Иллюстрации: Ultima: Worlds of Adventure 2 — Martian Dreams (DOS)

Заметки о когнитивной биологии теоретической физики

Дан­ный текст и его автор для Spacemorgue новы и во мно­гом нети­пич­ны.

Ричард Скотт Бэк­кер — канад­ский неа­ка­де­ми­че­ский фило­соф, более, одна­ко, извест­ный как автор худо­же­ствен­ных про­из­ве­де­ний в жан­рах тём­но­го фэн­те­зи и науч­ной фан­та­сти­ки. Подоб­но мно­гим мыс­ли­те­лям, чьи рабо­ты пере­ве­де­ны на рус­ский сила­ми сооб­ще­ства, он всё же име­ет суще­ствен­ный фило­соф­ский бэк­гра­унд в виде пуб­ли­ка­ций в про­филь­ной пери­о­ди­ке и чте­ния лек­ций в раз­лич­ных уни­вер­си­те­тах. Одна­ко Бэк­кер под­чёрк­ну­то дистан­ци­ру­ет­ся от ака­де­ми­че­ско­го сооб­ще­ства, что при­зва­но обес­пе­чить и про­де­мон­стри­ро­вать неза­ви­си­мость суж­де­ний и форм выра­же­ния его идей.

В каче­стве фило­со­фа на ран­них эта­пах он во мно­гом вдох­нов­лял­ся кон­ти­нен­та­ли­ста­ми, что нашло отра­же­ние в его рабо­тах на тему медиа и интел­лек­ту­аль­но­го отчуж­де­ния рабо­че­го клас­са (дис­сер­та­ци­он­ное иссле­до­ва­ние в Уни­вер­си­те­те Ван­дер­биль­та). Одна­ко пово­рот­ным момен­том стал его инте­рес к фило­со­фии созна­ния, и преж­де все­го рабо­там фило­со­фов-ана­ли­ти­ков в этой обла­сти, в част­но­сти, Дэни­е­ла Дэн­не­та. Зна­ком­ство с ними пере­на­пра­ви­ло его иссле­до­ва­тель­ские рабо­ты в сто­ро­ну тео­рии зна­че­ния, фило­со­фии транс- и пост-гума­низ­ма, буду­ще­го фило­со­фии (и лите­ра­ту­ры) и фило­со­фии (лите­ра­ту­ры) буду­ще­го. Резуль­та­том ста­ла раз­ра­бот­ка т. н. «тео­рии сле­по­го моз­га» (Blind Brain Theory) — тео­рии созна­ния, под­чёр­ки­ва­ю­щей фун­да­мен­таль­ную огра­ни­чен­ность спо­соб­но­стей чело­ве­ка к интел­лек­ту­аль­но­му само­по­зна­нию, — а так­же ори­ги­наль­но­го поня­тий­но­го аппа­ра­та «Семан­ти­че­ско­го Апо­ка­лип­си­са» и «мест кру­ше­ния», кото­рые явля­ют­ся след­стви­ем втор­же­ния науч­но­го позна­ния и тех­ни­че­ско­го про­грес­са внутрь гра­ниц того, что счи­та­лось чело­ве­че­ской сущ­но­стью.

Одна­ко наи­бо­лее пол­ное выра­же­ние идеи Бэк­ке­ра нахо­дят, веро­ят­но, в его лите­ра­тур­ных тру­дах. Мно­гие из них пере­ве­де­ны на рус­ский и даже выдер­жа­ли на нём несколь­ко изда­ний. Это и ней­ро­ло­ги­че­ский тех­но­т­рил­лер «Ней­ро­пат», детек­тив «Зови­те меня Апо­стол» и, last but not least, magnum opus Бэк­ке­ра — эпи­че­ское тём­ное фэн­те­зи «Вто­рой Апо­ка­лип­сис». Этот мон­стру­оз­ный цикл, нахо­дя­щий­ся в про­цес­се напи­са­ния, состо­ит на дан­ный момент из семи томов, объ­еди­нён­ных в два завер­шён­ных под­цик­ла («Князь пусто­ты» и «Аспект-импе­ра­тор»), и напол­нен отсыл­ка­ми к сред­не­ве­ко­вой исто­рии, широ­ко­му спек­тру фило­соф­ских систем (от Ари­сто­те­ля и нео­пла­то­ни­ков до фило­со­фии созна­ния наших дней), про­из­ве­де­ни­ям Джо­на Р. Р. Тол­ки­на и Фрэн­ка Гер­бер­та, про­бле­ма­ти­ке пост­гу­ма­низ­ма.

«Замет­ки по пово­ду когни­тив­ной био­ло­гии тео­ре­ти­че­ской физи­ки» — неболь­шой текст, взя­тый из бло­га авто­ра (пуб­ли­ка­ция от 14 апре­ля 2018 года). Он не рас­кры­ва­ет наи­бо­лее фун­да­мен­таль­ных взгля­дов Бэк­ке­ра (их наде­ем­ся осве­тить даль­ней­ши­ми пере­во­да­ми его работ). Одна­ко для Spacemorgue он может дать взгляд на пост­гу­ма­ни­сти­че­скую про­бле­ма­ти­ку под неожи­дан­ным углом — со сто­ро­ны эпи­сте­мо­ло­гии. Здесь Бэк­кер рас­суж­да­ет о наслед­ствен­ных когни­тив­ных огра­ни­че­ни­ях чело­ве­ка, о том, как эти огра­ни­че­ния лими­ти­ру­ют позна­ние нами При­ро­ды сила­ми науч­но­го мето­да, — и как на эту ситу­а­цию спо­соб­ны повли­ять созда­ние мыс­ля­щих машин или же пере­строй­ка чело­ве­че­ско­го мыс­ли­тель­но­го аппа­ра­та.

Артём Тютюн­ни­ков
˜

Мой люби­мый при­мер того, что я назы­ваю «постыд­ным фак­том само­по­зна­ния» — это уди­ви­тель­ный (даже потря­са­ю­щий) факт, что мы спо­соб­ны объ­яс­нить про­ис­хож­де­ние самой Все­лен­ной, и в то же вре­мя никак не можем объ­яс­нить это объ­яс­не­ние. Мож­но ска­зать, что самым зна­чи­тель­ным сле­пым пят­ном физи­ки явля­ет­ся сама физи­ка. Пред­ставь­те, что стро­и­те готи­че­ский собор, и при этом у вас нет ниче­го, кро­ме туман­но­го осо­зна­ния соб­ствен­ных рук! Даже боль­ше — пред­ставь­те, что такая неспо­соб­ность к осо­зна­нию явля­ет­ся пол­но­стью есте­ствен­ной и что абсо­лют­но нор­маль­но пере­тас­ки­вать пред­ме­ты, будучи сле­пым не толь­ко к само­му про­цес­су пере­тас­ки­ва­ния, но и к самой сле­по­те. Неуди­ви­тель­но, что мно­гие вос­при­ни­ма­ют зна­ние как необъ­яс­ни­мое чудо.

Сле­по­та к когни­тив­ным инстру­мен­там обна­жа­ет доволь­но любо­пыт­ную осо­бен­ность в раз­ви­тии физи­ки: ей не нуж­но пони­мать себя, что­бы понять При­ро­ду. По край­ней мере, пока.

Конеч­но, этот факт инте­ре­сен сам по себе. Если учесть, что в осно­ве эври­сти­че­ско­го пре­не­бре­же­ния лежит общая, пол­но­стью нату­ра­ли­сти­че­ская тео­рия позна­ния, то его область при­ме­не­ния долж­на охва­ты­вать все виды нашей позна­ва­тель­ной актив­но­сти, вклю­чая основ­ной эле­мент ящи­ка Пан­до­ры — физи­ку. Ака­де­ми­че­ские игры не пред­став­ля­ют для меня инте­ре­са, поэто­му я не могу поз­во­лить ожи­да­ни­ям кол­лег заве­сти меня в ведом­ствен­ный тупик. Я волен руко­вод­ство­вать­ся нестан­дарт­ны­ми допу­ще­ни­я­ми для реше­ния про­блем, кото­рые невоз­мож­но решить с помо­щью суще­ству­ю­щих под­хо­дов. Мне не хва­тит про­фес­си­о­наль­ной ком­пе­тент­но­сти, что­бы сде­лать науч­ное откры­тие, одна­ко я, воз­мож­но, смо­гу напра­вить к это­му насто­я­щих спе­ци­а­ли­стов.

Физи­ка дале­ко не един­ствен­ная под­вер­же­на сле­по­те вто­ро­го поряд­ка. С био­ло­ги­че­ской точ­ки зре­ния почти все про­бле­мы раз­ре­ша­ют­ся без досту­па к усло­ви­ям реше­ния. Мотор­ная кора моз­га «зна­ет» о себе не боль­ше, чем паль­цы, кото­рые она кон­тро­ли­ру­ет. Вос­при­я­тие почти все­гда сле­по к про­ис­хо­дя­ще­му в то же вре­мя акту позна­ния.

Назо­вем этот три­ви­аль­ный факт сре­дин­ным пре­не­бре­же­ни­ем — то есть, врож­ден­ной нечув­стви­тель­но­стью позна­ния к про­ис­хо­дя­щей в то же вре­мя позна­ва­тель­ной актив­но­сти. Из этой эмпи­ри­че­ской баналь­но­сти про­ис­те­ка­ет мно­же­ство важ­ных след­ствий. Как чело­ве­че­ское вос­при­я­тие пре­одо­ле­ва­ет сре­дин­ное пре­не­бре­же­ние? По сути, наш мозг пол­но­стью нечув­стви­те­лен к соб­ствен­но­му био­ло­ги­че­ско­му устрой­ству. Он не спо­со­бен познать себя таким, какой он есть. Так как же он позна­ёт соб­ствен­ные когни­тив­ные спо­соб­но­сти?

Оче­вид­но, как-то ина­че. Мето­да­ми ско­рее полез­ны­ми, чем прав­ди­вы­ми. Мето­да­ми, с помо­щью кото­рых мож­но обма­нуть сре­дин­ное пре­не­бре­же­ние. Эври­сти­че­ски.

Из само­го фак­та сре­дин­но­го пре­не­бре­же­ния сле­ду­ет, что мы долж­ны позна­вать про­блем­ные систе­мы с уче­том так назы­ва­е­мой мета-нере­ле­вант­но­сти. Это зна­чит, что нам не тре­бу­ет­ся ника­ко­го суще­ствен­но­го зна­ния о нашем зна­нии, что­бы порож­дать зна­ние. Напри­мер, дан­ный акт ком­му­ни­ка­ции тре­бу­ет с моей сто­ро­ны зна­ния мно­же­ства фак­тов, но ни один из них не свя­зан с нашим колос­саль­ным био­ло­ги­че­ским и исто­ри­че­ским сход­ством — то есть, при­мер­но оди­на­ко­вой физио­ло­ги­ей и обра­зо­ва­тель­ной под­го­тов­кой. Если бы я стра­дал пси­хо­зом или вас бы вос­пи­та­ла стая вол­ков, ком­му­ни­ка­тив­ный обмен мог бы про­изой­ти толь­ко в том слу­чае, если бы нам уда­лось каким-то обра­зом устра­нить эти раз­ли­чия. В отсут­ствие такой спо­соб­но­сти вто­ро­го поряд­ка ком­му­ни­ка­тив­ный про­цесс зави­сит от отсут­ствия тако­го рода про­блем вто­ро­го поряд­ка, а зна­чит, от нере­ле­вант­но­сти зна­ния вто­ро­го поряд­ка тому, чего мы хотим достичь.

Сре­дин­ное пре­не­бре­же­ние вле­чет за собой мета-нере­ле­вант­ность — то есть, спо­соб­ность нахо­дить реше­ние про­бле­мы без воз­мож­но­сти нахо­дить спо­со­бы реа­ли­за­ции этой спо­соб­но­сти. Мож­но про­ве­сти грань меж­ду мета-нере­ле­вант­но­стью наших рамок, т.е. отсут­стви­ем небла­го­при­ят­ных обсто­я­тельств, и мета-нере­ле­вант­но­стью наше­го устрой­ства — отсут­стви­ем когни­тив­ных недее­спо­соб­но­стей. Одна из вос­хи­ти­тель­ных осо­бен­но­стей это­го раз­де­ле­ния заклю­ча­ет­ся в том, как две зна­чи­тель­ные тео­ре­ти­че­ские систе­мы физи­ки — общая тео­рия отно­си­тель­но­сти и стан­дарт­ная модель физи­ки частиц — тре­бу­ют пре­одо­ле­ния каж­дой из форм мета-нере­ле­вант­но­сти. Эйн­штей­ну в рабо­те над общей тео­ри­ей отно­си­тель­но­сти потре­бо­ва­лось пре­одо­леть рамоч­ное пре­не­бре­же­ние, что­бы начать рас­смат­ри­вать про­стран­ство и вре­мя как неотъ­ем­ле­мую часть меха­низ­ма Все­лен­ной. В кван­то­вой меха­ни­ке Бору и дру­гим тре­бо­ва­лось пре­одо­леть пре­не­бре­же­ние устрой­ства и изоб­ре­сти новую раци­о­наль­ность. При позна­нии Все­лен­ной в ее вели­чай­ших мас­шта­бах резуль­тат дик­ту­ет­ся систе­мой отсче­та. При вос­при­я­тии реаль­но­сти в ее бес­ко­неч­но малых вели­чи­нах уви­ден­ное стро­го опре­де­ля­ет­ся вашей когни­тив­ной био­ло­ги­ей. В обо­их слу­ча­ях невоз­мож­но понять основ­ные прин­ци­пы, не помыс­лив себя как часть вос­при­ни­ма­е­мой систе­мы.

Дру­ги­ми сло­ва­ми, наша когни­тив­ная био­ло­гия нере­ле­вант­на толь­ко по отно­ше­нию к когни­тив­ным уста­нов­кам клас­си­че­ских (наслед­ствен­ных) про­бле­ма­ти­че­ских эко­ло­гий. Это объ­яс­ня­ет, поче­му для ста­нов­ле­ния реля­ти­вист­ской тео­рии опре­де­ля­ю­щим эле­мен­том было сущ­ност­ное вос­при­я­тие, в то вре­мя как для стан­дарт­ной моде­ли был важен экс­пе­ри­мент. Реля­ти­вист­ская тео­рия, кото­рая при­над­ле­жит клас­си­че­ской меха­ни­ке, лишь в край­ней сте­пе­ни «рас­тя­ги­ва­ет» мета-нере­ле­вант­ность (при­нуж­да­ет нас ана­ли­зи­ро­вать соб­ствен­ные когни­тив­ные спо­соб­но­сти). Кван­то­вая меха­ни­ка с ходу раз­но­сит ее в пух и прах. Что­бы решить про­бле­мы мета-нере­ле­вант­но­сти, потре­бо­ва­лось при­знать несо­сто­я­тель­ность как мето­до­ло­гии, так и инту­и­ции. Это про­изо­шло до того, как физи­ки смог­ли опи­сать «кван­то­вый мир» со мно­же­ством соот­вет­ству­ю­щих ого­во­рок. Пони­ма­ние того, какие клас­си­че­ские вопро­сы в кван­то­вой меха­ни­ке мож­но или нель­зя зада­вать, экви­ва­лент­но изме­ре­нию мета-нере­ле­вант­но­сти — сте­пе­ни, в кото­рой нашей когни­тив­ной био­ло­ги­ей (наря­ду с когни­тив­ной исто­ри­ей) мож­но пре­не­бречь. Огра­ни­че­ния клас­си­че­ско­го опи­са­ния пред­став­ля­ют собой огра­ни­че­ния нашей когни­тив­ной био­ло­гии, ока­зав­шей­ся лицом к лицу с мик­ро­ми­ром — в точ­ке, где мно­гие (но не все) наши инту­и­тив­ные физи­че­ские пред­став­ле­ния при­хо­дят к месту кру­ше­ния (crash space).

Суть обще­из­вест­но­го спо­ра меж­ду Эйн­штей­ном и Бором заклю­ча­ет­ся в попыт­ке решить, явля­ет­ся ли кван­то­вая меха­ни­ка пол­ной и рас­кры­ва­ет ли, таким обра­зом, исклю­чи­тель­ную (клас­си­че­ски несо­сто­я­тель­ную) При­ро­ду, либо же ее мож­но назвать непол­ной — в таком слу­чае нам откры­ва­ют­ся скры­тые пере­мен­ные и несколь­ко пора­зи­тель­ных сходств с дис­кус­си­я­ми о при­ро­де опы­та и позна­ния. Если, как утвер­ждал Бор, кван­то­вая меха­ни­ка явля­ет­ся пол­ной, то будет умест­ным гово­рить о вли­я­нии когни­тив­ной био­ло­гии на пони­ма­ние нами мик­ро­ми­ра. Если же при­нять точ­ку зре­ния Эйн­штей­на, то наша базо­вая когни­тив­ная био­ло­гия не игра­ет роли в кон­тек­сте пони­ма­ния мик­ро­ми­ра — про­бле­ма в нашей когни­тив­ной исто­рии, то есть в тео­ри­ях, кото­рые мы при­вык­ли стро­ить. Дру­ги­ми сло­ва­ми, цен­траль­ный вопрос сов­па­да­ет с пред­ме­том, вокруг кото­ро­го стро­ят­ся спо­ры о при­ро­де зна­ния и опы­та: явля­ет­ся ли явно исклю­чи­тель­ная при­ро­да кван­то­вых пред­став­ле­ний — ана­ло­гич­но исклю­чи­тель­ной при­ро­де опы­та и зна­ния — арте­фак­том какой-либо фун­да­мен­таль­ной неспо­соб­но­сти с нашей сто­ро­ны? То есть, глав­ный вопрос заклю­ча­ет­ся в том, что имен­но явля­ет­ся клю­че­вым для реше­ния задач как кван­то­вой меха­ни­ки, так и зна­ния и опы­та — наша точ­ка зре­ния или наше внут­рен­нее устрой­ство.

(Сто­ит заме­тить, что это срав­не­ние, кажет­ся, про­ти­во­ре­чит тому, как я обыч­но исполь­зую кван­то­вую меха­ни­ку в каче­стве аргу­мен­та в поль­зу необ­хо­ди­мо­сти отбро­сить наши био­ло­ги­че­ски закреп­лён­ные пред­чув­ствия. Но если кван­то­вая меха­ни­ка одно­вре­мен­но исклю­чи­тель­на (посколь­ку нару­ша­ет клас­си­че­скую меха­ни­ку) и науч­но под­твер­жде­на, не может ли интен­ци­о­на­лист утвер­ждать то же самое? Меж­ду тем как интен­ци­о­на­ли­сты при­ме­ня­ют для обос­но­ва­ния соб­ствен­ной объ­ек­тив­но­сти эмпи­ри­че­скую силу опе­ра­ци­о­на­ли­за­ций интен­ци­о­наль­ных пер­во­прин­ци­пов (таких, как убеж­де­ния), кван­то­вые реа­ли­сты исполь­зу­ют для это­го эмпи­ри­че­скую силу кван­то­во-меха­ни­че­ских пер­во­прин­ци­пов (таких, как вол­но­вые функ­ции). Одна­ко есть два прин­ци­пи­аль­ных раз­ли­чия, кото­рые под­ры­ва­ют эту, каза­лось бы, опти­ми­стич­ную ана­ло­гию: во-пер­вых, интен­ци­о­на­лизм явля­ет­ся стро­го инту­и­тив­ной систе­мой взгля­дов, в то вре­мя как кван­то­вая меха­ни­ка, мяг­ко выра­жа­ясь, тако­вой не явля­ет­ся; во-вто­рых, кван­то­вая меха­ни­ка — самая мощ­ная и широ­ко при­ме­ни­мая тео­рия за всю исто­рию нау­ки, в то вре­мя как интен­ци­о­на­лизм стра­да­ет от про­блем с экс­пе­ри­мен­таль­ной вос­про­из­во­ди­мо­стью и обоб­ще­ний, выхо­дя­щих дале­ко за рам­ки любо­го экс­пе­ри­мен­та.)

На при­ме­ре кван­то­вой меха­ни­ки кол­лапс мета-нере­ле­вант­но­сти — необ­хо­ди­мость рас­по­зна­вать и при­оста­нав­ли­вать дей­ствие когни­тив­ных рефлек­сов (осо­знан­но выби­рать вопро­сы) — вызван глу­бо­ки­ми инфор­ма­ци­он­ны­ми когни­тив­ны­ми эко­ло­ги­я­ми, кото­рые скон­стру­и­ро­ва­ны физи­ка­ми. С упро­ще­ни­ем объ­ек­та иссле­до­ва­ния сни­жа­ет­ся при­ме­ни­мость аппа­ра­та чело­ве­че­ско­го позна­ния. Мож­но ска­зать, что мета-нере­ле­вант­ность послед­не­го зада­ет направ­ле­ние нашей «ска­ляр­ной струк­ту­ры пре­не­бре­же­ний» — сте­пе­ни, в кото­рой зна­ние и опыт при­год­ны для реше­ния фун­да­мен­таль­ных про­блем и задач, раз­де­лен­ных на эле­мен­тар­ные кир­пи­чи­ки. Нау­ка дала нам про­те­зы, необ­хо­ди­мые для рас­ши­ре­ния наших скром­ных спо­соб­но­стей к реше­нию мак­ро­ско­пи­че­ских про­блем. Несмот­ря на наслед­ствен­ные струк­ту­ры пре­не­бреж­ний, наши базо­вые позна­ва­тель­ные спо­соб­но­сти обре­ли все­кос­ми­че­скую при­ме­ни­мость — что­бы это осу­ще­ствить, нам потре­бо­вал­ся лишь гений Эйн­штей­на. Но когда мы при­шли к мик­ро­ско­пи­че­ско­му, инту­и­тив­ное ста­ло поме­хой. «Мы все соглас­ны, что ваша тео­рия безум­на», — ска­зал Бор одна­жды Вольф­ган­гу Пау­ли. — «Вопрос в том, доста­точ­но ли она безум­на, что­бы пре­тен­до­вать на истин­ность».

Соглас­но обри­со­ван­но­му взгля­ду, фун­да­мен­таль­ное рас­хож­де­ние меж­ду общей тео­ри­ей отно­си­тель­но­сти и кван­то­вой меха­ни­кой состо­ит в био­ло­ги­че­ской реле­вант­но­сти послед­ней. Это поз­во­ля­ет утвер­ждать, что кван­то­вая меха­ни­ка — если не более общая тео­рия — функ­ци­о­ни­ру­ет в такой про­бле­ма­ти­че­ской эко­ло­гии, где реля­ти­вист­ская тео­рия попро­сту не пред­став­ля­ет ника­кой поль­зы. Боль­шин­ство физи­ков рас­смат­ри­ва­ют кван­то­вую меха­ни­ку как более общую тео­рию, одна­ко их обос­но­ва­ния тяго­те­ют к фор­ма­лиз­му и онто­ло­гич­но­сти и мало свя­за­ны с эко­ло­ги­че­ской точ­кой зре­ния. Как пока­за­но выше, эври­сти­че­ская неза­ви­си­мость — пред­по­ло­же­ние о мета-нере­ле­вант­но­сти — явля­ет­ся базо­вым для все­го наше­го когни­тив­но­го ори­ен­ти­ро­ва­ния. Это в рав­ной сте­пе­ни спра­вед­ли­во как по отно­ше­нию к физи­кам, так и ко всем осталь­ным. Ины­ми сло­ва­ми, физи­ки при осмыс­ле­нии сути дис­кус­сии часто упус­ка­ют из виду реле­вант­ность сво­ей когни­тив­ной био­ло­гии и поэто­му рас­смат­ри­ва­ют раз­рыв меж­ду общей тео­ри­ей отно­си­тель­но­сти и кван­то­вой меха­ни­кой толь­ко лишь мате­ма­ти­че­ски и поня­тий­но. Сбой био­ло­ги­че­ской нере­ле­вант­но­сти, одна­ко, демон­стри­ру­ет физи­че­ские изме­ре­ния про­бле­мы — то есть, как эта про­бле­ма уко­ре­ня­ет­ся в устрой­стве чело­ве­че­ско­го мыш­ле­ния.

Физи­ки-тео­ре­ти­ки все­гда пони­ма­ли: как и все живые орга­низ­мы, люди — это физи­че­ские систе­мы и кана­лы энтро­пии. Но пони­ма­ние фак­та суще­ство­ва­ния когни­тив­ной био­ло­гии совсем не озна­ча­ет пони­ма­ние прин­ци­пов ее рабо­ты. Если отсечь поме­хи вто­ро­го поряд­ка, кван­то­вая меха­ни­ка — это дея­тель­ность живых орга­низ­мов, пове­ден­че­ский про­дукт самой При­ро­ды, кото­рую откры­ва­ет кван­то­вая меха­ни­ка. Наша когни­тив­ная при­ро­да — то есть, уна­сле­до­ван­ные пред­уста­нов­ки для опти­ми­за­ции уна­сле­до­ван­ных обсто­я­тельств — систе­ма­ти­че­ски заво­дит в тупик наши попыт­ки познать При­ро­ду. Кван­то­вая меха­ни­ка пока­зы­ва­ет — мы явля­ем­ся про­дук­том При­ро­ды, и наша сущ­ность меша­ет нам познать ее, не при­бе­гая к тео­ре­ти­че­ским махи­на­ци­ям в фор­ме про­ду­ман­но­го экс­пе­ри­мен­таль­но­го вза­и­мо­дей­ствия.

Воз­ни­ка­ет дур­ное пред­чув­ствие, что чело­ве­че­ское позна­ние по сво­е­му устрой­ству неспо­соб­но объ­еди­нить общую тео­рию отно­си­тель­но­сти и кван­то­вую меха­ни­ку. Вполне воз­мож­но, что некая неклас­си­че­ская мак­ро­ско­пи­че­ская тео­рия мог­ла бы вытес­нить общую тео­рию отно­си­тель­но­сти и погло­тить кван­то­вую меха­ни­ку. Одна­ко без экс­пе­ри­мен­таль­ных дан­ных вро­де тех, кото­ры­ми рас­по­ла­га­ли пио­не­ры кван­то­вой меха­ни­ки, у нас попро­сту нет воз­мож­но­сти выде­лить полез­ный сиг­нал из шума и опре­де­лить вопро­сы, кото­рые мож­но зада­вать. Исти­на может быть «где-то рядом», за пре­де­ла­ми наших био­ло­ги­че­ских воз­мож­но­стей. Она может зани­мать про­стран­ство, кото­рое смо­гут осо­знать толь­ко наши маши­ны. Пред­ста­вим, что раз­ра­бот­ка кван­то­вой тео­рии гра­ви­та­ции про­ва­ли­лась и ста­ло ясно, что кван­то­вая меха­ни­ка лишь эври­сти­че­ски при­ме­ни­ма к клас­си­че­ским усло­ви­ям. В этом слу­чае вполне воз­мож­но, что нам, соглас­но обо­зна­чен­ной здесь когни­тив­но-био­ло­ги­че­ской точ­ке зре­ния, при­дет­ся стать чем-то иным, если мы хотим осо­знать Все­лен­ную как целое. Пере­пай­ки ней­рон­ных схем посред­ством одно­го лишь обу­че­ния (созда­ния тео­рий) может ока­зать­ся недо­ста­точ­но.

Сбой когни­тив­ной био­ло­ги­че­ской реле­вант­но­сти в кван­то­вой меха­ни­ке под­чер­ки­ва­ет то, что мож­но назвать про­бле­мой сни­жа­ю­щей­ся при­ме­ни­мо­сти: чем даль­ше наше устрой­ство отхо­дит от уна­сле­до­ван­ных эко­ло­ги­че­ских зон ком­фор­та (есте­ствен­ных аре­а­лов оби­та­ния — систем, кото­рые мы в ходе эво­лю­ции при­учи­лись при­ни­мать как дан­ность), тем мень­ше мы можем пред­по­ла­гать мета-нере­ле­вант­ность и тем боль­ше нам сле­ду­ет ожи­дать, что наше био­ло­ги­че­ское наслед­ство потре­бу­ет неко­го исправ­ле­ния, что­бы избе­жать кру­ше­ния.


R. Scott Bakker
Р. Скотт Бэк­кер

Писа­тель и фило­соф из Онта­рио, Кана­да. Автор тём­но­го фэн­те­зи «Вто­рой Апо­ка­лип­сис» и ряда работ по про­бле­ме зна­че­ния, фило­со­фии созна­ния и транс­гу­ма­низ­му

rsbakker.wordpress.com

Последние посты

Архивы

Категории