юма. Аген­ты кибер­под­раз­де­ле­ния тща­тель­но высмат­ри­ва­ли любой фраг­мент инфор­ма­ции, по кото­ро­му мож­но было бы ори­ен­ти­ро­вать­ся в Dark Web. Но их рас­сле­до­ва­ние про­дви­га­лось слиш­ком мед­лен­но. Они иссле­до­ва­ли сайт, чита­ли фору­мы и погля­ды­ва­ли в Reddit за сооб­ще­ством поль­зо­ва­те­лей Silk Road, обсуж­дая меж­ду собой все обна­ру­жен­ные ими крип­то­гра­фи­че­ские сла­бо­сти. Но уже про­шёл целый месяц, а резуль­тат был нуле­вой.
Каж­дый рабо­чий день в 11:30 кол­ле­ги шли на обед, оста­ва­ясь вер­ны­ми сво­ей поли­цей­ской тра­ди­ции. Боль­шую часть вре­ме­ни они тра­ти­ли на выбор бутер­бро­дов в гастро­но­ме, рас­по­ла­гав­шем­ся несколь­ки­ми эта­жа­ми ниже. Рабо­тав­ший в гастро­но­ме парень уже выучил их кули­нар­ные при­стра­стия. Киер­нан любил бутер­бро­ды с бель­гий­ской цып­ля­ти­ной, а Тар­белл был пыл­ким люби­те­лем пар­ме­за­на с аро­ма­том куря­ти­ны. Когда он несколь­ко раз выби­рал вме­сто пар­ме­за­на салат — про­да­вец в шут­ку спра­ши­вал его — «А, в чём дело, мистер ЦРУ? Для пере­ра­бот­ки кури­цы ваши про­грам­мы сего­дня не гото­вы?»

Тар­белл назы­вал Юма сво­ей «женой на рабо­те». Тар­белл счи­тал, что они были хоро­шей коман­дой: мыс­ли­тель и бол­тун. Тар­белл был бол­ту­ном; на тот момент он стал глав­ным чело­ве­ком в Яме. Из роб­ко­го нович­ка, кото­рым он был в преды­ду­щем году, он стал уве­рен­ным лиде­ром — осо­бен­но после того, как слу­хи об их рас­сле­до­ва­нии Silk Road дошли до Вашинг­то­на.

Вско­ре дело оброс­ло бюро­кра­ти­че­ски­ми про­бле­ма­ми, ибо каж­дое агент­ство хоте­ло отме­тить­ся уча­сти­ем в рас­сле­до­ва­нии. Груп­па из Бал­ти­мо­ра — в кото­рой рабо­тал агент Форс — была наи­бо­лее агрес­сив­ной. Они утвер­жда­ли, что рас­сле­до­ва­ние при­над­ле­жит им, и вся­че­ски руга­ли кибер­под­раз­де­ле­ние ФБР. «Они дума­ют, что мы без тол­ку ковы­ря­ем­ся в интер­не­те» — гово­рил Тар­белл Юму — «Но мы дока­жем, что они были не пра­вы». И доба­вил, что у про­чих учре­жде­ний есть воз­мож­ность начать своё рас­сле­до­ва­ние, но «ничто не даёт им пра­ва тра­хать всем моз­ги».

Но в бюро­кра­ти­че­ском бар­да­ке, коим явля­ет­ся пра­ви­тель­ство Соеди­нён­ных Шта­тов, не было точ­но­го юри­ди­че­ско­го опре­де­ле­ния кибер­пре­ступ­но­сти. Борь­ба с кибер­пре­ступ­но­стью была неза­ня­тым полем, обиль­но удоб­ря­е­мым финан­си­ро­ва­ни­ем, и при­вле­кав­шим эго­и­стич­ных поли­ти­ков. Silk Road пред­став­лял собой фрон­тир мира кибер­пре­ступ­но­сти, эта­кий циф­ро­вой Дикий Запад. Как и в слу­чае гео­гра­фи­че­ско­го фрон­ти­ра, Вашинг­тон хотел кон­тро­ли­ро­вать его — и тот, кто бы при­нёс в сей мир без­за­ко­ния закон — стал бы геро­ем. Поко­ри этот циф­ро­вой фрон­тир — и тебе обес­пе­че­на веч­ная сла­ва, вот поче­му Silk Road стал завет­ной целью.

Глава 14. Позвони мне

Грин не пере­ста­вал гово­рить, даже будучи покры­тым кока­и­ном. Даже тогда, когда Форс пой­мал его во вре­мя обыс­ка, устро­ен­но­го груп­пой SWAT в его доме. Форс был участ­ни­ком это­го шоу; в каче­стве Ноба он орга­ни­зо­вал про­да­жу пар­тии кок­са, а сам рейд был частью пла­на Мар­ко Поло по рас­сле­до­ва­нию Silk Road. Он наблю­дал за тем, как Грин полу­чил пар­тию-при­ман­ку на дру­гой сто­роне ули­цы и пошёл домой. Через несколь­ко минут Грин уже валял­ся в наруч­ни­ках на полу, про­дол­жая бол­тать. У Гри­на было боль­ше отве­тов, чем вопро­сов у Фор­са. Он гово­рил, и гово­рил, и гово­рил — и Форс не мог оста­но­вить его. Грин ска­зал, что он рабо­тал в EMT; что он пытал­ся помо­гать людям; что пока­за­ния из него про­сто выби­ли; и что посыл­ка долж­на была содер­жать дру­гое веще­ство — легаль­ный пре­па­рат под назва­ни­ем N‑Бомба.

— Да когда ты уже заткнёшь­ся! — ска­зал про себя Форс.

Как бы там ни было, Грин был важ­ным чело­ве­ком в Silk Road — вла­дель­цем реаль­ных акти­вов, а не про­сто бук­ва­ми на экране. Когда Гри­на вели к машине под­раз­де­ле­ния, что­бы отдать в руки мест­ных поли­цей­ских, Форс запи­сал свой номер в теле­фоне Гри­на и ска­зал ему — «Когда выбе­решь­ся на сво­бо­ду, позво­ни мне».
В тюрь­ме Грин в тече­ние часов пытал­ся дого­во­рить­ся, даже заяв­лял, что он будет сотруд­ни­чать с DEA — пока его тату­и­ро­ван­ные сока­мер­ни­ки не потре­бо­ва­ли от него пре­кра­тить тре­пать­ся. Когда, нако­нец, Грин был отпу­щен на сво­бо­ду, он при­шёл домой и обна­ру­жил, что дверь в его дом всё ещё сло­ма­на. Его дочь ушла прочь из дому. В его спальне поли­цей­ские обна­ру­жи­ли, что этот чест­ный мор­мон­ский свя­щен­но­слу­жи­тель дер­жал у себя фал­ло­и­ми­та­тор, кото­рый они поста­ви­ли на его кро­вать в вер­ти­каль­ном поло­же­нии.

Остав­шись дома сам с дву­мя чиху­ахуа, Грин пла­кал как малень­кий ребё­нок. «Я хоро­ший маль­чик-мор­мон» — гово­рил он сам себе. Его мыс­ли пому­ти­лись. Он достал свой 32‑й калибр. Затем он посмот­рел вглубь ство­ла, и бро­сил его через всю ком­на­ту. Грин при­знал сам себе, что слиш­ком трус­лив для само­убий­ства. Он побе­жал в гости­ную, и бро­сил­ся на диван. Его соба­ки при­со­еди­ни­лись к нему, обли­зы­вая лицо сво­е­го хозя­и­на, когда тот опу­стил­ся на коле­ни, что­бы помо­лить­ся. В кон­це кон­цов Грин решил встать, взять свой теле­фон и, позво­нив в DEA, позвал спе­ци­аль­но­го аген­та Кар­ла Фор­са.

Глава 15. Удостоверение личности‑1.pdf

Неко­то­рое вре­мя про­си­дев за ком­пью­те­ром Гри­на, Форс уви­дел сооб­ще­ние от Смер­то­нос­но­го Пира­та — «Поче­му ты не разо­брал­ся со сво­и­ми сче­та­ми?. Воз­вра­щай­ся на рабо­чее место как мож­но ско­рее». И тут Форс понял, что он пой­мал круп­ную рыбу в свои сети. Этот парень был под­руч­ным само­го Роберт­са. Быст­ро собрав­шись, он при­ка­зал целе­вой груп­пе при­ве­сти Гри­на в офис Мар­ри­от Солт-Лейк-Сити для допро­са.

Робертс силь­но нерв­ни­чал, заме­тив, что его дове­рен­ный админ был в оффлайне в тече­ние несколь­ких дней. Поиск в Google пока­зал, что Грин был аре­сто­ван — и Робертс подо­зре­вал, что про­тив него соби­ра­ют­ся что-то про­вер­нуть. Кро­ме того, он полу­чил сооб­ще­ние от дру­го­го сотруд­ни­ка — Ини­го — в кото­ром он сооб­щал, что с раз­лич­ных сче­тов исчез­ло бит­кой­нов на поряд­ка 350,000 $. Ини­го быст­ро обна­ру­жил кра­жу адми­ни­стра­тор­ско­го досту­па Гри­на. Робертс понял, что насту­пи­ли вре­ме­на кри­зи­са — и его при­бли­жён­ные были гото­вы набро­сить­ся, что­бы отсто­ять своё реше­ние про­бле­мы. «Это будет пер­вый раз, когда мне при­дёт­ся задей­ство­вать мои мыш­цы» — ска­зал Робертс Ини­го — «чёр­тов отстой».

Вско­ре Робертс полу­чил сооб­ще­ние от Ноба, что у них в Юте есть кое-какие про­бле­мы, тре­бу­ю­щие при­ме­не­ния наси­лия для сво­е­го реше­ния. Форс создал для Ноба хоро­шо про­ра­бо­тан­ную леген­ду, вклю­чав­шую его уго­лов­ное про­шлое и обшир­ные пре­ступ­ные талан­ты — и пото­му Ноб вос­при­ни­мал­ся Робер­том все­рьёз. Сидя в Мар­ри­о­те, Форс нашёл в пись­мах Гри­на скан води­тель­ско­го удо­сто­ве­ре­ния Гри­на в фор­ма­те PDF. В тот момент он оки­нул взгля­дом ком­на­ту, и уви­дел дрем­лю­ще­го Гри­на. И тут к нему в голо­ву при­шла гени­аль­ная идея!

Nob: Хоти­те ли вы, что­бы мы поби­ли его, застре­ли­ли — или про­сто при­шли пого­во­рить?
Dread: Хоро­шо, избей­те его, и заставь­те его вер­нуть укра­ден­ные бит­кой­ны.
Dread: Впро­чем, не знаю, как эти вещи обыч­но дела­ют­ся.

Грин запро­те­сто­вал — мол, он не крал ника­ких бит­кой­нов, и что когда день­ги про­па­ли со сче­тов, его ком­пью­тер нахо­дил­ся в руках Фор­са. Но Форс не хотел раз­го­ва­ри­вать о день­гах. Он исполь­зо­вал прось­бу Роберт­са, что­бы устро­ить хит­рый план.

Dread: как быст­ро вы смо­же­те его заста­вить сде­лать необ­хо­ди­мое? И как мно­го это будет сто­ить?

Форс заста­вил Гри­на напи­сать отказ, а затем устро­ил его импро­ви­зи­ро­ван­ные пыт­ки — всё это было частью пла­на про­тив Роберт­са. Вско­ре фаль­ши­вые голо­во­ре­зы оку­на­ли Гри­на голо­вой в ван­ну люкс-номе­ра Мар­ри­о­та. Сами голо­во­ре­зы на самом деле были поч­то­вым инспек­то­ром и аген­та­ми Сек­рет­ной служ­бы. Форс запи­сы­вал всё про­ис­хо­дя­щее на каме­ру. «Раз­ве вы его смо­же­те схва­тить?» — спро­сил их Грин, рас­пла­став­шись на полу. Он чув­ство­вал, что фаль­ши­вые пыт­ки были не таки­ми уж фаль­ши­вы­ми. Его оку­ну­ли ещё четы­ре раза, что­бы всё это выгля­де­ло доста­точ­но убе­ди­тель­но.

В ожи­да­нии ново­стей от Ноба, Робертс пере­би­рал вари­ан­ты реше­ния про­бле­мы. Юзер сай­та Silk Road под ник­ней­мом Кимон — дове­рен­ный совет­ник Смер­то­нос­но­го Пира­та, кото­рый кон­суль­ти­ро­вал Роберт­са по опе­ра­ци­он­ной без­опас­но­сти, про­грам­ми­ро­ва­нию и управ­ле­нию про­ек­том — ска­зал, что нару­ше­ние без­опас­но­сти Silk Road тре­бу­ет смер­то­нос­но­го отве­та. «В кон­це кон­цов, это дикий запад» — ска­зал Робертс — «и не сто­ит зацик­ли­вать­ся на какой-то кра­же лоша­ди». Через несколь­ко минут в раз­го­вор вме­шал­ся Ини­го — «Хотя я не под­дер­жи­ваю убий­ства, но забав­но — я счи­таю, что за слу­чив­ше­е­ся он заслу­жи­ва­ет быть уби­тым».
В тот же день Робертс обме­нял­ся све­жи­ми сооб­ще­ни­я­ми с Нобом.

Dread: ОК, вы може­те изме­нить заказ — не пытать его, а убить?
Dread: Он состо­ял во внут­рен­нем кру­ге орга­ни­за­ции, и теперь — когда он был аре­сто­ван — я боюсь, что он сольёт важ­ную инфор­ма­цию.

Конеч­но, Робертс был прав насчёт Гри­на — тот пошёл на сотруд­ни­че­ство с орга­на­ми — прав­да, сотруд­ни­чать он стал с тем же чело­ве­ком, кото­ро­го Робертс толь­ко что нанял для убий­ства. Это был уди­ви­тель­ный пово­рот собы­тий. Лидер Silk Road, кото­рый ещё недав­но плёл лири­че­ские речи об «ува­же­нии иде­а­лов» в сооб­ще­стве Silk Road, теперь раз­мыш­лял об опла­те за убий­ство.

Dread: рань­ше я нико­гда не уби­вал чело­ве­ка, и не про­сил нико­го убить — но в дан­ном слу­чае это будет пра­виль­ным шагом.
Dread: как мно­го оно будет сто­ить?
Dread: как целый бейс­боль­ный ста­ди­он?
Dread: мень­ше 100 тысяч дол­ла­ров?
Dread: вы уже уби­ва­ли — или про­си­ли кого-то уби­вать?

Всё это похо­ди­ло на наспех сде­лан­ную инсце­ни­ров­ку — поду­мал Форс — но он про­дол­жал играть. За неде­лю или око­ло того, Форс дого­во­рил­ся со сво­ей коман­дой устро­ить фаль­ши­вую смерть Гри­на. Форс послал Роберт­су фото­гра­фии с поста­нов­ки пыток — а затем фото­гра­фию Гри­на, блед­но­го, лежа­ще­го на полу с раз­ма­зан­ным кури­ным супом Кэм­бел­ла, где он выгля­дел как после асфик­ции. На самом же деле в согла­сии с про­грам­мой защи­ты сви­де­те­лей, Грин тем вре­ме­нем содер­жал­ся в сво­ём доме. Его пла­ни­ро­ва­лось дер­жать в тени в каче­стве части хит­ро­го пла­на, а сам Форс вер­нул­ся в свой офис в Бал­ти­мо­ре. В каче­стве аван­са за убий­ство Робертс при­слал 40,000 $ на счёт, кон­тро­ли­ру­е­мый пра­ви­тель­ством. Роберт­су не вер­ну­ли укра­ден­ные бит­кой­ны — но как толь­ко он полу­чил дока­за­тель­ства смер­ти Гри­на, он отпра­вил ещё 40,000 $ за хоро­шо про­де­лан­ную рабо­ту.

Nob: Вы в поряд­ке?
Dread: Я мерт­вец­ки пьян, но я дол­жен был убить его.
Dread: Впро­чем, что сде­ла­но — то сде­ла­но.

Робертс не сра­зу при­нял подоб­ное реше­ние. Он раз­го­ва­ри­вал с Ини­го о том, что он про­сто жела­ет луч­ше­го для людей, и любит их в либер­та­ри­ан­ском духе — даже Гри­на, даже вви­ду его про­ступ­ка — но в кон­це кон­цов они при­шли к выво­ду, что его само­воль­ный сотруд­ник ока­зал­ся чело­ве­ком пере­мен­чи­вым. Итак, прин­ци­пи­аль­ная пози­ция Роберт­са про­ти­во­сто­ять войне с нар­ко­ти­ка­ми с помо­щью тех­но­ло­гий при­ве­ла того к убий­ству. Как и мно­гие рево­лю­ци­о­не­ры до него, иде­а­лист Робертс пре­вра­тил­ся в идео­ло­га, гото­во­го уби­вать ради сво­е­го виде­ния буду­ще­го. В один момент Ини­го решил попра­вить Роберт­са, заявив, что эта акция не была местью; это было пра­во­су­дие — новое пра­во­су­дие, по зако­нам пло­щад­ки Silk Road.

Сидя в Бал­ти­мо­ре, в сво­ей гости­ной рядом с Паб­ло, Форс думал о том, что изме­ни­лось в Роберт­се. Он воскликнул:«что в нём ста­ло не так?» Робертс спра­ши­вал у себя то же самое. Ваши мораль­ные цен­но­сти меня­ют­ся вслед за пере­ме­на­ми в вашей жиз­ни. Это было насмеш­кой над самой иде­ей Смер­то­нос­но­го Пира­та Роберт­са. Сам его образ под­ра­зу­ме­вал, что все­гда суще­ство­ва­ла опас­ность, что вла­де­лец про­зви­ща пре­вра­тить­ся в про­стую мас­ку. Ныне же Робертс чув­ство­вал, что он нахо­дит­ся в состо­я­нии ста­нов­ле­ния.

Nob: Чему вы научи­лись?
Dread: Хоро­шо, я узнал, кто я такой. Я не думаю, что это мне узнать будет тяже­лее все­го.
Nob: А что может быть тяже­лее?
Dread: Я не знаю.
Dread: Может быть, мне при­дёт­ся при­нять реше­ние, от кото­ро­го погиб­нут невин­ные. Может, жизнь людей будут зави­сеть от моих дей­ствий.

Ища себе мораль­ный ори­ен­тир в мире убийц, Робертс попро­сил Ноба дать ему знать, если он зло­упо­треб­ля­ет сво­и­ми пол­но­мо­чи­я­ми. «Но это было сде­ла­но ради нас — дру­зей!» — отве­тил ему Ноб. Робертс при­знал­ся Ини­го, что одним из его наи­бо­лее глу­бо­ких стра­хов была боязнь «стать слиш­ком успеш­ным» и «быть испор­чен­ным вла­стью». Ноб согла­сил­ся со сво­им вир­ту­аль­ным дру­гом — мол, да, власть она такая — может и погло­тить тебя. Сидя в сво­ём каби­не­те, Форс поста­вил перед собой кар­ти­ну с Хесу­сом Малвер­де, мек­си­кан­ским нар­ко­ба­ро­ном — кото­рая помо­га­ла ему вхо­дить в образ Ноба. Сей­час он чув­ство­вал себя народ­ным геро­ем-бан­ди­том. Он напом­нил Роберт­су, что­бы тот «не поте­рял себя».

А поче­му бы ему и не изме­нит­ся? Ныне Росс сидел вер­хом на мно­го­мил­ли­он­ных опе­ра­ци­ях по про­да­же нар­ко­ти­ков, пло­щад­ку для кото­рых он постро­ил за два года. Ныне Росс уже не был той состра­да­тель­ной душой, мучи­тель­но выдав­ли­вав­шей из себя ложь моло­дой жен­щине за бока­лом вина. Запи­си в его днев­ни­ке сме­ни­лись с рас­ска­зов о сомне­ни­ях и надеж­дах на трез­вые рас­суж­де­ния о стро­и­тель­стве импе­рии.

Три­ум­фаль­ный успех Silk Road под­твер­дил веру сво­е­го созда­те­ля в свой соб­ствен­ный миф. «То, что мы дела­ем» — писал Робертс сво­им после­до­ва­те­лям — «будет иметь послед­ствия для буду­щих поко­ле­ний». В июне 2013 на сай­те уже насчи­ты­ва­лось 1 мил­ли­он заре­ги­стри­ро­ван­ных поль­зо­ва­те­лей. И, каза­лось, феде­ра­лы ниче­го не мог­ли поде­лать.

Так было до одно­го дня, когда в офи­се Нью-Йорк­ском офи­се ФБР Тар­белл и Киер­ман пяли­лись в свои экра­ны, и нако­нец уви­де­ли там кое-что инте­рес­ное. Они уже там сиде­ли несколь­ко недель, про­ти­рая в Яме одни и те же крес­ла. Они запус­ка­ли пакет Tor на одном из мони­то­ров, и гля­дя на спис­ки номе­ров на дру­гом — пока один из номе­ров не уди­вил их. Это был номер 62.75.246.20. Они взгля­ну­ли друг на дру­га в недо­уме­нии — а потом обрат­но на мони­тор. Ибо на нём отоб­ра­жал­ся истин­ный IP-адрес сер­ве­ра, на кото­ром хостил­ся сайт Silk Road.

˜

Взлёт и падение Silk Road. Часть II

В 2012 году интер­нет-базар Рос­са Уль­брих­та вырос в миро­вую импе­рию. Но во вто­рой части наше­го рас­ска­за мы пове­да­ем вам, как он при­шёл к сво­е­му паде­нию

Глава 1. Thor

Спуск был полон впе­чат­ле­ний. Крис Тар­бел, спе­ци­аль­ный агент из Нью-Йорк­ско­го офи­са ФБР, тор­чал у окна, наблю­дая за тем, как зелё­ное пят­но посре­ди сине­го моря вырас­та­ло до кра­си­во­го Исланд­ско­го пей­за­жа. На под­хо­де к меж­ду­на­род­но­му аэро­пор­ту в Кэфла­ви­ке он уже мог раз­гля­деть город Рейкья­вик. Он смот­рел вдаль — за порос­шие мхом лаво­вые поля — туда, где воз­вы­ша­лась мас­сив­ная мато­во-белая короб­ка. В том зда­нии рас­по­ла­гал­ся дата-центр Thor. Вот поче­му Тар­белл отпра­вил­ся сюда вме­сте с парой юри­стов. Имен­но здесь рас­по­ла­гал­ся ком­пью­тер с очень важ­ным IP-адре­сом, кото­рый Тар­белл вме­сте со сво­и­ми кол­ле­га­ми вычис­ли­ли, нахо­дясь в Нью-Йорк­ском офи­се. Этот ком­пью­тер был тай­ным сер­ве­ром, свя­зан­ным с обшир­ным кри­ми­наль­ным онлайн-биз­не­сом — тем самым сер­ве­ром, на кото­ром хостил­ся Silk Road.

Они — а так­же мно­же­ство феде­раль­ных аген­тов по всей стране — рабо­та­ли над этим делом в тече­ние несколь­ких меся­цев, разыс­ки­вая через интер­нет Смер­то­нос­но­го Пира­та Роберт­са — таин­ствен­но­го соб­ствен­ни­ка Silk Road — под­поль­но­го онлайн-рын­ка, функ­ци­о­ни­ро­вав­ше­го подоб­но Amazon‑у для неле­галь­ных това­ров и услуг. Рабо­ты по Silk Road были нача­ты по зада­нию агент­ства Наци­о­наль­ной Без­опас­но­сти, Сек­рет­ной Служ­бы и офи­са DEA в Бал­ти­мо­ре — в кото­ром агент по име­ни Карл Форс уже боль­ше года рабо­тал под при­кры­ти­ем, выда­вая себя на Silk Road за кон­тра­бан­ди­ста.

Тар­белл и его коман­да были извест­ны как отряд Cyber 2 (или корот­ко CY2, «двой­ки» на жар­гоне) — и они были отно­си­тель­ны­ми нович­ка­ми в этом деле. Дру­гие учре­жде­ния не жела­ли сотруд­ни­чать с ФБР — отча­сти из-за бахваль­ства и кон­ку­рен­ции меж­ду ведом­ства­ми, отча­сти пото­му, что их кон­сер­ва­тив­но настро­ен­ные аген­ты смот­ре­ли свы­со­ка на бота­нов от пре­ступ­но­го кибер­ми­ра, и пола­га­лись лишь на ору­жие и гру­бую силу. Но, несмот­ря на все меры, уси­лия пра­во­охра­ни­тель­ных орга­нов дол­гое вре­мя оста­ва­лись бес­плод­ны­ми — и пото­му Тар­белл и CY2 добы­ли себе веду­щую роль в этом деле.

Аген­ты кибер­под­раз­де­ле­ния про­ве­ли слиш­ком мно­го вре­ме­ни за пар­та­ми, и им было инте­рес­но вый­ти в поле. Перед собой ныне они мог­ли наблю­дать сле­ды тяжё­ло­го гео­ло­ги­че­ско­го про­шло­го Ислан­дии — мно­же­ство высту­па­ю­щих из воды скал — застыв­ших вул­ка­нов. По дну окру­жа­ю­ще­го оке­а­на к ост­ро­ву тяну­лись мас­сив­ные кабе­ли — бла­го­да­ря кото­рым стра­на явля­ет­ся важ­ным узлом для веб-тра­фи­ка; сам ост­ров нахо­дит­ся на при­мер­но рав­ном рас­сто­я­нии от Север­ной Аме­ри­ки и Евро­пы, и его оттал­ки­ва­ю­щая гео­гра­фия и кли­мат умень­ша­ли затра­ты на охла­жде­ние и предо­став­ля­ли источ­ник дешё­вой гео­тер­маль­ной энер­гии. Один из юри­стов рас­ска­зал Тар­бел­лу о тек­то­ни­че­ском устрой­стве Ислан­дии — дви­же­нии Севе­ро­аме­ри­кан­ской и Евразий­ской плит, кото­рые мед­лен­но рас­сту­па­ясь, рас­кры­ва­ют под ост­ро­вом про­пасть.

Будучи на пуб­ли­ке, Росс напус­кал на себя важ­но­сти. Но на самом деле успех Silk Road при­нёс его осно­ва­те­лю нескон­ча­е­мые про­бле­мы.

После того, как они при­зем­ли­лись в Рей­кяви­ке, Тар­белл и его помощ­ни­ки встре­ти­лись со сво­и­ми кол­ле­га­ми, и объ­яс­ни­ли им, зачем они при­шли. При­чи­ной их при­хо­да был Silk Road — сайт, усколь­зав­ший от них в тече­ние трёх непол­ных лет. Сайт, рабо­та­ю­щий в Tor — что слу­жи­ло ему хоро­шей мас­ки­ров­кой, дела­ю­щей почти невоз­мож­ным узнать насто­я­щие име­на поль­зо­ва­те­лей, постав­щи­ков или най­ти физи­че­ское место­по­ло­же­ние сер­ве­ра. Но в сво­их поис­ках Тар­белл смог пой­мать уда­чу за хвост.

Он начал своё иссле­до­ва­ние, сидя за сто­лом и ковы­ря­ясь с усер­ди­ем сыщи­ка в откры­том IP-про­то­ко­ле Tor‑а, и участ­вуя в обсуж­де­ни­ях без­опас­но­сти на сай­те. Цен­ную инфор­ма­цию он обна­ру­жил, читая Reddit: некто пре­ду­пре­ждал дру­гих, что инфор­ма­ция о насто­я­щем IP-адре­се Silk Road про­со­чи­лась на дру­гие ком­пью­те­ры. Смер­то­нос­ный Пират Робертс был пре­ду­пре­ждён о воз­мож­ных про­бле­мах — но он про­игно­ри­ро­вал это пре­ду­пре­жде­ние. Успех сай­та вскру­жил голо­ву его вла­дель­цу. Он не стал под­ни­мать тре­во­гу, высо­ко­мер­но заявив сво­им кол­ле­гам, что сайт нико­гда не будет най­ден.

Тар­белл стал иссле­до­вать Silk Road, наде­ясь обна­ру­жить утеч­ку. Он вво­дил име­на поль­зо­ва­те­лей с оши­боч­ны­ми паро­ля­ми (и наобо­рот) и запол­нял поля раз­лич­ны­ми дан­ны­ми — отсле­жи­вая тра­фик и соби­рая инфор­ма­цию об IP-адре­сах машин, с кото­ры­ми свя­зы­вал­ся его ком­пью­тер. 5 июня, 2013 года, про­ра­бо­тав с IP-адре­са­ми несколь­ко часов, он ввёл один из них — 193.107.86.49 — в строч­ку бра­у­зе­ра — и вне­зап­но слу­чи­лось сле­ду­ю­щее: перед ним пред­ста­ла кап­ча с сай­та Silk Road. Он пока­зал это сво­им аген­там-напар­ни­кам — Илва­ну Юму и Тому Киер­на­ну — граж­дан­ским спе­ци­а­ли­стам по ком­пью­тер­ной тех­ни­ке, кото­рые сфор­ми­ро­ва­ли тех­ни­че­ский костяк кибер­под­раз­де­ле­ния. Это было то, чего жда­ла коман­да: слу­чив­ший­ся где-то сбой слу­чай­но выдал реаль­ный IP-адрес сай­та Silk Road, по кото­ро­му Тар­белл отсле­дил физи­че­ское место­по­ло­же­ние сер­ве­ра до Ислан­дии.

Тар­белл уже одна­жды был в Исланд­ском госу­дар­стве, и пото­му неко­то­рые при­сут­ство­вав­шие при встре­че чинов­ни­ки были ему уже зна­ко­мы. Напри­мер, Исланд­ский про­ку­рор — Тар­бел­ла несколь­ко отвле­ка­ла её при­вле­ка­тель­ность — её корот­кая юбка, её очки и собран­ные в пучок воло­сы. Это была очень дели­кат­ная вещь — делать запро­сы дру­го­му пра­ви­тель­ству, и аме­ри­кан­ские юри­сты под­го­то­ви­ли пись­мо, в кото­ром ува­жи­тель­но попро­си­ли раз­ре­шить ФБР вме­шать­ся во внут­рен­ние дела стра­ны. Исланд­ские вла­сти ока­за­лись сго­вор­чи­вы­ми, и встре­ча закон­чи­лась вовре­мя. Вско­ре отряд исланд­ских поли­цей­ских уже вхо­дил в фойе дата-цен­тра Thor.

Как выгля­дел этот Центр? Это было огром­ное зда­ние в виде бле­стя­щей стек­лян­ной короб­ки, с без­упреч­ны­ми пола­ми и сте­на­ми, в кото­ром нахо­дил­ся рабо­тав­ший на эко­ло­ги­че­ски чистой энер­гии супер­ком­пью­тер. Рабо­та в кибер­под­раз­де­ле­нии неред­ко озна­ча­ет, что ты дол­жен будешь рас­пу­ты­вать про­во­да ком­пью­те­ров в каком-то под­ва­ле. Thor же выгля­дел как нечто из буду­ще­го. Через само­лёт­ный ангар тяну­лись ряды двухъ­ярус­ных сто­ек с ярко-сини­ми сереб­ри­сты­ми кон­тей­не­ра­ми, устав­лен­ны­ми сер­вер­ны­ми маши­на­ми. Вдоль них шли три ряда вен­ти­ля­то­ров, мер­цав­ших сини­ми огня­ми — от пола до потол­ка. Воз­дух был напол­нен холо­дом и жуж­жа­ни­ем тысяч лопа­стей, при­во­ди­мых в дви­же­ние энер­ги­ей от нахо­див­ше­го­ся ниже вул­ка­на. Исланд­ские вла­сти нашли необ­хо­ди­мый ком­пью­тер, и обна­ру­жи­ли, что у его дис­ка есть зер­ка­ло. Они извлек­ли зер­ка­ло, и при­нес­ли диск к Тар­бел­лу. И теперь он — вот про­сто так — дер­жал в сво­ей руке целый Silk Road.

Уже пер­вый взгляд на содер­жи­мое сай­та уди­вил Тар­бел­ла. 21 июля 2013, когда Тар­белл толь­ко при­был на ледя­ной ост­ров, Робертс про­вёл 3237 тран­зак­ций, и зара­бо­тал 19,459 $ — а годо­вой доход Роберт­са дости­гал 7 мил­ли­о­нов дол­ла­ров. В Цен­тре так­же были обна­ру­же­ны логи шести послед­них меся­цев: была так­же инфор­ма­ция о про­чих ком­пью­те­рах, свя­зы­вав­ших­ся с этой маши­ной. Это было неве­ро­ят­ной уда­чей.

Вер­нув­шись в Нью-Йорк, Тар­белл при­нял­ся рас­пу­ты­вать нити, веду­щие от Исланд­ско­го ком­пью­те­ра к дру­гим местам по все­му миру. Он изу­чал тра­фик, кото­рый про­хо­дил через 22‑й порт зашиф­ро­ван­но­го соеди­не­ния — того само­го, через кото­рый захо­ди­ли адми­ни­стра­то­ры — и обна­ру­жил несколь­ко не-Tor-овских IP-адре­сов: бэкап сай­та на сер­ве­ре воз­ле Фила­дель­фии, прок­си-сер­вер во Фран­ции и VPN — в Румы­нии.
На стене сво­ей лабо­ра­то­рии, Тар­белл раз­ме­стил 8‑футовый лист бума­ги, на кото­ром постро­ил визу­аль­ную схе­му рас­сле­до­ва­ния пре­ступ­ле­ния — где слож­ные пере­пле­те­ния линий обо­зна­ча­ли логи­че­ские свя­зи и дока­за­тель­ства. Но вме­сто бос­са мафии в окру­же­нии сво­их под­руч­ных на диа­грам­ме фигу­ри­ро­вал Исланд­ский сер­вер и схе­ма крип­то­гра­фи­че­ской ком­пью­тер­ной сети.

Мыш­ле­ние Тар­бел­ла было визу­аль­ным: он пред­по­чи­тал видеть все зве­нья логи­че­ской цепоч­ки. Одно из них ука­зы­ва­ло на ip-адресс, с кото­ро­го в послед­ний раз захо­ди­ли на VPN сай­та Silk Road. Рядом с ним он нари­со­вал вопро­си­тель­ный знак. Обра­ще­ние в ком­пе­тент­ные орга­ны помог­ло опре­де­лить физи­че­ское место­по­ло­же­ние это­го адре­са: Кафе Луна, ули­ца Сакра­мен­то в Сан-Фран­цис­ко.

Глава 2. Джошуа Террей

Когда аген­ты служ­бы внут­рен­ней без­опас­но­сти появи­лись у две­ри квар­ти­ры из Сан-Фран­цис­ко Рос­са Уль­брих­та — его новые сосе­ди были силь­но удив­ле­ны. Они пола­га­ли, что Росс — тихий парень из Теха­са по име­ни Джо­шуа Тер­рей, кото­рой про­сто сни­мал у них ком­на­ту за тыся­чу дол­ла­ров в месяц. Аген­ты были весь­ма удив­ле­ны тому, что име­ни Джо­шуа Тер­рей не ока­за­лось в спис­ке девя­ти имён из под­дель­ных удо­сто­ве­ре­ний лич­но­сти, кото­рые они нашли в тай­ни­ке на гра­ни­це с Кана­дой — где им и уда­лось добыть навод­ку на квар­ти­ру Рос­са Уль­брих­та.

Росс пере­ехал в этот дом после того, как поки­нул Остин — город, где он вырос. В юно­сти он был смыш­лё­ным ребён­ком из при­го­род­ной сума­сшед­шей семей­ки. Росс был оба­я­тель­ным пар­нем, и все­гда веж­ли­вым. Поз­же он изу­чал физи­ку и инже­нер­ное дело, учась в выс­шем учеб­ном заве­де­нии за сти­пен­дию. Но он отка­зал­ся от рабо­ты в лабо­ра­то­рии, что­бы вопло­тить кое-какую идею, объ­еди­няв­шую его зна­ния в обла­сти тех­но­ло­гий, его пред­при­ни­ма­тель­ский дух и недав­но при­ня­тую им либер­та­ри­ан­скую фило­со­фию. Эта идея име­ла имя — Silk Road. Он пере­ехал на запад США — в Мек­ку стар­та­пов, где под заве­сой тай­ны и про­вер­нул своё гран­ди­оз­ное дело.

Как толь­ко Росс пере­ехал на арен­ду­е­мое жильё — к сво­им новым сосе­дям, к семье с ребён­ком в коляс­ке — он сра­зу же занял себе спаль­ню. Его сосе­ди по ком­на­те дума­ли, что это­го пар­ня звать Джош — имен­но под таким име­нем он отве­тил на их объ­яв­ле­ние — и что он рабо­та­ет валют­ным трей­де­ром. Им пока­за­лось стран­ным, что у Джо­ша не было сото­во­го теле­фо­на, что он пла­тил налич­ны­ми и всё вре­мя сидел за сво­им ком­пью­те­ром. Ни дру­зья, ни семья ниче­го не зна­ли об аль­терэ­го Рос­са: в интер­не­те он был Смер­то­нос­ным Пира­том Роберт­сом. Никто даже не мог пред­по­ло­жить, что этот моло­дой чело­век управ­лял тем, что начи­на­лось как пло­щад­ка для чёр­но­го рын­ка, создан­ная из поли­ти­че­ских моти­вов. И что теперь он был суро­вым лиде­ром пре­ступ­ной орга­ни­за­ции, убив­шим одно­го из сво­их сотруд­ни­ков в воз­мез­дие за кра­жу (и в целях защи­ты сво­е­го пред­при­я­тия).

Если Росс и нерв­ни­чал, когда обна­ру­жил, что аген­ты внут­рен­ней без­опас­но­сти жела­ют пого­во­рить с ним, он не подал виду. Он не ска­зал им, что при­об­рёл набор фаль­ши­вых иден­ти­фи­ка­то­ров, что­бы исполь­зо­вать их для тай­ной арен­ды допол­ни­тель­ных сер­ве­ров, при­зван­ных помочь в реше­нии про­бле­мы без­опас­но­сти Silk Road. Голо­гра­фи­че­ские под­дель­ные инди­ка­то­ры были высо­ко­го каче­ства — но теперь все они нахо­ди­лись в руках аген­тов служ­бы без­опас­но­сти у его две­ри. Росс был веж­лив — но он пом­нил, что все­гда может отка­зать­ся от любых рас­спро­сов.

Юзер под ником friendlychemist (Доб­рый Химик) начал шан­та­жи­ро­вать Роберт­са. Дру­гой юзер — volunteered (Доб­ро­во­лец) пред­ло­жил разо­брать­ся с угро­зой — за день­ги.

Перед ухо­дом, аген­ты ска­за­ли Рос­су, что, воз­мож­но — «чисто гипо­те­ти­че­ски» — кто-то мог отпра­вить ему нар­ко­ти­ки или фаль­ши­вые удо­сто­ве­ре­ния лич­но­сти через веб-сайт, извест­ный как Silk Road. Это очень необыч­ный сайт — упо­мя­ну­ли аген­ты — но они сами не были на нём, и пото­му не могут ска­зать, что имен­но он из себя пред­став­ля­ет. Аген­ты ушли, забрав с собой фаль­ши­вые удо­сто­ве­ре­ния лич­но­сти.

Визит аген­тов силь­но напу­гал Рос­са. Спу­стя корот­кое вре­мя, он сно­ва пере­ехал — на этот раз в Глен Парк — но теперь он решил исполь­зо­вать своё насто­я­щее имя. Один из его новых сосе­дей — Алекс — сра­зу же подру­жил­ся с Рос­сом, ибо Росс был хариз­ма­тич­ным, лег­ко нахо­див­шим общий язык чело­ве­ком.

Алекс наблю­дал за Рос­сом — тот явно был необыч­ным чело­ве­ком. Он не при­над­ле­жал к тому типу пар­ней, кото­рые любят смот­реть видео с коти­ка­ми по сво­е­му Samsung 700z. Росс не курил, пил мало, ино­гда играл на сво­ём джем­бе — запад­но­аф­ри­кан­ском бара­бане, кото­рый был одной из его немно­гих вещей. Росс нико­гда не при­во­дил дру­зей, и каза­лось, вооб­ще ниче­го не имел. Росс даже не полу­чал почту. «Ино­гда» — ска­зал один из сосе­дей Алек­су — «мне кажет­ся, что Росс от кого-то скры­ва­ет­ся».

Они даже не дога­ды­ва­лись, что Росс — их новый сосед в их про­стом доме, тот самый, кото­рый при­вет­ство­вал их дру­же­ствен­ны­ми объ­я­ти­я­ми, кото­рый веч­но про­па­дал в гара­же с мебе­лью, сидя без рубаш­ки и с ноут­бу­ком Samsung на коле­нях — что тот самый Росс пред­се­да­тель­ству­ет над кри­ми­наль­ной импе­ри­ей.

Глава 3. Трудно править ложью

«День­ги это сила» — с таким пись­мом обра­тил­ся Робертс к адеп­там Silk Road — «и с помо­щью них я соби­ра­юсь взять власть, что­бы осу­ще­ствить необ­хо­ди­мые изме­не­ния». К тому вре­ме­ни, Робертс ско­пил себе мно­го­мил­ли­он­ное состо­я­ние, но все эти день­ги по его сло­вам он копил на рево­лю­цию. Сво­бо­да, в кон­це кон­цов, нуж­да­ет­ся в финан­си­ро­ва­нии.

Робертс осно­вал Silk Road в каче­стве циф­ро­во­го вопло­ще­ния либер­та­ри­ан­ских иде­а­лов сво­бод­но­го рын­ка, где сво­бо­да каж­до­го огра­ни­че­на лишь сво­бо­дой дру­гих. Робертс и вырос­шее вокруг Silk Road сооб­ще­ство было чем-то боль­шим, чем про­сто груп­пой кон­тра­бан­ди­стов. Они ста­ли насто­я­щим обще­ствен­ным дви­же­ни­ем. Когда кон­тин­гент Silk Road вырос, заяв­ле­ния Роберт­са ста­ли куда более гран­ди­оз­ны­ми. Он писал — «каж­дая сдел­ка явля­ет­ся побе­дой» над «воров­ским, насиль­ствен­ным» госу­дар­ством. То, что нача­лось как вера в сво­бо­ду выбо­ра, пре­вра­ти­лось в осно­ву рево­лю­ции.

Амби­ци­оз­ные биз­нес-пла­ны Роберт­са вклю­ча­ли в себя пре­вра­ще­ние сво­е­го пред­при­я­тия в импе­рию со сво­ей валю­той Bitcoin, кре­дит­ным сою­зом, и зашиф­ро­ван­ным сер­ви­сом обще­ния. Робертс был вдох­нов­лён быст­рым успе­хом сво­е­го пред­при­я­тия. Одна­жды он хотел про­дать Silk Road за 1 мил­ли­ард дол­ла­ров — но поз­же, во вре­мя интер­вью в зашиф­ро­ван­ном чате он ска­зал, что цена Silk Road — деся­ти­знач­ное чис­ло, а может — и один­на­дца­ти­знач­ное.

Но по фак­ту — а не перед пуб­ли­кой — у Рос­са нача­лась чере­да неудач. Были тех­ни­че­ские про­бле­мы управ­ле­ния сай­том, труд­но­сти выжи­ва­ния на посто­ян­но меня­ю­щем­ся рын­ке. Про­бле­мой была так­же вола­тиль­ность Bitcoin‑а. На сай­те появи­лись свои мошен­ни­ки. И хотя Silk Road при­но­сил всё боль­ше денег — сто­и­мость его содер­жа­ния так­же рос­ла. Росс, чув­ствуя, как про­бле­мы насту­па­ют со всех сто­рон, изло­жил свои уси­лия в сво­ём еже­днев­ни­ке.

Спа­ме­ры наби­ра­ют обо­ро­ты. Я запре­тил неко­то­рые ссыл­ки и забло­ки­ро­вал кое-какие учёт­ные запи­си поль­зо­ва­те­лей — запись от 03.04.2013

Дру­гой про­бле­мой был шан­таж. Хаке­ры уже при­ду­ма­ли, как устра­и­вать ата­ки на Silk Road, и Роберт­су при­шлось пла­тить за «кры­шу» 50 тысяч дол­ла­ров каж­дую неде­лю. В мае 2013-го года хаке­ры забло­ки­ро­ва­ли сайт на одну неде­лю — и неко­то­рые поль­зо­ва­те­ли инте­ре­со­ва­лись — не про­ис­ки ли это кон­ку­рен­тов. Тем вре­ме­нем появил­ся новый интер­нет-мага­зин неле­галь­ных това­ров, осно­ван­ный на Tor — Atlantis. В YouTube появил­ся реклам­ный ролик Atlantis, так­же был открыт чат с жур­на­ли­ста­ми, в кото­ром пред­ста­ви­тель ново­го сай­та по име­ни Гей­зен­берг заявил, что Atlantis потес­нит Silk Road так же, как Facebook потес­нил MySpace.

Ата­ки воз­об­но­ви­лись. Ата­ку­ю­щие мол­чат. Сайт открыт для всех посе­ти­те­лей, но Tor ино­гда пада­ет, и тогда его при­хо­дит­ся пере­за­пус­кать — запись от 02.05.2013

Штат сотруд­ни­ков Роберт­са рос, хотя под­час отыс­кать новых работ­ни­ков было тяже­ло. Batman73 — дилер по име­ни Питер Неш из Австра­лии сам был кока­ин­щи­ком. Inigo вёл обсуж­де­ния в книж­ном клу­бе сай­та — что Робертс очень оце­нил — но был при этом таким типом пар­ня, кото­рый поло­ви­ну сво­бод­но­го вре­ме­ни про­во­дит в лод­ке, курит мно­го тра­вы и вооб­ще живёт, как хочет. Роберт­су ещё нра­вил­ся Libertas, а Smed был надё­жен в предо­став­ле­нии быст­рой тех­ни­че­ской под­держ­ки.

Помо­гаю Smed отби­вать ата­ку. Сайт почти всё вре­мя лежит. Я устал — запись от 02.05.2013

Бре­мя вла­сти тяж­ким гру­зом лег­ло на пле­чи Роберт­са, и его пара­нойя при­ве­ла его к мыс­ли, что руко­во­ди­тель лег­ко может быть несколь­ки­ми людь­ми. Роберт­су понра­ви­лась эта идея. В интер­вью с Forbes он ска­зал, что явля­ет­ся пре­ем­ни­ком осно­ва­те­ля Silk Road. Это сра­бо­та­ло. На Silk Road было мод­ным обсуж­дать гра­ни лич­но­сти Роберт­са — и неко­то­рые поль­зо­ва­те­ли даже пола­га­ли, что они могут опре­де­лить, когда раз­лич­ные Роберт­сы сме­ня­ли друг дру­га.

«Вы заня­той парень. Сей­час мне кажет­ся, что вы соби­ра­е­тесь дове­сти себя до смер­ти» — так дру­же­люб­но обра­тил­ся к нему постав­щик по име­ни Ноб. «Возь­ми­те отпуск». Робертс был уве­рен, что Ноб — это Пуэр­то-Рикан­ский кар­тель­ный тор­го­вый посред­ник по име­ни Эла­дио Гусман — но прав­да была в том, что он был аген­том DEA Кар­лом Фор­сом. Форс затра­тил более года на созда­ние сво­ей фаль­ши­вой иден­тич­но­сти на Silk Road с целью сбли­зить­ся с Роберт­сом. Они друг дру­гу дове­ря­ли, заси­жи­ва­ясь в ноч­ных чатах так дол­го, что Робертс выбрал Ноба сво­им дове­рен­ным на слу­чай, если ему пона­до­бит­ся гру­бая сила.

Имен­но Ноб посо­ве­то­вал Роберт­су убить сво­е­го работ­ни­ка, Кёр­ти­са Гри­на. После это­го Форс орга­ни­зо­вал фей­ко­вую смерть Кёр­ти­са. Фор­са уди­ви­ло мораль­ное паде­ние Роберт­са — впро­чем, подоб­ное он видел и рань­ше, во вре­мя рабо­ты под при­кры­ти­ем в каче­стве аген­та DEA. Было очень тяже­ло избе­гать соблаз­нов, кото­рые влек­ло за собой ноше­ние лжи­вой личи­ны. Та рабо­та чуть не раз­ру­ши­ла ему жизнь. Он оста­вил её, и обра­тил­ся к Хри­сту. И теперь, впер­вые после тех лет, он, вхо­дя на Silk Road, сно­ва наде­вал на себя фаль­ши­вую лич­ность. Бла­го­да­ря лич­но­сти Ноба Форс смог про­вер­нуть свой финт с Гри­ном, под­го­то­вив таким обра­зом осно­ва­ние для обви­не­ние Роберт­са в сго­во­ре с целью убий­ства. В то же самое вре­мя связь Роберт­са и Ноба ста­но­ви­лось всё проч­ней — теперь они фак­ти­че­ски ста­ли бра­тья­ми по ору­жию.

Теперь Ноб хотел зара­бо­тать на борь­бе Роберт­са с его вра­га­ми. «Вам нужен план на слу­чай непред­ви­ден­ных обсто­я­тельств» — писал Роберт­су Ноб. Агент Форс наде­ял­ся, что рас­ту­щая пара­нойя Робер­ста в кон­це кон­цов поз­во­лит при­ве­сти того пря­мо в лапы DEA.

Робертс поде­лил­ся с ним сво­и­ми опа­се­ни­я­ми насчёт опас­но­стей от пра­во­охра­ни­тель­ных орга­нов, даже не пони­мая, что пря­мо сей­час он раз­го­ва­ри­ва­ет с пред­ста­ви­те­лем DEA. Это было его упу­ще­ни­ем — серьёз­ным упу­ще­ни­ем в мире, про­пи­тан­ном слу­ха­ми об инфор­ма­то­рах и аген­тах спец­служб. Но Робертс хотел кому-то дове­рять — напри­мер, сво­е­му дру­гу Нобу. Silk Road, в кон­це кон­цов, был постро­ен на систе­ме дове­рия. Ну и в допол­не­ние — сам Робертс был оди­нок. «Мне не с кем поде­лить­ся сво­и­ми мыс­ля­ми» — так Робертс одна­жды напи­сал в первую поло­су сооб­ще­ства Silk Road. «Забо­ты о без­опас­но­сти не поз­во­ля­ют — так что спа­си­бо всем за вни­ма­ние».

Пытал­ся пофик­сить кон­фи­ги .onion для фору­ма, но два­жды слу­чи­лась утеч­ка IP-адре­са — 26.05.2013

Так­же Робертс не уде­лил долж­но­го вни­ма­ния опе­ра­ци­он­ной без­опас­но­сти. Для нача­ла — дер­жать днев­ник — было пло­хой иде­ей. Рас­ту­щее тще­сла­вие так­же было его сла­бо­стью. Робертс быст­ро учил­ся про­грам­ми­ро­ва­нию, но в пау­тине Silk Road оста­ва­лись дыр­ки. Но всё же он заве­рял сво­их адми­ни­стра­то­ров, что на сай­те нет ниче­го, что может дать навод­ку на них. Когда один поль­зо­ва­тель с тех­ни­че­ским обра­зо­ва­ни­ем стал мно­го писать Роберт­су — мол, непло­хо бы знать физи­че­ский адрес сво­их сер­ве­ров, Робертс про­игно­ри­ро­вал его совет. Но тот поль­зо­ва­тель пре­ду­пре­дил Роберт­са, что сер­ве­ры запро­сто могут быть ско­пи­ро­ва­ны. «Не вол­нуй­тесь» — ска­зал Робертс — «сер­ве­ра нахо­дят­ся в без­опас­но­сти».

Глава 4. Лаборатория 1А

Вер­нув­шись в Нью-Йорк, Киер­нан занял­ся вос­со­зда­ни­ем систе­мы Silk Road в сво­ей лабо­ра­то­рии. После того, как оно было бы сде­ла­но, Тар­белл и его коман­да смог­ли бы иссле­до­вать систе­му в каче­стве супер­поль­зо­ва­те­лей — то есть взгля­нуть на Silk Road гла­за­ми Роберт­са — и изу­чить устрой­ство, свя­зи и струк­ту­ру сай­та. Конеч­но, это было бы захва­ты­ва­ю­ще — Тар­белл с кол­ле­га­ми сго­ра­ли от любо­пыт­ства. Они все зада­ва­лись вопро­са­ми — что имен­но они там уви­дят. Тар­белл смог бы непо­сред­ствен­но оце­нить раз­мах замыс­ла Роберт­са — как усерд­но он рабо­тал под дав­ле­ни­ем обсто­я­тельств, что­бы раз­вёр­ты­вать и управ­лять сво­им сай­том. Тар­бел­ла инте­ре­со­ва­ло — а сколь­ко он зара­ба­ты­вал на комис­си­ях с про­даж.

Уви­ден­ное им было впе­чат­ля­ю­щим. Тем более что Тар­белл был уве­рен, что Робертс не был про­фес­си­о­наль­ным про­грам­ми­стом. Сайт был сде­лан «на колен­ке» — кустар­ная рабо­та само­уч­ки, мно­го­крат­но пере­де­лы­ва­е­мая. Псев­до­код сай­та был полон ком­мен­та­ри­ев, опи­сы­ва­ю­щих раз­лич­ные экс­пе­ри­мен­ты, кото­рые Робертс испы­ты­вал на сво­ём тесто­вом сер­ве­ре. Киер­нан и Юм изу­ча­ли при­ват­ные сооб­ще­ния, фору­мы, депо­зит­ный счёт Bitcoin-ов, из кото­ро­го Робертс каж­дый суб­бот­ний вечер извле­кал свою долю — а глав­ный сер­вер Bitcoin отоб­ра­жал все сдел­ки с постав­щи­ка­ми.

Мно­го вре­ме­ни они про­ве­ли в лабо­ра­то­рии, кото­рую окре­сти­ли Ком­на­той Вой­ны. Тар­белл чув­ство­вал себя как в послед­ние неде­ли обу­че­ния в кол­ле­дже. Кол­ле­ги увле­чён­но копа­лись в мате­ри­а­лах Silk Road, даже пере­нес­ли ланч в лабо­ра­то­рию из каби­не­та сни­зу. Ко вто­рой поло­вине дня появи­лась чуда­ко­ва­тость, когда Тар­белл позвал всех на пере­рыв выпить сель­тер­ской мине­рал­ки, и устро­ил тан­цы вокруг бутыл­ки, напе­вая «Пре­крас­ный Пол­день». Со вре­ме­нем шут­ки ста­ли ста­но­вить­ся более стран­ны­ми — когда, напри­мер, Юм поста­вил в Ком­на­те Вой­ны знак, на кото­ром было напи­са­но «Lab1a». К радо­сти кибер­под­раз­де­ле­ния, никто из ком­пью­тер­но-негра­мот­ных сотруд­ни­ков ФБР не заме­тил, что в этом зна­ке был зашиф­ро­ван спи­сок жен­ских пре­ле­стей.

Пока Юм и Киер­нан рабо­та­ли за сво­и­ми маши­на­ми, Тар­белл про­шер­стил 1400 стра­ниц логов чата с Роберт­сом — и нако­нец-то стал пони­мать, что он за чело­век. С раз­ны­ми людь­ми Робертс вёл себя по-раз­но­му. Ино­гда он был забот­ли­вым и заня­тым, в дру­гих слу­ча­ях — пере­мен­чи­вым и гор­дым. В кон­це кон­цов, он при­нял убий­ство как необ­хо­ди­мость дело­вой прак­ти­ки.

Про­би­ра­ясь через пере­пис­ку Роберт­са, Тар­белл был удив­лён, обна­ру­жив дока­за­тель­ства совер­ше­ния дру­гих заказ­ных убийств — на этот раз убийств шан­та­жи­стов. Это была запу­тан­ная исто­рия, но когда Тар­белл собрал всё воеди­но, он обна­ру­жил, что юзер FriendlyChemist (Доб­рый Химик) шан­та­жи­ро­вал Роберт­са, а дру­гой юзер — Redandwhite (Крас­ное и Белое), утвер­ждав­ший что явля­ет­ся чле­ном сооб­ще­ства Hells Angels (Адские Анге­лы), согла­сил­ся убить шан­та­жи­ста — а вслед за ним вызва­лись и дру­гие. За при­лич­ную пла­ту, конеч­но же.

Смер­то­нос­ный Пират Робертс 3/27/2013 23:38
По-мое­му, FriendlyChemist явля­ет­ся серьёз­ной поме­хой, и я ниче­го не имею про­тив, если он будет каз­нён… у меня есть сле­ду­ю­щая инфор­ма­ция:
Блейк Кро­ков
Живёт в квар­ти­ре напро­тив Пля­жа Белых Кам­ней
Воз­раст: 34
Область: Бри­тан­ская Колум­бия
Жена + 3 ребён­ка

Будучи по духу пред­при­ни­ма­те­лем, Робертс при­гла­сил Адских Анге­лов на Silk Road в каче­стве новых постав­щи­ков услуг, посо­ве­то­вав юзе­ру Redandwhite «почи­тать вики и фору­мы». Затем они вер­ну­лись к обсуж­де­нию сто­и­мо­сти убий­ства. По при­ня­тым усло­ви­ям, если у уби­то­го обна­ру­жи­ва­ют­ся при себе какие-то день­ги, то убий­ца име­ет пра­во полу­чить их часть. Если же вы хоти­те, что­бы смерть выгля­де­ла как несчаст­ный слу­чай, то сто­ить это будет доро­же. «Чистое убий­ство» обхо­дит­ся при­мер­но в 300 тысяч дол­ла­ров (вклю­чая тран­зак­ци­он­ные издерж­ки). Смер­то­нос­ный Пират Робертс был потря­сён. В кон­це кон­цов, он недав­но выло­жил 80 тысяч дол­ла­ров за убий­ство Кёр­ти­са Гри­на. Он начал тор­го­вать­ся с поку­па­те­ля­ми.

Смер­то­нос­ный Пират Робертс 3/31/2013 8:59
Не хочу пока­зать­ся ныти­ком, но по-мое­му, цена явно завы­ше­на. Не так дав­но я устро­ил чистое убий­ство за 80 тысяч дол­ла­ров. Вы пред­ла­га­е­те намно­го боль­шую цену — ваши услу­ги на поря­док каче­ствен­нее?
Redandwhite 3/31/2013 11:16
Я изви­ня­юсь, но мы ниче­го не будем делать за такую цену. Луч­шее, что я могу сде­лать — это замо­чить его за 150 тысяч.

В инте­ре­сах «успеш­но­го биз­нес-сотруд­ни­че­ства» Адские Анге­лы согла­си­лись на 150 тысяч дол­ла­ров — или 1655 бит­кой­нов за одно убий­ство. «Уда­чи вам и без­опас­но­сти» — поже­лал Робертс на про­ща­ние. На сле­ду­ю­щий день он спро­сил у них об успе­хе.

Redandwhite 4/1/2013 22:06
Ваша зада­ча была реше­на… Може­те отды­хать, этот чело­век боль­ше нико­го не будет шан­та­жи­ро­вать.
Смер­то­нос­ный Пират Робертс 4/02/2013 00:55
Отлич­ная рабо­та.

Тар­белл нико­гда не видел ниче­го подоб­но­го. Это был про­то­кол все­го пре­ступ­но­го сго­во­ра — с ука­за­ни­я­ми точ­ной даты и вре­ме­ни. Потом ока­за­лось, что Redandwhite ска­зал Роберт­су, что уби­тый ими шан­та­жист рабо­тал с дру­гим пар­нем, печаль­но извест­ным на Silk Road мошен­ни­ком под ником Tony76. Робертс не стес­ня­ясь, сде­лал запрос на его устра­не­ние, но у Tony76 были сосе­ди по дому, кото­рые были его сообщ­ни­ка­ми. Воз­мож­но, были. Хоро­шо — ска­зал Робертс. Раз­бе­ри­тесь с ними тоже, и при­шли­те мне фото­гра­фи­че­ские дока­за­тель­ства, когда рабо­та будет выпол­не­на. Нако­нец, Робертс и Redandwhite про­ве­ли неко­то­рое вре­мя за раз­ра­бот­кой чата с Адски­ми Анге­ла­ми, зани­ма­ясь отлад­кой пла­ги­на, пред­на­зна­чен­но­го для загруз­ки изоб­ра­же­ний — а заод­но обсу­ди­ли цены и усло­вия ново­го спис­ка заказ­ных убийств.

Смер­то­нос­ный Пират Робертс 4/8/2013 18:50
По, мое­му ваша про­бле­ма в том, что вам сле­ду­ет исполь­зо­вать порт 9150, а не 9151… хм… 500 тысяч дол­ла­ров в виде бит­кой­нов отправ­ле­ны на:
1MwvS1idEevZ5gd428TjL3hB2kHaBH9WTL

И через неде­лю:
Redandwhite 4/15/2013 10:11
Та про­бле­ма была реше­на

Тар­белл читал пере­пис­ку Роберт­са в обрат­ном поряд­ке — и его взо­ру пред­стал тот стран­ный про­цесс — жизнь Роберт­са, иду­щая в обрат­ную сто­ро­ну, его обрат­ное пре­вра­ще­ние их хлад­но­кров­но­го пала­ча в преж­не­го иде­а­ли­ста, сосре­до­то­чен­но­го на лич­ном сча­стье людей. Какая-то либер­та­ри­ан­ская уто­пия — поду­мал Тар­белл. Впро­чем, он не был осо­бо удив­лён. Все систе­мы име­ют склон­ность к пор­че — интер­нет в их чис­ле. Тар­белл думал — а всё ведь навер­ня­ка начи­на­лось как в сво­бод­ных пре­ри­ях — пока люди не ста­ли этой сво­бо­дой зло­упо­треб­лять. Вот поче­му нужен шериф. Свер­ху на схе­ме, нари­со­ван­ной Тар­бел­лом, был IP-адрес с име­нем: Frosty. Это был ID, кото­рый он нашёл на сер­вер­ной короб­ке в Ислан­дии. Дол­гое вре­мя смысл это­го име­ни оста­вал­ся для них непо­нят­ным, пока Юм и Киер­нан не собра­ли неко­то­рые дру­гие кусоч­ки голо­во­лом­ки. Ока­за­лось, что у сер­ве­ров Silk Road была систе­мы вхо­да, орга­ни­зо­ван­ная одним дове­рен­ным ком­пью­те­ром для осталь­ных машин, чьи клю­чи шиф­ро­ва­ния закан­чи­ва­лись на frosty@frosty.

Это озна­ча­ло, что все эти ком­пью­те­ры исполь­зо­ва­ли один дру­же­ствен­ный ключ, что­бы обме­ни­вать­ся инфор­ма­ци­ей с одной маши­ной. Тар­белл взгля­нул на свою диа­грам­му, на кото­рой была начер­че­на топо­ло­гия сети. Одним из узлов сети был ком­пью­тер Frosty, и тот, кто сидел за ним, и был Смер­то­нос­ным Пира­том Роберт­сом.

Дело раз­во­ра­чи­ва­лось, и Тар­белл со сво­ей коман­дой рабо­та­ли по мно­го часов даже в выход­ные, сняв пиджа­ки и зака­тив рука­ва, до тем­но­ты заси­жи­ва­ясь дол­ги­ми лет­ни­ми дня­ми. Тар­белл любил вре­мя в пят­ни­цу после 17 часов — когда кон­ди­ци­о­нер авто­ма­ти­че­ски отклю­чал­ся, КПЗ опу­сто­шал­ся — и нако­нец, он мог по-нор­маль­но­му думать в уста­но­вив­шей­ся тишине.

В кон­це кон­цов, это было позд­нее лето. В офи­сах феде­ра­лов кон­ди­ци­о­не­ры рабо­та­ли по тай­ме­рам — и теперь они выклю­чи­лись до 8:15 бли­жай­ше­го поне­дель­ни­ка. Так что в вос­кре­се­нье в пол­день, когда рабо­та кипе­ла, Тар­белл, сидя на сво­ём месте, раз­де­вал­ся до ниж­не­го белья.

Един­ствен­ной ком­на­той, где про­дол­жа­ли рабо­тать кон­ди­ци­о­не­ры, была лабо­ра­то­рия, кото­рая охла­жда­лась для того, что­бы нахо­дя­ща­я­ся там элек­тро­ни­ка мог­ла рабо­тать. В один пре­крас­ный день Тар­белл и Юм пред­при­ня­ли отча­ян­ную попыт­ку охла­дить свои рабо­чие места с помо­щью вен­ти­ля­то­ров. Это немно­го помог­ло. Тар­белл сидел в сво­ей май­ке с изоб­ра­же­ни­ем фут­боль­но­го мат­ча, и ряды вен­ти­ля­то­ров тяну­лись вдоль стен холод­но­го поме­ще­ния, в кото­ром эрзац-сер­ве­ра сай­та Silk Road про­дол­жал рабо­тать и гудеть, так же по-преж­не­му хра­ня свои сек­ре­ты.

Глава 5. Глен Парк

Росс и Алекс быст­ро сдру­жи­лись, живя в сво­ём новом доме. Ино­гда они ноча­ми про­си­жи­ва­ли вме­сте, смот­ря «Царя Горы» — фильм, кото­рый напо­ми­нал Рос­су о доме. Его новый дом выгля­дел как насмеш­ка над его ста­рым при­го­род­ным семей­ным домом. В кон­це кон­цов Алек­су уда­лось встре­тить­ся с семьёй Рос­са во вре­мя одно­го уикен­да. Роди­те­ли Рос­са про­из­во­ди­ли впе­чат­ле­ние доб­рых людей, вос­пи­тав­ших хоро­ше­го сына. Посе­лив­шись в новой ком­на­те, Росс при­нёс кое-какие вещи, при­зван­ные сде­лать его жизнь более ком­фор­та­бель­ной: лам­пу, белый кожа­ный диван, и стол для сво­е­го ноут­бу­ка фир­мы Samsung. Одна­ко в его сете­вой жиз­ни было не всё так хоро­шо.

На дру­гом кон­це стра­ны Форс, агент DEA, думал, какую ему мож­но извлечь выго­ду из труд­но­стей Роберт­са. Он рас­ска­зал Роберт­су о неком Кевине, кото­ро­го пред­ло­жил в каче­стве аген­та контр­раз­вед­ки для помо­щи в раз­вяз­ке рас­ту­щих про­блем Silk Road. Ноб объ­яс­нил, что тот подоб­но всем успеш­ным мафи­о­зи, у него есть «свой парень» из кор­рум­пи­ро­ван­ных работ­ни­ков Мини­стер­ства Юсти­ции. Кевин — кото­рый, на самом деле тоже был самим Фор­сом — яко­бы вла­дел цен­ной для Роберт­са инфор­ма­ци­ей. Форс сооб­щил сво­им руко­во­ди­те­лям, что это заста­вит Ноба выгля­деть все­зна­ю­щим, и повы­сит дове­рие Роберт­са к нему. Ссы­ла­ясь на Кеви­на, Ноб пред­ска­зал про­бле­мы, кото­рые вско­ре воз­ник­нут у поль­зо­ва­те­лей и постав­щи­ков Silk Road. Мир ста­но­вит­ся опас­нее — гово­рил Ноб Роберт­су. Он пытал­ся убе­дить Роберт­са в необ­хо­ди­мо­сти нали­чия «30-секунд­но­го пла­на спа­се­ния», пред­ла­гая ему раз­лич­ные вари­ан­ты это­го пла­на.

Dread: Може­те ли вы мне объ­яс­нить, поче­му вы пред­ла­га­е­те этот марш­рут побе­га?
Nob: Алжир не выда­ёт США пре­ступ­ни­ков.
Nob: Кро­ме того, вы же не жела­е­те лететь само­лё­том из сво­ей стра­ны?

Росс конеч­но же делал при­го­тов­ле­ния. Он летал в Доми­ни­ку — кро­шеч­ную нало­го­вую офф­шо­ру в Кариб­ском море, и подал туда заяв­ку об «эко­но­ми­че­ском граж­дан­стве». Он так­же пред­при­ни­мал попыт­ки назна­чить себе пре­ем­ни­ков на слу­чай, если побег ста­нет необ­хо­ди­мым. Робертс сде­лал спе­ци­аль­ный форум под назва­ни­ем «Пер­со­наль­ный Чат» для сво­их наи­бо­лее высо­ко­по­став­лен­ных адми­ни­стра­то­ров — вклю­чая Batman73, Inigo и нович­ка под ником Cirrus. Робертс объ­яс­нил сво­им адми­нам об упав­ших на него труд­но­стях, и что он хочет немно­го пере­дох­нуть. Несмот­ря на хаос, раз­во­ра­чи­ва­ю­щий­ся вокруг Silk Road, Робертс взял себе выход­ные, пере­дав свои еже­днев­ные обя­зан­но­сти сво­им под­руч­ным. Росс про­вёл уикенд с о сво­ей ста­рой любо­вью Джу­ли­ей — чув­ствен­ным моло­дым фото­гра­фом, с кото­рой он позна­ко­мил­ся в круж­ке по обу­че­нию игры на бара­бане.

Она при­ле­те­ла из Ости­на, и чув­ство­ва­ла, что их отно­ше­ния воз­ро­ди­лись — в ста­рые доб­рые вре­ме­на, но всё же что-то в них было не так. Росс всё ещё жил в доме в Glen Park, как и рань­ше носил выцвет­шую крас­ную коф­ту и питал­ся по сво­ей пале­о­ди­е­те, но, каза­лось, он стал выгля­деть счаст­ли­вее. У них было мно­го сек­са, похо­дов на тан­цы и про­гу­лок по горо­ду, а одна­жды вече­ром про­сто сиде­ли на ска­лах, и смот­ре­ли на Тихий Оке­ан. Вда­ле­ке, закры­вая солн­це, под­ни­мал­ся мост Золо­тые Вра­та. И тут Джу­лия реши­ла, что это хоро­ший момент, что­бы сфо­то­гра­фи­ро­вать­ся топлесс. Она сня­ла свой жёл­тый сара­фан, и Росс достал фото­ап­па­рат. Её совер­шен­но не сму­ти­ло, когда пара тури­стов заста­ла их за этим заня­ти­ем. Росс сде­лал сним­ки, и они, хихи­кая, побе­жа­ли обрат­но к горо­ду.

Росс стал боль­ше вре­ме­ни про­во­дить со сво­и­ми сосе­дя­ми. Так, он стал ходить гулять вме­сте с жив­шей с ним через кори­дор девоч­кой и с её парой длин­но­шерст­ных чиху­ахуа.

Глава 6. ($curl_error)

Жер­но­ва феде­раль­но­го пра­ви­тель­ства мелют мед­лен­но, но тща­тель­но. И, как Росс напи­сал в сво­ём днев­ни­ке в 2011 году, когда Silk Road впер­вые попал во вни­ма­ние чле­нов Сена­та США, он знал, что про­бу­дил «самую могу­чую орга­ни­за­цию на пла­не­те». Два года спу­стя, Крис Тар­белл лежал на сво­ей кро­ва­ти дома, а его жена Саб­ри­на гото­ви­ла пищу в дру­гой ком­на­те, а рядом с ним шум­но рез­ви­лись его дети — и тут ему позво­ни­ли, и назва­ли имя: «Росс Уль­брихт».

Недав­но Тар­белл был на кон­фе­рен­ции с работ­ни­ка­ми аме­ри­кан­ской про­ку­ра­ту­ры, назна­чен­ной по ини­ци­а­ти­ве Джа­ре­да Тер-Еги­а­я­на, аген­та Бюро Внут­рен­ней Без­опас­но­сти. Тер-Еги­а­ян рабо­тал на таможне в меж­ду­на­род­ном аэро­пор­ту Чика­го О’Ха­ре, и там часто обна­ру­жи­вал в поч­то­вых отправ­ле­ни­ях роз­нич­ные посыл­ки с нар­ко­ти­ка­ми, отправ­ля­е­мые ино­стран­ны­ми рей­са­ми. Все посыл­ки были тща­тель­но завёр­ну­ты, а в каче­стве обрат­но­го адре­са был ука­зан StudyAbroad.com. Это, как раз­уз­нал Тер-Еги­а­ян, было постав­щи­ком, извест­ным так­же как Silk Road.

Тер-Еги­а­ян озна­ко­мил­ся с сай­том доста­точ­но хоро­шо, что­бы аре­сто­вать низ­ко­уров­не­во­го адми­ни­стра­то­ра под ник­ней­мом Cirrus, а затем заста­вить её сотруд­ни­чать, и запо­лу­чить доступ к сай­ту через её акка­унт. Сей­час Cirrus под­ня­лась в ран­ге, став при­ви­ле­ги­ро­ван­ным инсай­де­ром. Тар­белл при­гла­сил Тер-Еги­а­я­на Нью-Йорк, что­бы тот рабо­тал с CY2.

В тот день к ним при­со­еди­нил­ся ещё один агент IRS, Гар­ри Алфорд. Как ока­за­лось, он уже бывал в Ком­на­те Вой­ны Тар­бел­ла — Алфорд был чинов­ни­ком США, он уже зани­мал­ся рабо­той над дру­гим про­ек­том, свя­зан­ным с Bitcoin. При­дя, он бро­сил бег­лый взгляд на диа­грам­му. «О, это забав­но» — ска­зал Алфорд. Неко­то­рое вре­мя он рабо­тал с раз­лич­ны­ми агент­ства­ми над рас­сле­до­ва­ни­ем дела Silk Road. «Во вре­мя рабо­ты в Сан-Фран­цис­ко я обна­ру­жил кое-какую зацеп­ку» — ска­зал он коман­де — «и я про­дол­жу поис­ки».

Они реши­ли уста­но­вить физи­че­ское наблю­де­ние, что­бы про­ве­рить — а не удаст­ся ли им обна­ру­жить какую-то связь меж­ду исполь­зо­ва­ни­ем интер­не­та Рос­сом и сете­вой актив­но­стью Пира­та Роберт­са

Вско­ре Алфорд рас­ска­зал, что имен­но он нашёл. Несколь­ки­ми меся­ца­ми ранее Алфорд про­вёл сле­ду­ю­щие рас­суж­де­ния: кто бы ни осно­вал Silk Road, он навер­ня­ка пытал­ся про­пи­а­рить его на обыч­ных веб-сай­тах, где соби­ра­ет­ся ауди­то­рия, мыс­ля­щая схо­жим обра­зом. Он искал упо­ми­на­ния сай­та с того вре­ме­ни, как он толь­ко открыл­ся — и нашёл, что 27 янва­ря 2011 года — через несколь­ко дней после стар­та Silk Road, некто на фору­ме shoomery.org оста­вил ком­мен­та­рий, в кото­ром упо­ми­нал­ся сам Silk Road. Поль­зо­ва­тель под ником Altoid писал о захва­ты­ва­ю­щем новом «сер­ви­се, кото­рый обес­пе­чи­ва­ет воз­мож­ность поку­пать и про­да­вать что угод­но и ано­ним­но».

Поис­ки в Google по име­ни Altoid при­ве­ло аген­та на форум про­грам­ми­стов баз дан­ных, к теме, в кото­рой обсуж­да­лись ошиб­ки пере­пол­не­ния сте­ка — теме, дати­ро­ван­ной 16 мар­та 2013‑м годом. Вопрос зву­чал так — «как я могу под­со­еди­нить­ся к скры­то­му сер­ве­ру Tor с исполь­зо­ва­ни­ем php или curl?» Обрат­ный адрес поль­зо­ва­те­ля, задав­ший вопрос, был rossulbricht@gmail.com. И через мину­ту после отправ­ки вопро­са тот поль­зо­ва­тель сме­нил свой псев­до­ним на Frosty.

В IRS не зна­ли, что всё это обо­зна­ча­ло, так что на этом тогда рас­сле­до­ва­ние закон­чи­лось. Эта инфор­ма­ция висе­ла в деле, пока по неве­ро­ят­ной уда­че Алфорд не ока­зал­ся в лабо­ра­то­рии Тар­бел­ла, и не уви­дел там кар­ту с доро­га­ми, веду­щи­ми к неко­му Frosty. Тер-Еги­а­ян про­бил имя Рос­са Уль­брих­та в феде­раль­ной базе дан­ных, и обна­ру­жил отчёт Бюро Внут­рен­ней Без­опас­но­сти о полу­че­нии Рос­сом под­дель­ных удо­сто­ве­ре­ний лич­но­сти. Быст­рый поиск его послед­не­го адре­са про­жи­ва­ния пока­зал, что он живёт в поло­вине квар­та­ла от Кафе Луна, в Сан-Фран­цис­ко — и имен­но там рас­по­ло­жен один из узлов кар­ты Тар­бел­ла (Отту­да адми­ни­стра­тор сай­та логи­нил­ся в VPN Silk Road).

Тар­белл был в экс­та­зе. Нако­нец-то был най­ден недо­ста­ю­щий фраг­мент моза­и­ки, конец элек­трон­ной тро­пин­ки к цели. Тар­белл думал — было весь­ма забав­но дер­жать клю­чи откры­ты­ми. В кон­це кон­цов, Google оста­вал­ся одним из луч­ших инстру­мен­тов пра­во­хра­ни­тель­ных орга­нов. Понят­но, что пона­ча­лу Росс не ожи­дал, что Silk Road будет иметь такой успех, и пона­ча­лу был весь­ма неосто­ро­жен. Но в инфор­ма­ци­он­ную эпо­ху сле­ды остав­лен­ные по одно­крат­ной неосто­рож­но­сти, оста­нут­ся навсе­гда.

Быст­рый обзор актив­но­сти Рос­са в соци­аль­ных сетях пока­зал, что его циф­ро­вой порт­рет неве­ро­ят­но схож с Смер­то­нос­ным Пира­том Роберт­сом. Его про­филь на LinkedIn был полон подоб­ной либер­та­ри­ан­ской рито­ри­ки. Его люби­мы­ми видео на YouTube были видео­лек­ции из инсти­ту­та Мизе­са — уче­ние кото­ро­го было кра­е­уголь­ным кам­нем миро­воз­зре­ния Роберт­са. На Google+ (где его про­филь был под­пи­сан как «муже­ствен­ный, сек­су­аль­ный, не очень тол­стый») он зада­вал вопро­сы «Зна­ет ли кто-то, как рабо­та­ют UPS, FedEx или DHL?» В лабо­ра­то­рии Киер­нан нашёл уча­сток кода с сай­та Silk Road, сов­па­дав­ший с тем, кото­рый Рос­су поре­ко­мен­до­ва­ли для борь­бы с пере­пол­не­ни­ем сте­ка.

«Мы его нашли» — рапор­то­вал Тар­белл сво­е­му началь­ству на сле­ду­ю­щий день.
Он отпра­вил запрос послать в Сан-Фран­цис­ко коман­ду наблю­де­ния из двух аген­тов, кото­рые будут сле­дить за Рос­сом. Они сле­ди­ли за тем, как он жил в сво­ём доме вме­сте с Алек­сом, допозд­на рабо­тая с зашиф­ро­ван­ным кана­лом свя­зи. Ино­гда он вста­вал, и, подоб­но про­чим жите­лям Сан-Фран­цис­ко, взяв свой ноут­бук, ухо­дил в кафе, что­бы пора­бо­тать там.

Про­смотр элек­трон­ной почты Рос­са тре­бо­вал орде­ра, выда­ва­е­мо­го толь­ко через суд — но на тот момент не было доста­точ­но дока­за­тельств для ува­жи­тель­ной при­чи­ны для выда­чи тако­во­го. Посе­му, сле­до­ва­те­ли реши­ли исполь­зо­вать физи­че­ское наблю­де­ние, что­бы попро­бо­вать заме­тить связь меж­ду актив­но­стью Рос­са в интер­не­те и актив­но­стью Роберт­са на Silk Road. Соот­вет­ствие было обна­ру­же­но; актив­ность Роберт­са сов­па­да­ла с актив­но­стью Рос­са. Каж­дый раз, когда Росс вклю­чал свой ком­пью­тер, Робертс логи­нил­ся на Silk Road. А когда Росс выклю­чал свой ноут­бук, то и Робертс ухо­дил с Silk Road. И эта зако­но­мер­ность не нару­ша­лась в тече­ние недель. Дома и в кафе, утром и позд­ним вече­ром, Росс и Робертс дей­ство­ва­ли син­хрон­но. Одна­жды, Робертс ска­зал, что в пол­день он будет отсут­ство­вать — и физи­че­ское наблю­де­ние уста­но­ви­ло, что в пол­день Росс пошёл в парк вме­сте со сво­ей сосед­кой и её дву­мя соба­ка­ми чиху­ахуа. Они лежа­ли на тра­ве и лази­ли по дубу, что­бы вынуть из его вет­вей какую-то шту­ку из сине­го пла­сти­ка.

Тар­белл начал пле­сти свои пла­ны. Это была слож­ная опе­ра­ция — неза­мет­но похи­тить Bitcoin‑ы сай­та, добыть себе копию Silk Road, а так­же послать людей из ФБР в Ислан­дию и во Фран­цию. Тар­белл так­же вол­но­вал­ся, что сей­час они мог­ли бы слу­чай­но спуг­нуть Рос­са. Он даже удив­лял­ся — поче­му же Росс до сих пор не забес­по­ко­ил­ся. Тер-Еги­а­ян под ник­ней­мом Cirrus ныне нахо­дил­ся во внут­рен­нем кру­ге при­бли­жён­ных Роберт­са, и пре­крас­но знал, что тот сей­час испы­ты­ва­ет боль­шие про­бле­мы. Тар­белл пола­гал, что Росс был доста­точ­но смыш­лён, что­бы вовре­мя соско­чить. В самом деле, агент Форс под личи­ной Ноба побуж­дал Рос­са пустить­ся в бега. Форс был немно­го в сто­роне от обще­го рас­сле­до­ва­ния, но ему была заго­тов­ле­на важ­ная роль — убе­дить кибер­пре­ступ­ни­ка встре­тит­ся с ним в каком-нибудь аэро­пор­ту под пред­ло­гом помо­щи ему с без­опас­ным про­хо­дом, и там его аре­сто­вать. Что­бы под­стег­нуть Роберт­са, Форс отме­тил, что если его схва­тят, то тюрь­ма не будет для него без­опас­ным местом.

Nob: Вы мне как род­ной. Но я дол­жен ска­зать вам, что я убил несколь­ких людей, кото­рые попа­да­ли в тюрь­му. Это сде­лать доволь­но лег­ко и дёше­во.

Но Росс не желал бежать. Его над­мен­ность, опи­ра­ю­ща­я­ся на веру в непри­ступ­ность Tor‑а и вели­чие соб­ствен­но­го интел­лек­та толь­ко рос­ла. Он пола­гал, что был непо­бе­дим. Даже тре­вож­ные зна­ки и мая­чив­шие на гори­зон­те феде­ра­лы не сму­ти­ли его. Росс ска­зал одно­му сво­е­му кан­ди­да­ту в сотруд­ни­ки, что его нико­гда не пой­ма­ют. «Реаль­но» — ска­зал он — «един­ствен­ный спо­соб для них дока­зать что-либо — это толь­ко уви­деть непо­сред­ствен­но, как ты захо­дишь на сайт, и дела­ешь свою рабо­ту».

Глава 7. Будь в позитиве!

Она чита­ла бро­шю­ру о жиз­ни в Сан-Фран­цис­ко. Вокруг кост­ра на оке­ан­ском пля­же собра­лась груп­па дети­шек, кото­рые, сидя под полу­ме­ся­цем, слу­ша­ли, как её друг Росс играл на бара­бане-джем­бе. Это был их пер­вый уик­энд этим бабьим летом. О, это чудес­ное вре­мя в Сан-Фран­цис­ко, когда все дела ухо­дят, и вы може­те спо­кой­но поси­деть на пес­ке, любу­ясь видом на Парк «Золо­тые Воро­та», слу­шая, как тём­ные вол­ны раз­би­ва­ют­ся о берег. Алекс открыл шам­пан­ское Tecates, и выпил его вме­сте с Рос­сом, а затем он подыг­ры­вал на бара­бане тому чува­ку, кото­рый рядом играл «Wonderwall» на гита­ре.

К полу­но­чи их отдых был пре­рван трой­кой поли­цей­ских, кото­рые потре­бо­ва­ли от них убрать костёр. «Ника­ких кост­ров после 11» — ска­за­ли они. Груп­па отпра­ви­лась про­дол­жать гулян­ку в свой дом в Глен Пар­ке, усев­шись на бал­коне и рас­пи­вая спирт­ные напит­ки. Ребя­та из сосед­не­го дома тоже усе­лись на бал­коне, попи­вая сан­грию — а затем они пере­да­ли ста­кан Рос­су. Он взял Кле­мен­ти­ну — одну из соба­чек-чиху­ахуа, живу­щую у него в доме, и при­жал её к себе шар­фом — как малень­ко­го ребён­ка. Алекс в пер­вый раз уви­дел Рос­са пья­ным — и это заста­ви­ло его улыб­нуть­ся.

«Давай­те пой­дём внутрь и устро­им джем» — ска­зал Алекс. И они его устро­и­ли — Алекс играл на пиа­ни­но, Росс — опять на сво­ём джем­бе, а несколь­ко дру­зей им под­пе­ва­ли. Музы­ка сли­ва­лась в гип­но­ти­зи­ру­ю­щую повто­ря­ю­щу­ю­ся мело­дию — и ночь тяну­лась подоб­но дже­му, пока все гости не разо­шлись по сво­им ком­на­там или не ушли прочь за дверь. «Ха» — ска­зал Росс, поло­жа руку на бара­бан — «я не могу удер­жать вре­мя».

В сете­вой жиз­ни Рос­са — в его управ­ле­нии Silk Road — так­же царил пол­ный раз­лад. Он запи­сал все свои неуда­чи в сво­ём жур­на­ле. Пред­ста­ви­те­ли пра­во­охра­ни­тель­ных орга­нов пыта­лись про­ник­нуть на фору­мы. Неко­то­рые круп­ные постав­щи­ки обанк­ро­ти­лись. У него про­па­ли день­ги, напри­мер в мае, когда пра­ви­тель­ство захва­ти­ло 2 мил­ли­о­на дол­ла­ров на Mt. Gox, круп­ней­шем в мире обмен­ни­ке Bitcoin-ов, на кото­ром про­во­ди­лись неко­то­рые клю­че­вые сдел­ки Silk Road. Redandwhite, на кото­ро­го не было упра­вы, убе­дил Рос­са дать ему 500 тысяч дол­ла­ров, а затем исчез. Даже его друг Ноб стал делать ему заву­а­ли­ро­ван­ные угро­зы о том, как лег­ко он может убить сидя­ще­го в тюрь­ме чело­ве­ка.

Вви­ду раз­вер­нув­ше­го­ся хао­са, Робертс пере­го­во­рил с Libertas — одним из его дове­рен­ных адми­нов — о том, что­бы тот в слу­чае чего взял управ­ле­ние Silk Road на себя — но он нико­гда не давал ему досту­па к сер­ве­ру. Будучи Роберт­сом, он не пытал­ся дер­жать язык за зуба­ми, и откро­вен­ни­чал с Cirrus — кото­рый в кон­це сен­тяб­ря при­сут­ство­вал на бри­фин­ге с боль­шой коман­дой аген­тов ФБР в Сан-Фран­цис­ко. И кото­рый вме­сте с Тар­бел­лом и Киер­на­ном уже гото­вил­ся аре­сто­вать Рос­са.

Если Росс и дога­ды­вал­ся, что над ним уже затя­ги­ва­ет­ся пет­ля — то он не пода­вал виду. В тече­ние несколь­ких дней после гулян­ки на оке­ан­ском бере­гу, он про­дол­жал рабо­тать за сво­им неиз­мен­ным сто­лом — а так­же сде­лал Джу­лии в Остин зво­нок, ска­зав ей, что он соби­ра­ет­ся посе­тить её в нояб­ре. Она посла­ла ему ост­рые фото­гра­фии, где она тан­це­ва­ла голой — что­бы раз­жечь его страсть. В тот поне­дель­ник, ночью, Росс напи­сал в сво­ём днев­ни­ке: «Теперь я понял, что есть необ­хо­ди­мость в том, что­бы хоро­шо поесть, поспать и пораз­мыш­лять о том, как я могу даль­ше оста­вать­ся уве­рен­ным в себе и тру­до­спо­соб­ным».

Глава 8. Повелитель умов

Заку­соч­ная в аэро­пор­те Мар­ри­от Сан-Фран­цис­ко была почти пустой в 6 часов утра во втор­ник, 1 октяб­ря 2013-го года, когда Тар­белл встре­тил­ся с Киер­на­ном и Тер-Еги­а­я­ном за скуд­ным зав­тра­ком. Тар­белл уже не спал два дня с момен­та при­бы­тия в Сан-Фран­цис­ко. Он и его коман­да из Нью-Йор­ка были на взво­де, выжи­дая удач­ный момент. Как обыч­но, воз­ник­ли бюро­кра­ти­че­ские слож­но­сти. Silk Road был делом Тар­бел­ла, но он и люди из CY2 име­ли удо­воль­ствие побы­вать в офи­се ФБР из Сан-Фран­цис­ко, где им назна­чи­ли помощ­ни­ком спе­ци­аль­но­го аген­та, кото­рый — как гово­ри­ли копы — «был пред­на­зна­чен для аре­стов».

Мест­ное отде­ле­ние ФБР хоте­ло устро­ить дра­ма­ти­че­скую обла­ву на дом Рос­са в сво­ём обык­но­вен­ном сти­ле. Тар­бел­лу не нра­ви­лась эта идея. Он не хотел повто­рить ту ошиб­ку, кото­рую он допу­стил во вре­мя сво­е­го пер­во­го рас­сле­до­ва­ния пре­ступ­ле­ния — когда в Чика­го он аре­сто­вал хак­ти­ви­ста по име­ни Дже­ре­ми Хам­монд. В тот раз, когда коман­да SWAT, бро­сая шумо­вые гра­на­ты, ворва­лась в апар­та­мен­ты Хам­мон­да — он немед­лен­но при­шёл в готов­ность, и закрыл крыш­ку сво­е­го ноут­бу­ка, навсе­гда запе­ча­тав хра­нив­шу­ю­ся в нём инфор­ма­цию.

Под­раз­де­ле­нию SWAT не сто­ит в этот раз устра­и­вать подоб­ное — решил Тар­белл. Здесь тре­бу­ют­ся более тон­кие мето­ды. Для того, что­бы схва­тить и раз­об­ла­чить кибер­пре­ступ­ни­ка, тре­бу­ют­ся пря­мые дока­за­тель­ства, спря­тан­ные в ком­пью­те­ре Рос­са. Тар­белл хотел схва­тить Рос­са тогда, когда он будет в интер­не­те — как гово­рить­ся, «с паль­ца­ми на кла­ви­а­ту­ре». Тар­белл уже читал чат Роберт­са о том, насколь­ко защи­ще­на его систе­ма, и что одно нажа­тие кла­ви­ши может всё сте­реть. И у него не было пра­ва на ошиб­ку. Он дол­жен был дей­ство­вать абсо­лют­но неожи­дан­но.

Тем не менее, пла­ни­ро­ва­ние стра­те­гии напа­де­ния застря­ло на месте. «Спа­си­бо за вашу помощь» — отве­тит Тар­бел­лу мест­ный руко­во­ди­тель ФБР — «И вот теперь наш план». Пред­по­ла­га­лось задей­ство­вать три коман­ды SWAT — по одной на каж­дом эта­же зда­ния. Они долж­ны были бы вторг­нуть­ся на рас­све­те — устро­ив «жид­кий вход». Они не мог­ли гаран­ти­ро­вать — но всё же они попы­та­ют­ся пой­мать Рос­са тогда, когда он будет онлайн.
«Это будут самые быст­рые бри­га­ды SWAT» — гово­рил началь­ник.

«Но это не име­ет зна­че­ния!» — отве­тил Тар­белл — «дело не в ско­ро­сти».
Арест уже был запла­ни­ро­ван, но Тар­белл тре­бо­вал отло­жить его, что­бы дать ему воз­мож­ность попы­тать­ся пой­мать Рос­са в одном из его кафе. Они виде­ли его за рабо­той один раз, но этих улик было явно недо­ста­точ­но. Тар­бел­лу была предо­став­ле­на неболь­шая отсроч­ка, но на этом всё закон­чи­лось.

«Мы оце­ни­ли ваши дости­же­ния» — ска­зал шеф из Сан-Фран­цис­ко — «спа­си­бо, ваша помощь боль­ше не нуж­на».

Напа­де­ние коман­ды SWAT было запла­ни­ро­ва­но на 5 утра в чет­верг. Все гото­вив­ши­е­ся силы — а это были десят­ки аген­тов — собра­лись в под­раз­де­ле­нии ФБР по борь­бе с кибер­пре­ступ­но­стью на юге Сан-Хосе, где про­хо­ди­ли окон­ча­тель­ную под­го­тов­ку.

*

Тар­белл не при­сут­ство­вал на встре­че в Сан-Хосе. Он и Тер-Еги­а­ян оста­лись у феде­раль­но­го зда­ния суда в Сан-Фран­цис­ко, пыта­ясь добить­ся изме­не­ний в орде­ре на обыск дома Рос­са. Киер­нан — и ещё один офи­цер — всё вре­мя кру­ти­лись в Сан-Фран­цис­ко воз­ле дома Рос­са в рай­оне Глен Пар­ка. Они сто­я­ли на бое­вой пози­ции — наде­ясь и молясь, что Росс прой­дёт мимо них пеш­ком, и вой­дёт в свой дом, неся на пле­че сум­ку с ноут­бу­ком.

Тар­белл решил встре­тить­ся со сво­ей коман­дой в кафе «Бел­ло Кофе И Чай» — вто­ром люби­мом месте Рос­са после биб­лио­те­ки Глен Пар­ка. Был уж час дня. Сидя на лавоч­ке за пре­де­ла­ми кафе, Тер-Еги­а­нян зашёл на Silk Road под име­нем Cirrus‑а, и уви­дел, что Робертс тоже был онлайн. Физи­че­ское наблю­де­ние сооб­щи­ло, что Росс нахо­дил­ся дома. Тар­белл бес­по­ко­ил­ся, что на этом зелё­ном участ­ке посре­ди Сан-Фран­цис­ко он со сво­ей коман­дой, сидя­щие вокруг одно­го ноут­бу­ка, будут силь­но выде­лять­ся. Груп­па раз­де­ли­лась, и пыта­лась ими­ти­ро­вать слу­чай­ное блуж­да­ние. Тер-Еги­а­нян пошёл в бли­жай­ший мага­зин, но вдруг он заме­тил, что его ком­пью­тер почти раз­ря­дил­ся. Отту­да он вер­нул­ся обрат­но в Бел­ло — но лишь для того, что­бы обна­ру­жить, что все розет­ки заня­ты. Тар­белл вер­нул­ся на свою ска­мей­ку, полу­чив шанс сде­лать нечто более важ­ное.

Един­ствен­ное ваше зада­ние — это завла­деть ноут­бу­ком. Вот поче­му вы здесь. Запо­лу­чи­те ноут­бук. И не поло­май­те его.

На пол­пу­ти через Ант­лан­ти­че­ский Оке­ан, Юм про­во­дил встре­чу с Исланд­ски­ми вла­стя­ми, уго­ва­ри­вая их впу­стить его в дата-центр Thor, и запо­лу­чить при­ви­ле­ги­ро­ван­ный доступ к тор­го­вым пло­щад­кам и бит­койн-сер­ве­рам Silk Road. После это­го он дол­жен был пере­дать управ­ле­ние над сер­ве­ром фран­цуз­ской коман­де. Тар­белл едва обра­щал вни­ма­ние на при­ят­ную пого­ду, будучи все­це­ло погло­щён­ным про­ис­хо­дя­щем на его Blackberry, вни­ма­тель­но сле­дя за пото­ком сооб­ще­ний, кото­рый и свя­зы­вал всю эту слож­ную опе­ра­цию воеди­но.

В 14:45, Тер-Еги­а­ян отме­тил выход Роберт­са из сети. Через несколь­ко минут груп­па наблю­де­ния сооб­щи­ла Тар­бел­лу: они виде­ли, как Росс оста­вил свой дом. Он вышел, оде­тый в джин­сы и крас­ный сви­тер, и пошёл на восток. С собой он понёс свой ком­пью­тер. «Он в дви­же­нии» — сооб­щи­ли они.

«Пиз­дец! — поду­мал Тар­белл. — Он идёт». Аген­ты CY2 были рас­сре­до­то­че­ны, на этот раз они пре­бы­ва­ли в лег­ко­мыс­лен­ной пани­ке, бегая зиг­за­га­ми по кры­ше. Тар­белл оста­вил Тер-Еги­а­я­на, и взяв с собой свой ноут­бук, пошёл вниз к сто­ро­ну дома Рос­са. Его пере­пол­нял адре­на­лин. Он ещё до кон­ца не пони­мал, что Росс шёл пря­мо к нему. Тар­белл пере­чи­ты­вал опи­са­ние Рос­са от наблю­да­тель­ной коман­ды, когда вдруг он под­нял взгляд, и уви­дел Рос­са, иду­ще­го ему навстре­чу. Каза­лось, всё было как в замед­лен­ном кино — встре­ча лицом к лицу с чело­ве­ком, кото­ро­го ты отсле­жи­вал в тече­ние несколь­ких меся­цев, раз­вя­зы­вая узлы его сете­вой актив­но­сти — пока не вышел на реаль­но­го чело­ве­ка, иду­ще­го сей­час по Алмаз­ной ули­це. Тар­белл бес­по­ко­ил­ся, не сде­лал ли он что-то не так. Он пытал­ся играть само­го Мисте­ра Скрыт­ность, но — о Гос­по­ди — он выгля­дел как коп. Росс про­шёл спра­ва от него, и напра­вил­ся в кафе.

*

На дру­гой сто­роне ули­цы Тер-Еги­а­ян уви­дел, как Росс ныр­нул в кафе Бел­ло. Это обна­дё­жи­ва­ло — они наде­я­лись, что тот сядет где-то и зало­ги­нит­ся на Silk Road, давая воз­мож­ность аре­сто­вать себя с полич­ным. Но Росс дол­го там не про­был — и быст­ро ушёл отту­да. Тер-Еги­а­ян, взгля­нув на соб­ствен­ный ком­пью­тер, забес­по­ко­ил­ся — ибо у бата­реи оста­лось толь­ко 22 про­цен­та заря­да. Всё было ужас­но — Тер-Еги­а­я­ну надо было быть в интер­не­те, что­бы сле­дить за актив­но­стью Роберт­са. Росс вошёл в биб­лио­те­ку, нахо­див­шу­ю­ся по сосед­ству.

1 Октяб­ря, 2013, 2:23 после полу­дня
От кого: Крис Тар­белл
Тема: Re: Росс Уил­брихт

Такое сооб­ще­ние Тар­белл отпра­вил по элек­трон­ной почте сво­ей коман­де. Это сооб­ще­ние попа­ло в чат всей гото­вив­шей­ся к рей­ду опе­ра­тив­ной груп­пе, вне­зап­но сооб­щив им, что неболь­шой груп­пе при­ез­жих аген­тов уда­лось загнать их чело­ве­ка в биб­лио­те­ку Глен Пар­ка. «Мы полу­чи­ли его» — ска­зал Тар­белл, когда его началь­ник позво­нил ему из Нью-Йор­ка — «Я пере­зво­ню вам через 10 минут».

С раз­ря­жа­ю­ще­го­ся ноут­бу­ка Тер-Еги­а­ян наблю­дал, как Росс вошёл в систе­му под ником Роберт­са, затем пере­шёл на рынок, на форум, и нако­нец — в элит­ный админ-чат, где Cirrus встре­тил его с при­вет­стви­я­ми. Тар­белл знал, что его шеф уже навер­ня­ка моби­ли­зо­вал свои силы — и пря­мо сей­час пять­де­сят феде­раль­ных аген­тов уже нес­лись сюда по Шос­се 101.

Эскорт при­бли­жал­ся, и Тар­белл желал взять Рос­са преж­де, чем раз­даст­ся вой сирен.

Киер­нан и ещё один агент уже были в биб­лио­те­ке, когда Росс туда вошёл. Он про­шёл спра­ва от них, потом про­дол­жил дви­же­ние вдоль полок с пери­о­ди­кой и спра­воч­ни­ка­ми — а затем напра­вил­ся за пол­ки с любов­ны­ми рома­на­ми, и, нако­нец, прой­дя на вто­рой этаж, сел за круг­лый стол око­ло фан­та­сти­ки. Вто­рой агент оце­нил его так­ти­ку: Росс сел в углу, спи­ной к стене, отку­да откры­вал­ся вид в окно. Тут не было про­сто­го реше­ния. Зада­ни­ем Киер­на­на было завла­деть ноут­бу­ков Рос­са — каза­лось, это было очень слож­но. «Твоя рабо­та — это про­сто завла­деть ноут­бу­ком» — непре­стан­но буб­нил Тар­белл — «Запо­лу­чи ноут­бук. Для это­го ты здесь. Запо­лу­чи ноут­бук, и сохра­ни его живым».

*

Тар­белл и Тер-Еги­а­ян при­со­еди­ни­лись к дей­ству в биб­лио­те­ке, оста­но­вив­шись на лест­нич­ной пло­щад­ке. Тер-Еги­а­ян был встре­во­жен тем, что в его ноут­бу­ке заряд бата­реи кон­ча­ет­ся так быст­ро, но он про­дол­жал под­дер­жи­вать диа­лог с Роберт­сом — что­бы быть уве­рен­ным, что тот вошёл в адми­ни­стра­тор­скую панель. Тар­белл пытал­ся выгля­нуть из-за сту­пе­нек, но он почти ниче­го не раз­гля­дел. Где-то сре­ди сто­пок книг скры­вал­ся дру­гой агент, но Тар­белл не знал, где имен­но. Все обща­лись друг с дру­гом через элек­тро­ни­ку, и в сле­пую пыта­лись дей­ство­вать сла­жен­но. Шли мину­ты. Тер-Еги­а­ян и Робертс про­дол­жа­ли бол­тать по чату. В кон­це кон­цов, его бата­рея раз­ря­ди­лась. Тар­белл полу­чил сооб­ще­ние от коман­ды штат­ских — они уже тоже были в биб­лио­те­ке. Впро­чем, Тар­белл не знал — где имен­но — ибо он не знал, как имен­но они выгля­дят (для задач физи­че­ско­го наблю­де­ния они оде­ва­лись не в фор­му, а в повсе­днев­ную одеж­ду). За несколь­ко милей отсю­да огром­ный эскорт коман­ды SWAT въез­жал на тер­ри­то­рию Сан-Фран­цис­ко. Все мест­ные началь­ни­ки поли­ции были в соста­ве эскор­та, и пото­му, фак­ти­че­ски, здесь опе­ра­цию воз­глав­лял сам Тар­белл. Он сде­лал глу­бо­кий вдох, и отпра­вил сооб­ще­ние: «Пусть даже парень пустит­ся нау­тёк — глав­ное, не дай­те ему захлоп­нуть свой ноут­бук». Это был тяжё­лый момент. Тар­белл не знал, что аген­ты наблю­де­ния при­ду­ма­ли свой план аре­ста на месте. Не зная, чем всё закон­чит­ся, он глу­бо­ко вздох­нул, и ска­зал всем: «Начи­на­ем!»

То, что раз­вер­ну­лось далее, было импро­ви­зи­ро­ван­ным теат­раль­ным пред­став­ле­ни­ем. В 3:14, Робертс печа­тал новое пись­мо к Cirrus‑у. Имен­но тогда жен­щи­на и муж­чи­на сред­не­го воз­рас­та подо­шли к Рос­су, изоб­ра­жая из себя часто захо­дя­щих в биб­лио­те­ку зевак. «Да пошёл ты!» — закри­ча­ла жен­щи­на в тот момент, когда они ока­за­лись непо­сред­ствен­но поза­ди Рос­са. Ими­ти­руя гнев, муж­чи­на схва­тил жен­щи­ну за шиво­рот и под­нял на неё кулак.

На секун­ду Росс отвер­нул­ся — и в этот момент рука потя­ну­лась через стол, и схва­ти­ла Samsung-ноут­бук Рос­са. Низ­кая и непри­мет­ная моло­дая жен­щи­на ази­ат­ской внеш­но­сти, сидев­шая всё это вре­мя напро­тив Рос­са, ко все­об­ще­му удив­ле­нию тоже была аген­том Ф. Р. Росс бро­сил­ся за сво­им ноут­бу­ком — но было уже слиш­ком позд­но — та успе­ла пере­дать свою добы­чу в руки Киер­на­на, кото­рый тут же воз­ник как буд­то из ниот­ку­да — что­бы, в согла­сии со сво­им пору­че­ни­ем — запо­лу­чить ноут­бук. Всё это заня­ло толь­ко 10 секунд. Наблю­дая изда­ле­ка, Тар­белл был пора­жён эле­гант­ной ско­ор­ди­ни­ро­ван­но­сти про­де­лан­ной рабо­ты. Это выгля­де­ло как выступ­ле­ние поли­цей­ско­го джа­зо­во­го квар­те­та.

Как толь­ко Росс ока­зал­ся в наруч­ни­ках, Киер­нан сра­зу же сел за его ком­пью­тер. Тот был открыт — и там было всё вид­но. ID ком­пью­те­ра был Frosty. Росс был авто­ри­зо­ван на Silk Road под акка­ун­том «Mastermind» («Пове­ли­тель умов»).

Так­же Киер­нан обра­тил вни­ма­ние, что Росс ска­чи­вал через torrent какую-то теле­пе­ре­да­чу. Сре­ди всех загру­зок его вни­ма­ние заце­пил послед­ний ноч­ной сюжет с Colbert Report — интер­вью с Вин­сом Гил­ли­га­ном, созда­те­лем Breaking Bad («Во все тяж­кие»). Послед­няя серия пере­да­чи вышла совсем недав­но, и Гил­ли­ган гово­рил о цен­траль­ной теме шоу — о том, как обыч­ные люди могут делать ужас­ные вещи. Уол­те­ру Уай­ту потре­бо­ва­лось все­го лишь два года, что­бы пре­вра­тить­ся из доб­ро­душ­но­го учё­но­го в лже­ца, убий­цу и пове­ли­те­ля нар­ко­им­пе­рии. Если бы Рос­са не аре­сто­ва­ли, сей­час бы он смот­рел шоу Гил­ли­га­на — и в кон­це ска­зал бы, что да — с само­го нача­ла Уол­тер был обре­чён. И что это было бы ясно кому угод­но.

Тар­белл впер­вые сто­ял рядом с Рос­сом — с тем, кого он так дол­го искал — и теперь он про­во­дил его в поли­цей­ский фур­гон, где зачи­тал ему его пра­ва. Росс толь­ко выпя­чи­вал губу, и попро­сил предо­ста­вить выдви­ну­тые ему обви­не­ния. На это Тар­белл пока­зал ордер на арест Рос­са Уил­брих­та, ина­че извест­но­го как Смер­то­нос­ный Пират Робертс — или DPR.

Вско­ре при­бы­ли осталь­ные силы — чёр­ные вне­до­рож­ни­ки и транс­пор­тё­ры SWAT со свер­ка­ю­щи­ми огня­ми. Вско­ре люди в уни­фор­ме запол­ни­ли всю окру­гу. Даже несмот­ря на то, что импро­ви­за­ция Тар­бел­ла закон­чи­лась успе­хом, поли­ция и мест­ное отде­ле­ние ФБР отчи­та­ли его за отступ­ле­ние от про­то­ко­ла. Когда он и его коман­да ком­пью­тер­ных спе­ци­а­ли­стов отбы­ли обрат­но в Нью-Йорк — тогда они заслу­жи­ли там про­зви­ще «грё­бан­ные ков­бои» от мест­ных пар­ней с пуш­ка­ми и тач­ка­ми — тогда Тар­белл счёл это за ком­пли­мент, и вме­сте со сво­ей коман­дой полу­чил стран­ное удо­вле­тво­ре­ние. Теперь же он вёл Рос­са в кру­и­зёр ФБР, что­бы доста­вить его в мест­ную тюрь­му.

Тар­белл свя­зал­ся с Юмом, что­бы тот при­сту­пил к сле­ду­ю­щей фазе дей­ствия. Юм отклю­чил связь меж­ду ком­пью­те­ром в дата-цен­тре Thor и всем миром, а затем попро­сту «изме­нил соб­ствен­ни­ка» bitcoin-ов, изме­нив ука­зы­вав­шие соб­ствен­ни­ка циф­ро­вые ука­за­те­ли с сай­та Silk Road на акка­унт ФБР. И вуа­ля — все ваши bitcoin‑ы ста­ли наши.
Во Фран­ции ими была изу­че­на одна циф­ро­вая ловуш­ка. Что­бы пере­на­пра­вить сайт Silk Road, тре­бо­ва­лось про­ве­сти очень дели­кат­ную опе­ра­цию — кото­рая в слу­чае неуда­чи застав­ля­ла сер­вер пере­за­гру­жать­ся; а сам сер­вер был настро­ен так, что после пере­за­груз­ки он уда­лял свой ключ — попро­сту само­раз­ру­шал­ся. Но ловуш­ка была хоро­шо изу­че­на, и пре­одо­ле­на — и кон­троль над ком­пью­те­ром был захва­чен. С это­го момен­та на при­вет­ствен­ной стра­ни­це Silk Road кра­со­ва­лась над­пись: «Этот тене­вой сайт был захва­чен Феде­раль­ным бюро рас­сле­до­ва­ний». Через несколь­ко минут Reddit бур­лил. Появил­ся пост «Это что, шут­ка?» с ком­мен­та­ри­я­ми в сти­ле «како­го хре­на».

Арест Рос­са был таким важ­ным собы­ти­ем, что мини­стер­ство юсти­ции пона­ча­лу поже­ла­ло сде­лать о нём пуб­лич­ное объ­яв­ле­ние. Пла­ни­ро­ва­лось устро­ить спец-кон­фе­рен­цию в Вашинг­тоне с уча­сти­ем само­го гене­раль­но­го про­ку­ро­ра Эри­ка Хол­де­ра, что­бы сде­лать реши­тель­ное заяв­ле­ние о спо­соб­но­сти пра­ви­тель­ства про­ти­во­сто­ять кибер­пре­ступ­но­сти. Но так полу­чи­лось, что Росс был аре­сто­ван в тот самый день, когда пра­ви­тель­ство вынуж­де­но было пре­кра­тить рабо­ту, ибо один из его «геро­ев» — Рэнд Пол — вме­сте с про­чи­ми сена­то­ра­ми, взя­ли феде­раль­ный бюд­жет в залож­ни­ки и выну­ди­ли Вашинг­тон вре­мен­но пре­кра­тить свою рабо­ту. Так что не было ника­ко­го гене­раль­но­го про­ку­ро­ра, ника­кой кон­фе­рен­ции, ни празд­но­ва­ния пра­ви­тель­ством сво­ей побе­ды над бро­сив­шим ему вызов либер­та­ри­ан­цем. Един­ствен­ное пуб­лич­ное 39-стра­нич­ное уве­дом­ле­ние об аре­сте Рос­са было выпу­ще­но Тар­бел­лом, где он пытал­ся упро­чить свой новый имидж циф­ро­во­го Ван Хель­син­га.

В авто­мо­би­ле Тар­белл и Росс оста­лись один на один друг с дру­гом на зад­нем сиде­нии. Тар­белл так мно­го читал о нём — и видеть его в живую было как видеть­ся со ста­рым при­я­те­лем. Тар­белл рас­ска­зал Рос­су о его жиз­ни так мно­го — что ста­ло ясно — он всё о нём знал. Сам Росс был раз­го­вор­чив, но скры­тен. Каза­лось, он рас­сла­бил­ся — как буд­то бы с его плеч спал груз. Не пото­му, что его пой­ма­ли — а пото­му, что он был с тем, кто был посвя­щён в его сек­ре­ты. Перед Тар­бел­лом он мог быть одно­вре­мен­но Роберт­сом и Рос­сом. Конеч­но, он не при­знал ни одно­го обви­не­ния, но, выждав пау­зу, Росс ска­зал — «Я думаю, 20 мил­ли­о­нов не помо­гут мне выбрать­ся из это­го?» Это было самым под­лин­ным момен­том в жиз­ни Рос­са за послед­ние два года.

«Нет» — ска­зал Тар­белл. Он не желал боль­ше его мучить. «Даже если бы и мог­ли, то есть ещё этот парень» — он пока­зал на води­те­ля, дру­го­го аген­та ФБР. «Ты и о нём поза­бо­тишь­ся, вер­но? Сколь­ко у тебя денег?»

Росс взгля­нул впе­рёд и уви­дел, как они подъ­ез­жа­ют к тюрь­ме.

*

В фур­гоне, кото­рый одно­вре­мен­но был их пере­движ­ной лабо­ра­то­ри­ей, Киер­нан рабо­тал с ком­пью­те­ром Рос­са. Он быст­ро нашёл гору дока­за­тельств: спи­сок сер­ве­ров Silk Road, и име­на, под кото­ры­ми Росс их опла­чи­вал, 144 тыся­чи bitcoin-ов (это куда боль­ше, чем 20 мил­ли­о­нов), таб­ли­цу учё­та дел на Silk Road (вклю­чав­шую в себя запи­си о капи­та­ло­вло­же­ни­ях на покуп­ку ново­го ноут­бу­ка), а так­же днев­ник Рос­са, в кото­ром он деталь­но опи­сы­вал свои надеж­ды, стра­хи и фобии сво­ей кри­ми­наль­ной кон­спи­ра­ции.

Киер­нан так­же нашёл файл emergency.txt, в кото­ром был запи­сан алго­ритм нере­а­ли­зо­ван­ной про­це­ду­ры побе­га:

Уни­чтожь жёст­кий диск, а оскол­ки спрячь или выкинь
Спрячь кар­ту памя­ти
Иди в конец поез­да
Най­ди новое место для жиз­ни из спис­ка. Создай себе новую иден­тич­ность (имя, исто­рию)

Дома у Рос­са аген­ты нашли USB-флэш­ку, на кото­рой содер­жа­лись фраг­мен­ты про­грамм­но­го обес­пе­че­ния Silk Road, а потом сде­ла­ли кое-что ещё. Когда Алекс и дру­гие това­ри­щи по квар­ти­ре вер­ну­лись домой, на кофей­ном сто­ле они обна­ру­жи­ли ордер.

Алекс посе­тил Рос­са в тюрь­ме. Он ожи­дал, что Росс будет в шоке — но он был таким же, как и рань­ше. Ско­ро его долж­ны были пере­ве­сти в Нью-Йорк, что­бы там он пред­стал перед судом. Алек­су было тяже­ло пове­рить, что его новый сосед по ком­на­те, его при­я­тель был так­же чело­ве­ком, кото­рый заслу­жил тот ордер. Мысль, что Росс был винов­ным в чём-то даже куда мень­шем, чем заказ­ное убий­ство, была для Алек­са дикой. Росс все­гда казал­ся ему таким спо­кой­ным.

Глава 9. Всем встать!

Когда через несколь­ко меся­цев Росс пред­стал перед феде­раль­ным судом в Нью-Йор­ке, он всё ещё оста­вал­ся доволь­но спо­кой­ным. Он не при­знал выдви­ну­тые про­тив него обви­не­ния. Подоб­но Алек­су, семья и дру­зья Рос­са не мог­ли пове­рить в то, что он делал. Сна­ча­ла они были шоки­ро­ва­ны, потом при­шли в ярость. Это выгля­де­ло очень стран­но — ведь Росс был таким хоро­шим пар­нем. Тут навер­ня­ка была какая-то ошиб­ка. Адво­кат Рос­са, Джо­шуа Дра­тел — опыт­ный, про­фес­си­о­наль­ный защит­ник, кото­рый брал­ся за мно­гие тяжё­лые дела, выдви­гал тот же аргу­мент. Его пись­мо с прось­бой об осво­бож­де­нии Рос­са под залог было собра­ни­ем хоро­ших отзы­вов о Рос­се: «хоро­ший при­мер для под­ра­жа­ния», «име­ет репу­та­цию испол­ни­те­ля сво­их обя­за­тельств», «смел и готов сде­лать мир луч­ше для всех». Но судья, сослав­шись на риск, отка­зал в осво­бож­де­нии.

Интер­нет бук­валь­но сто­ял на ушах. Либер­та­ри­ан­ские и кибер­пан­ков­ские сооб­ще­ства объ­яви­ли сво­е­го куми­ра муче­ни­ком. Мол, все обви­не­ния были сфаб­ри­ко­ва­ны, а Рос­са схва­ти­ли за то, что тот посмел бро­сить вызов пра­ви­тель­ству. На Reddit‑е появи­лось мно­го тре­дов с воз­му­щён­ной бол­тов­ней и дотош­ным ана­ли­зом того, что сооб­ще­ство объ­яви­ло ущерб­ны­ми дока­за­тель­ства­ми и под­ста­вой про­тив Рос­са. Даже появил­ся сайт соли­дар­но­сти — Freeross.org.

Росс и его адво­кат под­го­то­ви­ли линию обо­ро­ны, сво­див­шу­ю­ся в основ­ном к аргу­мен­ту «Это был не я». Они реши­ли стро­го занять эту пози­цию вви­ду невоз­мож­но­сти одно­знач­но­го опре­де­ле­ния онлай­но­вой иден­тич­но­сти. Смер­то­нос­ный Пират Робертс был все­го лишь бита­ми — утвер­жда­ли они. Всем было извест­но, что под личи­ной Роберт­са скры­ва­лось мно­го раз­ных людей — гово­ри­ли они, ссы­ла­ясь на леген­ды Silk Road и сим­во­лизм псев­до­ни­ма.

Это была хоро­шая идея. В тече­ние меся­цев, пред­ше­ство­вав­ших судеб­но­му раз­би­ра­тель­ству, защи­та гото­ви­ла спе­ку­ля­ции на тему при­ро­ды лич­но­сти, утвер­ждая, что Silk Road сам по себе суть сплош­ная загад­ка. В кон­це кон­цов, каж­дый любит детек­тив­ные рома­ны. Это напо­ми­на­ло кра­уд­сор­син­го­вый таин­ствен­ный театр, скры­вав­ший мно­же­ство вопро­сов за мас­си­ва­ми чисел и кода.

Нако­нец, судеб­ный про­цесс начал­ся. И кон­спи­ра­тив­ное мыш­ле­ние ока­за­лось бес­силь­ным про­тив ясных и вес­ких, неопро­вер­жи­мых дока­за­тельств. Зал суда был пере­пол­нен — тут были и семья Рос­са, и груп­пы под­держ­ки, и конеч­но же прес­са — при­шед­шая взять репор­таж о круп­ней­шем кибер­пре­ступ­ни­ке послед­них лет, суд над кото­рым про­хо­дил в зда­нии окруж­но­го суда горо­да Ман­х­эт­тен. Но воору­жён­ные сот­ня­ми улик, обви­ни­те­ли из про­ку­ра­ту­ры США пред­ста­ви­ли эффек­тив­ные и ясные дока­за­тель­ства в свою поль­зу. Они пока­за­ли днев­ни­ки Рос­са, Тер-Еги­а­ян рас­ска­зал, как им уда­лось пой­мать Рос­са — и как они затем вошли на сайт под акка­ун­том Mastermind. Они вслух чита­ли выдерж­ки из чата Роберт­са, хра­нив­ше­го­ся на ком­пью­те­ре Рос­са, пред­став­ляя вни­ма­нию серых чинов­ни­ков пра­ви­тель­ства разыг­ры­вав­ши­е­ся на Silk Road собы­тия и зачи­ты­вая фра­зы вро­де «Squid дал мне под­твер­ждён­ную ссыл­ку, дай­те мне знать, когда я смо­гу полу­чить доступ». Сна­ру­жи бди­тель­ные про­те­сту­ю­щие дер­жа­ли свои пла­ка­ты, а неко­то­рые ещё и скан­ди­ро­ва­ли «Сво­бо­ду Рос­су!».

Они нашли горы дока­за­тельств: спи­сок всех сер­ве­ров Silk Road, 144 тыся­чи bitcoin-ов, таб­ли­цу с учё­том актив­но­сти на сай­те, и днев­ник, в кото­ром он писал о сво­их надеж­дах, стра­хах и фоби­ях.

Рос­су, кото­рый отка­зал­ся давать какое-либо интер­вью насчёт этой исто­рии, не было предъ­яв­ле­но обви­не­ние в убий­ствах. Дело с уча­сти­ем Гри­на, кото­рое нача­лось в Бал­ти­мо­ре, было выне­се­но в отдель­ный обви­ни­тель­ный акт (и раз­би­ра­тель­ство по нему про­дол­жа­ет­ся по сей день). Из дела, раз­би­ра­е­мо­го в Нью-Йор­ке, были уда­ле­ны упо­ми­на­ния пяти заказ­ных убийств после того, как в ходе рас­сле­до­ва­ния выяс­ни­лось, что это ско­рее все­го было про­сто хит­рой схе­мой по шан­та­жу и выма­ни­ва­нию денег из Рос­са. Но во всех слу­ча­ях, обви­не­ние обра­ща­ло вни­ма­ния на то, что Росс пола­гал, что он дей­стви­тель­но устра­и­ва­ет убий­ства людей — и даже предо­ста­ви­ло в дока­за­тель­ство соот­вет­ству­ю­щие скрин­шо­ты. Для боль­шей дра­мы обви­ни­те­ли зачи­та­ли вслух избран­ные места из чата Рос­са, где он выгля­дел как бес­сер­деч­ный босс-мафи­о­зи.

Суд был быст­рым — 13 дней раз­би­ра­тель­ства про­ле­те­ли неза­мет­но. Наблю­да­те­ли были удив­ле­ны объ­ё­мом и деталь­но­стью дан­ных и дока­за­тельств — подоб­ное ред­ко мож­но было уви­деть. В кон­це раз­би­ра­тель­ства адво­кат Рос­са, Дра­тел заявил, что име­ет место оши­боч­ное опо­зна­ние (как в боль­шин­стве слу­ча­ев раз­би­ра­тельств по кри­ми­наль­ным делам, сам Росс на суде не высту­пал). Дра­тел вызвал в суде пере­по­лох, заявив, что Росс дей­стви­тель­но был осно­ва­те­лем Silk Road — но вско­ре про­дал его дру­го­му чело­ве­ку, чья лич­ность неиз­вест­на. Так­же адво­кат доба­вил, что эта хит­рая пер­со­на мог­ла зама­нить Рос­са обрат­но на Silk Road, когда тот был уже бли­зок к паде­нию, а в ФБР гото­ви­лись при­крыть сайт. Что каса­ет­ся боль­шой сум­мы bitcoin-ов на сче­ту Рос­са — Дра­тел объ­яс­нял это тем, что Росс про­сто был хоро­шим валют­ным трей­де­ром. После чего высту­пил Юм, кото­рый пока­зал, как имен­но Росс полу­чил все свои bitcoin‑ы от Silk Road в тече­ние все­го сро­ка дея­тель­но­сти в каче­стве Смер­то­нос­но­го Пира­та Роберт­са.

Семья Рос­са с удив­ле­ни­ем слу­ша­ла его при­зна­ние в том, что да — он создал Silk Road. Репор­тё­ры виде­ли изум­ле­ние на лице его мате­ри. Лин Уил­брихт име­ла кра­си­вую фигу­ру, и выгля­де­ла забот­ли­вой мате­рью. Она была умной и крас­но­ре­чи­вой, и заня­ла роль обще­ствен­но­го дея­те­ля, под­дер­жи­ва­ю­ще­го Рос­са. На про­тя­же­нии все­го раз­би­ра­тель­ства она сохра­ня­ла уве­рен­ность, что при­сяж­ные отпу­стят Рос­са на сво­бо­ду.

Это было чем-то боль­шим, чем мате­рин­ская любовь. Лин, подоб­но мно­гим дру­гим сто­рон­ни­кам Рос­са, вери­ла в него. Это было стран­ным в неко­то­рой мере, ибо исто­рия Рос­са — это исто­рия о том, как измен­чив чело­век. Обви­ни­тель ска­зал Лин, что её доб­рый сын пре­вра­тил­ся в нечто иное. Лин отве­ти­ла, что это «нечто иное» — если оно и суще­ству­ет — слеп­ле­но из её сына. Росс оста­вал­ся спо­кой­ным, и ниче­го не гово­рил, раз­ре­шая каж­до­му видеть в нём то, что он хотел: для Алек­са Росс был класс­ным сосе­дом по ком­на­те, для Джу­лии он был страст­ным любов­ни­ком и источ­ни­ком вдох­но­ве­ния, для сво­ей семьи он навсе­гда остал­ся орлом-ска­у­том, для Фор­са — он был неволь­ным ноч­ным дру­гом, для Тар­бел­ла — умным пар­нем, кото­ро­го побе­ди­ла соб­ствен­ная само­на­де­ян­ность. Но для офи­са про­ку­ра­ту­ры Южно­го Окру­га Нью-Йор­ка, Росс оста­вал­ся про­сто пре­ступ­ни­ком и заго­вор­щи­ком по име­ни Смер­то­нос­ный Пират Робертс.

Но реаль­ность была в том, что Росс был всем этим вме­сте взя­тым. Росс был искрен­ним иска­те­лем, кото­рый доб­ро­со­вест­но пытал­ся собрать пло­ды с поса­жен­но­го им дере­ва. Он же был чело­ве­ком, одер­жи­мым иде­ей любой ценой постро­ить свою вир­ту­аль­ную импе­рию. Он был одно­вре­мен­но всем и ничем из выше­пе­ре­чис­лен­но­го. Росс и Робертс сосу­ще­ство­ва­ли в одном чело­ве­ке.

И сре­ди всех этих убийств лег­ко было поте­рять образ моло­до­го иде­а­ли­ста, кото­рый с помо­щью про­грам­ми­ро­ва­ния про­ло­жил свой путь в исто­рии. Он был прав, гово­ря о войне с нар­ко­ти­ка­ми: она без­на­дёж­на. И Silk Road был зако­но­мер­ным отве­том на неё. Несо­мнен­но, в ори­ги­наль­ной идее сай­та как сооб­ще­ства для удо­вле­тво­ре­ния потреб­но­стей сво­их чле­нов через эко­но­ми­ку было нечто при­вле­ка­тель­ное. Это лег­ко понять, ибо Росс был тем, кто одна­жды верил в сво­бо­ду и сча­стье. «Наше основ­ное пра­ви­ло — посту­пай с дру­гим так, как хотел бы, что­бы они посту­па­ли с собой» — так Росс писал от име­ни Роберт­са на Silk Road.

*

Но доволь­но ско­ро запро­грам­ми­ро­ван­ная Рос­сом уто­пия побу­ди­ла его при­бег­нуть к наси­лию. Ста­рая исто­рия — рево­лю­ции цве­тут и увя­да­ют. Сва­лив сте­ны ста­ро­го режи­ма, новый режим на руи­нах преж­не­го вско­ре начи­на­ет стро­ить висе­ли­цы для сво­их вра­гов. Тар­белл пола­гал, что тако­вы все систе­мы — все систе­мы оди­на­ко­вы. Пона­ча­лу, когда Росс создал Silk Road, это была фак­ти­че­ски новая стра­на. Но потом, с неко­то­ро­го момен­та Silk Road стал систе­мой Рос­са — и с того момен­та Silk Road был обре­чён.

При­мер Silk Road явил собой пока­за­тель­ную прит­чу для под­ни­ма­ю­ще­го­ся дви­же­ния либер­та­ри­ан­цев в Вашинг­тоне и для само­до­воль­ных оби­та­те­лей Сили­ко­но­вой Доли­ны, где само­зва­ные рево­лю­ци­о­не­ры всех мастей счи­та­ют, что их поло­же­ние поз­во­лит им пре­одо­леть любые есте­ствен­ные огра­ни­че­ния чело­ве­ка — в том чис­ле их соб­ствен­ную смерт­ность. В неко­то­ром смыс­ле, Silk Road был тём­ным зер­ка­лом интер­нет-сооб­ще­ства, при­ме­ром дико­го тех­но­ло­ги­че­ско­го успе­ха, дове­дён­ный до сво­ей край­ней фор­мы, до сво­е­го логи­че­ско­го завер­ше­ния.

Форс наблю­дал за делом изда­ле­ка — из Бал­ти­мо­ра. Поте­ряв оче­ред­ную воз­мож­ность сде­лать карье­ру, он при­знал, что ФБР «побе­ди­ло чест­но и спра­вед­ли­во», после чего он поки­нул DEA — как раз тогда, когда нача­лось судеб­ное раз­би­ра­тель­ство. Но Форс всё же очень ува­жал того пар­ня, с кото­рым он про­во­дил так мно­го вре­ме­ни в позд­них ноч­ных чатах. Как чело­век, кото­рый вынуж­ден был бегать от иску­ше­ний рабо­ты под при­кры­ти­ем, Форс был уве­рен — каж­дый чело­век был гре­шен. Он срав­ни­вал себя с Рос­сом. «Я не луч­ше его» — ска­зал Форс — «Я лег­ко мог бы пой­ти по его сто­пам». Нет в мире чисто­го зла или чисто­го добра. Люди все­гда нахо­дят­ся меж­ду эти­ми край­но­стя­ми. И ино­гда, когда ты забы­ва­ешь об этом, ты начи­на­ешь делить их на доб­ро и зло.

Форс как никто дру­гой знал право­ту этих слов. По иро­нии судь­бы, Форс вме­сте с дру­гим аген­том сек­рет­ной служ­бы из его коман­ды были аре­сто­ва­ны в мар­те по обви­не­нию в орга­ни­за­ции серии махи­на­ций и краж на Silk Road. 95-стра­нич­ный обви­ни­тель­ный акт утвер­ждал, что они похи­ти­ли bitcoin‑ы с Silk Road и дру­гих бирж (так, они при­кар­ма­ни­ли сум­му с про­да­жи пач­ки геро­и­на), что они обма­ном отня­ли 50 тысяч дол­ла­ров у Роберт­са яко­бы за услу­ги како­го-то «Кеви­на». Так­же они обви­ня­лись в отмы­ва­нии по мень­шей мере полу­мил­ли­о­на дол­ла­ров (часть из них спря­та­ли в Пана­ме), и в лож­ном доно­се по пово­ду обме­на циф­ро­вой валю­ты — что они сде­ла­ли с целью замо­роз­ки сче­тов. По прав­де, когда это всё дошло до све­де­ния Депар­та­мен­та Юсти­ции, Форс оста­вил DEA. «Огля­ды­ва­ясь назад» — ска­зал Тар­белл, когда ему ста­ло извест­но о деле про­тив Фор­са — «это похо­же на то, как если бы вы толь­ко к кон­цу выпус­ка Breaking Bad поня­ли бы, что Хэнк всё это вре­мя был пло­хим чело­ве­ком».

С пози­ции насто­я­ще­го вре­ме­ни мно­гие эпи­зо­ды из исто­рии Фор­са пред­ста­ют совсем в дру­гом све­те. По иро­нии, имен­но он пре­ду­пре­ждал Роберт­са об опас­но­сти двой­ной иден­тич­но­сти, но, кажет­ся, он сам стал её жерт­вой. Форс рабо­тал в интер­не­те не толь­ко в роли Ноба — он так­же создал несколь­ко раз­ных иден­тич­но­стей, и исполь­зо­вал их, что­бы шан­та­жи­ро­вать Роберт­са, исполь­зуя инфор­ма­цию, полу­чен­ную из пра­во­охра­ни­тель­ных орга­нов — и запо­лу­чить от него по мень­шей мере 100 тысяч дол­ла­ров. Подоб­но Рос­су, Форс верил в непри­ступ­ность сек­ре­тов Tor‑а. Во вре­мя спе­цо­пе­ра­ции с Кёр­ти­сом Гри­ном Форс даже ска­зал Гри­ну, что он счи­та­ет, что сер­ве­ра Silk Road нико­гда не будут най­де­ны. Но их нашли — и после того, как там были обна­ру­же­ны доку­мен­таль­ные сви­де­тель­ства пре­ступ­ле­ний Рос­са, ста­ло так­же извест­но, что имен­но Форс был тем аген­том сек­рет­ной служ­бы, кото­рый украл bitcoin-ов на 350 тысяч дол­ла­ров с Silk Road — и про­па­жу кото­рых Росс взва­лил на Кёр­ти­са Гри­на. Эти фак­ты не под­ни­ма­лись во вре­мя судеб­но­го раз­би­ра­тель­ства с Рос­сом, пото­му что рас­сле­до­ва­ние Фор­са велось неза­ви­си­мо от ФБР — и его резуль­та­ты ста­ли частью дру­го­го обви­ни­тель­но­го заклю­че­ния. Но по прав­де гово­ря, путь Фор­са был подо­би­ем пути Роберт­са. Имен­но после того, как был схва­чен Грин, Форс пер­вым пошёл на пре­ступ­ле­ние — чем и под­толк­нул Роберт­са стать насто­я­щим пре­ступ­ни­ком, побу­див того зака­зать убий­ство. Их син­хрон­ное мораль­ное паде­ние рас­кры­ло один момент, кото­рый едва про­явил­ся во вре­мя судеб­но­го раз­би­ра­тель­ства Рос­са: как лег­ко забыть прин­ци­пы сво­ей жиз­ни и пере­стать думать послед­стви­ях сво­их дей­ствий, когда ты нахо­дишь­ся в интер­нетe.

Засе­да­ние при­сяж­ных дли­лось в тече­ние непол­ных четы­рёх часов, вклю­чая пере­рыв на обед. И они вынес­ли свой вер­дикт: при­знать винов­ным по всем семи пунк­там. Семья Рос­са выгля­де­ла пора­жён­ной. Некто сочув­ству­ю­щий встал, и крик­нул: «Росс — герой!» Рос­са выве­ли из зда­ния суда. Там уже Дра­тел раз­го­ва­ри­вал с жур­на­ли­ста­ми. Он обе­щал подать апел­ля­цию. Репор­тё­ры тол­пи­лись — каж­дый желал про­бить­ся впе­рёд, и задать пару вопро­сов. Неко­то­рые из них были бло­ге­ра­ми, пуб­ли­ко­вав­ши­ми­ся на Silk Road. Ново­сти рас­про­стра­ня­лись по интер­не­ту, а «пар­ти­за­ны» про­дол­жа­ли борь­бу — ведя спо­ры о лич­но­сти Рос­са и Смер­то­нос­но­го Пира­та Роберт­са, вто­ря за сло­ва­ми Дра­те­ла, кото­рые он ска­зал при­сяж­ным в сво­ём заклю­чи­тель­ном выступ­ле­нии: «Интер­нет — это место пута­ни­цы, где ниче­го не есть тем, чем оно кажет­ся».

Росс вер­нул­ся в тюрь­му — где его наве­сти­ла мать, посо­ве­то­вав ему пре­по­да­вать дру­гим заклю­чён­ным йогу и мно­го читать. Алекс отпра­вил ему рас­пе­чат­ку рас­ска­за «Чело­век тол­пы» Эдга­ра Алла­на По. Алекс решил, что это под­хо­дя­щая кни­га — детек­тив­ная исто­рия о чело­ве­ке, кото­ро­го сто­ит назвать чем-то вро­де «гения глу­бо­ко­го пре­ступ­ле­ния», толь­ко ору­ду­ю­ще­го на ули­цах. Но в его погоне обна­ру­жи­ва­ет­ся один момент. Вско­ре он обна­ру­жи­ва­ет, что чело­век, кото­ро­го он ловит — это он сам. И тем не менее, это его дру­гое «я» оста­ёт­ся за пре­де­ла­ми его дося­га­е­мо­сти, «как кни­га, кото­рая не может быть про­чи­та­на». И, когда спус­ка­ет­ся ночь, глав­ный герой реша­ет отка­зать­ся от пре­сле­до­ва­ния, и тенью исчез­нуть в тол­пе.

Эта ста­тья осно­ва­на на репор­та­жах Ника Бил­то­на, чья кни­га о Silk Road вышла в 2017 году.

Последние посты

Архивы

Категории