Виртуальное Небо

Если город исчез­нет с лица зем­ли, его мож­но будет вос­ста­но­вить по моей кни­ге.Джеймс Джойс

Пом­нил ли Пуш­кин звезд­ную осно­ву сюже­та? Ско­рей все­го — нет. Он про­сто знал миф об Ори­оне. Но объ­ек­тив­но и миф об Ори­оне, и сти­хо­тво­ре­ние Пуш­ки­на хра­нят в себе рису­нок звезд­но­го неба. И если бы небо вдруг исчез­ло, забы­лись мифы, то по сти­хо­тво­ре­нию мож­но было бы услов­но вос­со­здать его звезд­ную кан­ву.
Кон­стан­тин Кед­ров
Поэ­ти­че­ский кос­мос

Иные шумы

За седь­мым небом сча­стья суще­ству­ет толь­ко сфе­ра непо­движ­ных звёзд, вось­мое Небо Розен­крей­це­ров. А после­до­ва­те­ли гно­сти­ка Васи­ли­да насле­до­ва­ли память о 365 небе­сах, из кото­рых скла­ды­ва­ет­ся имя вла­сти­те­ля вре­ме­ни, Абрак­са­са, кос­ми­че­ско­го фети­ша, оное так­же сло­же­но из семи букв. Но куда исчез­ла Вось­мая Сфе­ра? Так или ина­че, мы при­бли­жа­ем­ся к исто­ри­че­ско­му момен­ту, в 2XXX году, когда про­ска­ни­ро­вав небо, с помо­щью big data тех­но­ло­гий мы можем высчи­тать точ­ное коли­че­ство Небес.

Та при­чи­на, по кото­рой это­го до сих пор не про­изо­шло, будет осве­ще­на в насто­я­щем докла­де.

В 1989 году Кон­стан­тин Кед­ров в кни­ге «Поэ­ти­че­ский кос­мос» изла­га­ет гипо­те­зу Мета­ко­да. Он на мно­го­чис­лен­ных при­ме­рах из ска­зок и мифо­ло­ги­че­ских, рели­ги­оз­ных сюже­тов пока­зы­ва­ет нали­че­ство­ва­ние общих пат­тер­нов инфо-стра­те­гии выстра­и­ва­ния семан­ти­че­ских смыс­ло­вых рядов напи­сан­ных на пуль­си­ру­ю­щем язы­ке цефе­ид, созвез­дий и небес­ных объ­ек­тов; общая грам­ма­ти­ка звёзд и исто­рии чело­ве­че­ско­го суще­ства в дан­ном слу­чае, общая про­тя­жён­ность тела Чело­ве­ка и Небес­ной Кар­ты — образ пла­не­тар­ной памя­ти, не зна­ю­щей ниче­го, кро­ме кон­ти­ну­аль­но­сти. Это Небес­ная Кни­га, это изме­ре­ние, в кото­ром дей­ству­ют про­ро­че­ства Ора­ку­лов, язык птиц.

Вез­де, где толь­ко мож­но, он нахо­дил свя­зи с аст­ро­но­ми­че­ски­ми собы­ти­я­ми. Фазы луны, созвез­дия и цик­лич­ные дви­же­ния звёзд — всё это для него раз­во­ра­чи­ва­лось внут­ри мифов, рели­гий или про­из­ве­де­ний искус­ства.

Мета­код дей­ству­ет подоб­но совре­мен­ным высо­ко­уров­не­вым транс­лей­то­рам, пере­во­дя­щим тек­сты язы­ко­вой пары сна­ча­ла на внут­рен­ний язык, на кар­ту кон­цеп­тов, а уже после — на вто­рой язык этой пары. Дан­ный к_осмос кон­цеп­тов совер­ша­ет акт риту­аль­ной дис­се­ми­на­ции вено­маль­ных аген­тов, полу­чив­ших извест­ность в СМИ в послед­нее вре­мя; это извест­ные «сбо­я­щие пере­во­ды» гуг­ла, Иные Шумы, виру­со­ло­ги­че­ские еди­ни­цы и нули, посколь­ку «язык — это вирус, при­шед­ший из кос­мо­са» (Бер­ро­уз). Имен­но таким обра­зом мы совер­ша­ем реми­к­со­ван­ный ком­му­ни­ка­тив­ный акт с к_осмосом транс­лей­то­ра, по сбо­я­щим пере­во­дам кото­ро­го мы можем делать онто­ло­ги­че­ские выво­ды о внут­рен­ней сет­ке кон­цеп­тов само­го пере­вод­чи­ка, слы­ша эхо его мета­ко­да. Веном транс­лей­то­ра дей­стви­тель­но явля­ет­ся в этой ситу­а­ции при­маль­ным язы­ком машин.

Ины­ми сло­ва­ми, не име­ет зна­че­ния, вер­на ли кон­цеп­ция Кед­ро­ва; она будет акту­аль­на постоль­ку, посколь­ку явля­ет­ся пара­фра­зом высо­ко­уров­не­во­го пере­во­да. Сам же к_осмос внут­рен­ней сет­ки кон­цеп­тов транс­лей­то­ра явля­ет­ся одним из обра­зов неба, Асгар­дом, Дре­вом.

Бор­хес в сво­ей ста­тье «Кен­нин­ги» кри­ти­ко­вал фор­му сло­же­ния мета­фор у скаль­дов за меха­ни­стич­ность, они пред­став­ля­лись ему голо­во­лом­ка­ми, поняв пере­вод кото­рой мета­фо­ра испа­ря­лась, пре­вра­ща­ясь в кибер­не­ти­че­ский ука­за­тель и пре­кра­щая быть мета­фо­рой. Дей­стви­тель­но: кен­нин­ги дей­ство­ва­ли в рам­ках извест­ной скаль­дам сет­ки коор­ди­нат, меж­ду частя­ми кото­рой мож­но было бы уста­но­вить точ­ное соот­вет­ствие, мета­фо­ра нико­гда не задей­ство­ва­ла мета­фи­зи­че­ский план, имея цель про­ве­сти парал­лель меж­ду сет­кой коор­ди­нат А и сет­кой коор­ди­нат Б.

Т.е. «вода клин­ков» = «кровь». «кровь уте­сов» = «река». «волк пучи­ны» = «корабль». Если про­ана­ли­зи­ро­вать дан­ный ряд, то мы уви­дим, что кен­нин­ги натив­ны при­маль­ной Скан­ди­нав­ской сре­де и ниче­го из этой сет­ки не мог­ло быть им неиз­вест­но в чисто телес­ном смыс­ле, поэто­му скальд дей­ству­ет как рес­эм­плер, мик­ши­руя избы­ток воз­мож­ных вари­ан­тов пере­но­са. Рыбы ста­но­вят­ся клин­ка­ми, пере­хо­дя в мат­ри­цу бой­ни. Но клин­ки, пере­хо­дя в сет­ку реки, вполне могут стать рыба­ми. Это скаль­ди­че­ский гипер­текст.

Дан­ная нече­ло­ве­че­ская, кибер­не­ти­че­ская логи­ка (сход­ная с тем, что уже была опи­са­на в докла­де) объ­яс­ня­ет­ся тем, что родо­на­чаль­ни­ком коро­лей Скан­ди­на­вии был бог Один, и внут­ри сво­ей кро­ви они мог­ли транс­ли­ро­вать память о пред-суще­ство­ва­нии в небес­ном Асгар­де мета­ко­да. Имен­но поэто­му их мета­фо­рос­ло­же­ние настоль­ко подоб­но логи­ке транс­лей­то­ра. Вос­пе­вая эту память о мета­ко­де они обра­ща­лись к буду­ще­му, посколь­ку к_осмос, про­стран­ство ора­ку­лов, Асгард — явля­ет­ся кос­мо­ло­ги­че­ской струк­ту­рой буду­ще­го, само небо явля­ет­ся этим буду­щим.

Но внут­ри 20XX мы осо­зна­ём, что ника­ко­го буду­ще­го нет.

В репли­ка­цию небес­ных струк­тур втор­га­ет­ся вир­ту­аль­ная пан­де­мия све­та. Тех­но­сфе­ра гео­язв-горо­дов, рас­про­стёр­тых на анти-плос­кой поверх­но­сти, вено­ма­ти­че­ски транс­ли­ру­ет диги­та­ли­зи­ро­ван­ный (в про­ти­во­вес небес­но-кон­ти­ну­аль­но­му) спектр дан­ных, Иных Шумов. Дан­ный фено­мен назы­ва­ет­ся «све­то­вое загряз­не­ние неба», он меша­ет аст­ро­но­ми­че­ским наблю­де­ни­ям, посколь­ку звёз­ды про­сто пре­кра­ща­ют быть вид­ны с тер­ри­то­рии тех­но­сфе­ры.

Одни и те же сюже­ты повто­ря­ют­ся еже­год­но на небес­ном экране.Кед­ров

Пла­не­та всту­па­ет в пери­од зоди­а­каль­ной амне­зии, это рас­син­хро­ни­за­ция чело­ве­ка с мета­ко­дом, чья грам­ма­ти­ка мути­ру­ет внут­ри све­то­во­го загряз­не­ния. Дви­же­ние по логам Это­го Неба — это ско­рее ими­та­ция чте­ния, как если бы чело­век пытал­ся рекон­стру­и­ро­вать сюжет Улис­са гуляя по ули­цам Дуб­ли­на.

Имен­но ре-дизайн неба вслед­ствии мута­ции мета­ко­да из-за иных шумов све­то­во­го загряз­не­ния побу­дил Груп­пу Иссле­до­ва­ний Циф­ро­вой Куль­ту­ры (Ccru) раз­ра­бо­тать прак­ти­ки кибер-оккуль­тиз­ма, извест­ные как Лему­рий­ская Магия Вре­ме­ни. Посколь­ку при­выч­ные аст­ро­ло­ги­че­ские соот­но­ше­ния токе­но­гра­фии зоди­а­каль­ных цик­лов теперь не име­ют ника­ко­го смыс­ла из-за вир­ту­а­ли­за­ции неба тех­но­сфе­рой, то зна­чит, в дело всту­па­ют иные отно­ше­ния к буду­ще­му. Плод сою­за диги­таль­ных струк­тур (в кото­рых отсут­ству­ет вре­мя) и зем­ных, плод сою­за Неба и Зем­ли есть 20XX: в нашей эпо­хе рес­эм­пли­ро­ван­ной пост-совре­мен­но­сти вре­мя ощу­ща­ет­ся отсут­ству­ю­щим в сво­ей хао­тич­но­сти, оно нели­ней­но и вено­маль­но. Для опи­са­ния это­го вре­ме­ни и вза­и­мо­дей­ствия с ним Ccru пред­ла­га­ли Нумо­грам­му («Деци­маль­ный лаби­ринт») как регу­ля­цию отно­ше­ний меж­ду без­дна­ми вир­ту­аль­но­сти не-суще­ство­ва­ния, как транс­лейт демо­ни­че­ско­го тра­фи­ка меж­ду кибер­не­ти­че­ски­ми псев­до-кон­ту­ра­ми хао­с­мо­са.

Вир­ту­аль­ное (от лат. «vir» — муж­чи­на) Небо и Зем­ля соче­та­ясь про­из­во­дят совре­мен­ность, но это посмерт­ный брак, [g]host marriage, ибо небо над нами — экран, вклю­чен­ный на мёрт­вый канал. Тра­ди­ция посмерт­но­го бра­ка поз­во­ля­ет бра­ко­со­че­тать­ся мерт­во­му и живо­му. И в 2XXX имен­но посмерт­ный брак явля­ет­ся кон­цеп­том, луч­ше опи­сы­ва­ю­щим и схва­ты­ва­ю­щим про­во­лоч­ные свя­зи вир­ту­аль­но­го дай­мо­ни­че­ско­го тра­фи­ка. Ибо небо как канал свя­зи было ском­про­ме­ти­ро­ва­но.

Кто-то взло­мал мета­код с неиз­вест­ной целью.

Центральное Разведывательное Управление

Хвост его [дра­ко­на] увлек с неба тре­тью часть звезд и поверг их на зем­лю.
Апо­ка­лип­сис Иоан­на

Сфе­ра непо­движ­ных звёзд при­сут­ству­ет в моих вос­по­ми­на­ни­ях; я всё мень­ше ста­ра­юсь накру­чи­вать себя на тему того, что само это вос­по­ми­на­ние может быть фан­то­мом и под­дел­кой, а образ ноч­но­го неба — симу­ля­кра­ти­ей, захва­ты­ва­ю­щей грам­ма­ти­ку носталь­гии. Я верю: в какой-то момент моей жиз­ни мне всё-таки дове­лось уви­деть насто­я­щее звёзд­ное небо. Но если само небо в 20XX вир­ту­аль­но, то небо над голо­вой ничем не отли­ча­ет­ся от внут­рен­не­го неба носталь­гии; и по логи­ке транс­лей­то­ров, дви­га­ясь по фан­том­ной Вось­мой Сфе­ре вос­по­ми­на­ний, носталь­ги­че­ско­му оже­ре­лью Посмерт­но­го Бра­ка, мож­но пере­сечь этот кон­тур и ока­зать­ся внут­ри к_осмоса; внут­ри кон­цепт-кар­ты совре­мен­ной эпо­хи, «внут­рен­не­го язы­ка» мета-транс­лей­то­ра, мета­ко­да теперь уже вир­ту­аль­но­го неба.

Что есть Вось­мая Сфе­ра? Вось­мая сфе­ра есть сфе­ра непо­движ­ных звёзд; по поряд­ку, начи­ная от Зем­ли: пер­вая сфе­ра — Лунар­ная, сле­дом идут Мер­ку­ри­аль­ная, Вене­ри­че­ская и Соляр­ная сфе­ры. Сле­дом идёт сфе­ра Мар­са, Юпи­те­ра и Сатур­на. Ито­го семь сфер, но за ними при­сут­ству­ет ещё одна: в про­ти­во­вес стран­ни­кам-пла­не­там, эти све­ти­ла не дви­га­лись, являя собой образ ста­ти­ки. Вось­мая сфе­ра сим­био­ти­че­ски пара­зи­ти­ру­ет на Внеш­нем Небе, том кос­мо­се, отку­да при­шёл семи­о­ви­рус, чья виру­се­мия опре­де­ля­ла онто­ло­гию этой пла­не­ты тыся­че­ле­ти­я­ми. Если небо ста­тич­но, то сама эта мат­ри­ца коди­ру­ет обра­зы мыс­ли тех, кто пре­бы­ва­ет под этим небом. И про­цес­синг небес­ных струк­тур ура­но­мет­рии имел внут­ри себя, как мы впо­след­ствии убе­дим­ся, пара­зи­та; Посколь­ку Вось­мая Сфе­ра была неким обра­зом его, мета­ко­да, суще­ство­ва­ния, то в этом смыс­ле, небо было фор­ма­ти­ро­ва­но симу­ля­кра­ти­ей Вось­мой Сфе­ры непо­движ­ных звёзд, фик­си­руя онто­ло­гию види­мо­го кос­мо­са. Даль­ней­шая мута­ция сим­био­ти­че­ской Вось­мой Сфе­ры обу­слов­ле­на само­ре­фе­рент­ны­ми суи­ци­даль­ны­ми пат­тер­на­ми симу­ля­кра­тии; в 1789 на небе было откры­то новое све­ти­ло, назван­ное в честь бога Неба, Ура­на. И это откры­тие де-инстал­ли­ро­ва­ло Вось­мую Сфе­ру посред­ством небес­но­го пла­ги­на, под­верг­нув вос­при­я­тие мета­ко­да реди­зай­ну. Мета­код пере­стал быть хард­ко­дом, став несчаст­ной звез­дой.

Нет уже боль­ше былых 7+1 сфер, а кос­мос не замкнут в про­стран­стве Синей Сте­ны, Вось­мой Сфе­ры, за кото­рой вода и лёд.

Это след­ствие уже про­ис­хо­дя­щих в Новом Вре­ме­ни про­цес­сов отхо­да от пред­став­ле­ния базис­но­го шизо-кал­лей­до­ско­пич­но­го вре­ме­ни-без-вре­ме­ни, вре­ме­ни цир­ку­ля­ции ста­ти­че­ских вир­ту­аль­ных струк­тур. Неза­дол­го до откры­тия Ура­на, в 1718 году Эдмунд Гал­лей срав­нил древ­не­гре­че­ский атлас Непо­движ­ных Звёзд с атла­сом, исполь­зу­ю­щим­ся в его эпо­ху. И обна­ру­жил, что цик­лы опре­де­лён­ных звёзд не сов­па­да­ют с древ­не­гре­че­ски­ми. Сле­до­ва­тель­но, веро­ят­нее все­го, у них есть некое соб­ствен­ное дви­же­ние внут­ри соб­ствен­но­го про­стран­ства.

Таким обра­зом, Новое Вре­мя, эпо­ха Про­грес­са, свя­за­на преж­де все­го со сме­ной гене­ти­че­ских алго­рит­мов ура­но­мет­рии. И то, что мы спо­соб­ны вос­при­ни­мать мир в дви­же­нии, схва­ты­вать не толь­ко соот­вет­ствия, но и раз­ли­чия, име­ет под собой глу­бо­кие обос­но­ва­ния внут­ри реди­зай­на мета­ко­да.

Пара­зит вось­мой сфе­ры пере­ме­стил­ся под зем­лю.

Души же, кото­рые так лег­ко могут быть вызва­ны, счи­та­ют­ся небез­опас­ны­ми и бес­по­лез­ны­ми для сно­ше­ний. Это души или, ско­рее, ляр­вы из под­зем­ных обла­стей либо — шео­ла, той обла­сти, назы­ва­е­мой каб­ба­ли­ста­ми вось­мой сфе­рой. Бла­ват­ская
Раз­об­ла­чён­ная Изи­да

Вось­мая сфе­ра моди­фи­ци­ру­ет­ся и начи­на­ет отож­деств­лять­ся с чем-то, поко­я­щим­ся под зем­лёй, оби­те­лью вир­ту­аль­но­го горе­ния мёрт­вых. Напри­мер, Рудольф Штай­нер в сво­их тео­соф­ских иссле­до­ва­ни­ях вооб­ще игно­ри­ру­ет факт откры­тия двух пла­нет, про­дол­жая вос­про­из­во­дить в сво­их рас­суж­де­ни­ях коды Вось­мой Сфе­ры, память о ней. Дан­ная чер­та игно­ри­ро­ва­ния ре-дизай­на архи­тек­ту­ры Неба явствен­но ука­зы­ва­ет на харак­тер тео­соф­ской мыс­ли: внут­ри сво­ей тра­ди­ции они реп­ли­ци­ро­ва­ли в рам­ках дис­кур­сив­ных прак­тик коды отно­ся­щи­е­ся к ста­ро­му поряд­ку. В том чис­ле, рас­суж­де­ния о суще­ство­ва­нии на Зем­ле не одной чело­ве­че­ской расы, а так­же Гипер­бо­рей­цев и Лему­рий­цев.

Но если в нашу эпо­ху дей­ству­ет Лему­рий­ское Вре­мя (CCRU), не зна­чит ли это, что их коды каким-то обра­зом взло­ма­ли небо и оно регрес­си­ро­ва­ло до состо­я­ния Фир­ма­мен­та, небес­ной твер­ди, кото­рая отож­деств­ля­ет­ся с Вось­мой Сфе­рой?

Зна­чит.

Пото­му что оккульт­ных учё­ных тре­тье­го рей­ха, вос­пи­тан­ных на тео­со­фии и расо­ло­гии, ЦРУ при­вез­ло в США по про­ек­ту «Скреп­ка». На их буду­щий План мож­но обра­тить вни­ма­ние уви­дев, напри­мер, какую эмбле­му ООН раз­ра­бо­та­ло Управ­ле­ние Стра­те­ги­че­ских Служб, впо­след­ствии назван­ное ЦРУ. Эмбле­ма изоб­ра­жа­ет плос­кую зем­лю. Семан­ти­че­ски свя­за­на с ней тема Небес­ной Твер­ди, Фир­ма­мен­та, Синей Сте­ны, Вось­мой Сфе­ры. Сет­ка в кото­рую поме­ще­на плос­кая зем­ля име­ет трид­цать три деле­ния, что тож­де­ствен­но трид­ца­ти трём гра­ду­сам масон­ско­го посвя­ще­ния.

Вме­сте с оккульт­ны­ми учё­ны­ми тре­тье­го рей­ха ЦРУ раз­ра­ба­ты­ва­ло про­грам­мы по кон­тро­лю созна­ния, одна из кото­рой назы­ва­лась «Bluebird project». Я очень дол­го искал, отку­да кон­крет­но ЦРУ взя­ло такое назва­ние для сво­ей про­грам­мы. Дол­жен же был быть источ­ник. Пока через несколь­ко дней не наткнул­ся на пье­су «Синяя Пти­ца» Мори­са Метер­лин­ка.

Синяя пти­ца явля­лась его выра­же­ни­ем идей о том, что под­лин­ное поэ­ти­че­ское изоб­ра­жа­ет сми­ре­ние, покор­ность силам судь­бы. Осно­вы его поэ­ти­ки мож­но про­чи­тать в доста­точ­но ред­ком сбор­ни­ке «Сокро­ви­ще Сми­рен­ных».

Поэт при­бав­ля­ет к обыч­ной жиз­ни чело­ве­ка нечто, состав­ля­ю­щее тай­ну поэта, и она вдруг появ­ля­ет­ся в сво­ём чудес­ном вели­чии покор­но­сти неве­до­мым силам, в отно­ше­ни­ях, нико­гда не кон­ча­ю­щих­ся в сво­ём тор­же­ствен­ном убо­же­стве.Сокро­ви­ще сми­рен­ных, изда­ние 1911 года

ЦРУ вдох­нов­ля­лось поэ­зи­ей сим­во­лиз­ма.

Воз­мож­но имен­но с этим свя­за­но то, что перед их офи­сом нахо­дит­ся крип­то­гра­фи­че­ский мону­мент — Крип­тос, про­из­ве­де­ние искус­ства, послед­няя часть кото­ро­го до сих пор не рас­шиф­ро­ва­на.

Как по Улис­су Джой­са мож­но вос­ста­но­вить Дуб­лин, по сти­хо­тво­ре­нию Пуш­ки­на — созвез­дие Ори­о­на, так и по пье­се Метер­лин­ка мож­но вос­ста­но­вить образ мыс­ли под­вер­жен­но­го майнд-кон­тро­лю раба. Его идея Ста­ти­че­ской Дра­мы — это идея изло­же­ния чело­ве­че­ской при­ро­ды как поверх­но­сти, мыс­ли как отсут­ствия дви­же­ния, кри­ка как зату­ха­ния. В пост-совре­мен­но­сти сгла­жи­ва­е­мых син­гу­ляр­но­стей мы можем уви­деть, на самом деле, что про­ис­хо­дя­щие в нашей эпо­хе собы­тия исчер­пы­ва­ю­ще опи­сы­ва­ют­ся в рам­ках Ста­ти­че­ской Дра­мы, явля­ясь Теат­ром Мол­ча­ния, где нет вре­ме­ни.

Пото­му что все мы ходим под этим небом. Под новым фир­ма­мен­том све­то­во­го загряз­не­ния, посколь­ку вир­ту­аль­ное (от рус. «вир» — водо­во­рот) небо ута­щи­ло звёз­ды внутрь себя бур­ным пото­ком. Таким обра­зом, тема воды при­сут­ству­ет в семи­о­ти­ке Неба на уровне уже чисто смыс­ло­вых про­по­зи­ций, являя собой регресс архи­тек­ту­ры неба до состо­я­ния Фир­ма­мен­та, ново­го пре­крас­но­го Фир­ма­мен­та Ста­ти­че­ской Дра­мы.

Ста­ти­че­ское мыш­ле­ние воз­вра­ща­ет­ся в 20XX.
Ста­ти­че­ское мыш­ле­ние воз­вра­ща­ет­ся и в 2ХXX.
Ста­ти­че­ское мыш­ле­ние воз­вра­ща­ет­ся и в… … … …

Мёртвое небо

В апо­кри­фи­че­ском Еван­ге­лии от Вар­на­вы при­сут­ству­ет такая сце­на: ангел, спу­стив­ший­ся с небес, к Иису­су Хри­сту, вкла­ды­ва­ет ему в грудь Кни­гу. Без­услов­но, это та же самая кни­га, о кото­рой мы гово­ри­ли в нача­ле — звёзд­ная кни­га мета­ко­да, напи­сан­ная на пуль­си­ру­ю­щем язы­ке цефе­ид, огнен­ном язы­ке, язы­ке ора­ку­лов. Но если бы в 2XXX-эпо­ху, с Этих Небес спу­стил­ся голо­гра­фи­че­ский ангел и вло­жил нечто диви­ду в грудь, то толь­ко видео­кас­се­ту: собы­тия повто­ри­ли бы кан­ву Видеодро­ма построч­но, чело­век в стрем­ле­нии обре­сти Новую Плоть, в сущ­но­сти, стал бы паке­том отбра­ко­ван­ных дан­ных, мути­руя в обез­об­ра­жен­ную виру­се­ми­ей грам­ма­ти­че­ско­го био-тер­ро­ра кук­лу чело­ве­ка, а кук­ла чело­ве­ка это все­гда цир­ко­вой уро­дец. Цир­ко­вой уро­дец Теат­ра Мол­ча­ния, посколь­ку теперь у него нет даже рта, что­бы кри­чать.

Любая голо­грам­ма это кош­мар ско­ро­сти.

И объ­ект­но ори­ен­ти­ро­ван­ная онто­ло­гия Грэ­ма Хар­ма­на, урав­ни­ва­ю­щая все объ­ек­ты в одну плос­кость, чело­ве­ка — с ков­ром на полу, ковёр на полу — с Небом. Опре­де­ле­ние чело­ве­ка как без­молв­ной кук­лы ста­ти­че­ской дра­мы без­услов­но ука­зы­ва­ет на инспи­ри­ро­ван­ный со сто­ро­ны ЦРУ харак­тер дан­ной онто­ло­гии. Она была инспи­ри­ро­ва­на, как когда-то были инспи­ри­ро­ва­ны дви­же­ния нью-эйдж, на что ука­зы­ва­ет, в том чис­ле, тот факт, что Джон Лил­ли, один из идео­ло­гов нью-эйджа, был ими завер­бо­ван.

В суще­ству­ю­щей эпо­хе дей­ству­ет мно­же­ство про­ек­тов, от ука­зан­ной выше онто­ло­гии, до уто­пи­че­ских, вро­де Про­ек­та Вене­ра, все они в конеч­ном счё­те стре­мят­ся вогнать чело­ве­ка в ста­ти­че­ское состо­я­ние, заму­ро­вать его в инже­нер­ный пара­дайз, нака­чав пред­ва­ри­тель­но чем-нибудь. Пото­му что Вир­ту­аль­ное (от хин­ди «veer» — воин­ствен­ный, геро­и­че­ский) Небо про­грам­ми­ру­ет в рам­ках майнд-кон­тро­ля мыш­ле­ние людей, что живут под ним, опре­де­ляя направ­ле­ние их мыс­ли. Сей­час направ­ле­ние такое, что нас ждёт неимо­вер­но дол­гая эпо­ха инво­лю­ци­он­ной ста­ти­ки. Нико­гда не быва­ет доста­точ­но мед­лен­но.

Кибер­го­ти­ку, как док­три­ну мыс­ли, инте­ре­су­ют преж­де все­го мёрт­вые гиперт-текст ссыл­ки, «битые ссыл­ки». Мёрт­вый гипер­текст. Пото­му что любая мёрт­вая ссыл­ка подоб­на при­зра­ку кибер­не­ти­че­ско­го Шео­ла, когда он гибрид­но срос­ся с Вось­мой Сфе­рой. Но в мёрт­вой ссыл­ке содер­жит­ся нечто более глу­бо­кое. Небо вклю­чен­ное на мёрт­вый канал — это небо мёрт­во­го гипер­тек­ста, а её Синяя Пти­ца — это носталь­гия о том, что когда-то при­зрач­ный брак не был при­зрач­ным (в кон­це пье­сы Синяя Пти­ца уле­та­ет).

Итак, какой архе­ти­пи­че­ский сюжет Ста­ти­че­ской Дра­мы на сего­дняш­ний день? Девуш­ка и моло­дой чело­век, Али­са и Боб. Он завле­ка­ет её рас­ска­зом о созвез­дии Ори­о­на, она опус­ка­ет гла­за в инфор­но­гра­фию дис­плея, на кото­ром они, сидя, поме­ща­ют­ся вдво­ём. Он, отвле­чен­ную её, при­зы­ва­ет посмот­реть: она сколь­зит вдоль по ука­зы­ва­е­мой его паль­цем тра­ек­то­рии к иде­аль­но­му не-суще­ство­ва­нию звёзд, к вир­ту­аль­но­му небу. Но вдруг они оба пони­ма­ют, что звёзд ника­ких нет. Его палец ука­зы­ва­ет в пустое про­стран­ство неба.

404
page not found


Vital Signature
Vital Signature

Экс­пе­ри­мен­таль­ный писа­тель, рабо­та­ю­щий на пере­се­че­нии совре­мен­ной кибер­фи­ло­со­фии, кибер­го­ти­че­ской поэ­ти­ки и циф­ро­во­го искус­ства.

vk.com/digital.poetry

Последние посты

Архивы

Категории